Сирван Барзани: Главным приоритетом Пешмерга является возвращение в спорные районы

Сирван Барзани: Главным приоритетом Пешмерга является возвращение в спорные районы

Сирван Барзани, командующий силами Пешмерга на линии фронта Махмур-Гвер, говорит, что главным приоритетом курдских Пешмерга является возвращение в районы, спорные между Багдадом и Эрбилем, и что они с оптимизмом ожидают, что продолжающиеся переговоры с иракской армией принесут плоды и помогут заполнить вакуум безопасности на спорных территориях, которые превратились в рассадник боевиков террористической группировки «Исламского государства» (ИГИ, запрещена в РФ).

Выступая в понедельник перед ИА Rudaw, Барзани сказал, что Киркук является ядром проблемы, и что обе стороны не договорились о том, как совместно работать в провинции. Пешмерга и иракская армия должны будут выработать механизм развертывания войск с учетом «деликатности» этого района, добавил он.

Он обвиняет последовательные иракские правительства в пренебрежении осуществлением статьи 140 конституции Ирака, что привело к давнему неразрешенному спору между иракским правительством и Региональным правительством Курдистана.

Барзани также заявил, что поддержка возглавляемой США коалиции жизненно важна в борьбе с ИГ, и назвал призывы к коалиционным войскам покинуть Ирак «самой большой ошибкой».

Следующее интервью было слегка отредактировано для ясности.


Rudaw: На каком уровне идут переговоры между Министерством по делам Пешмерга КРГ и Министерством обороны Ирака? Что является ключевым вопросом на пути достижения окончательного соглашения между обеими сторонами? Есть ли какие-то изменения?

После октябрьских событий между нами и иракской армией возникла определенная степень недоверия. В последнее время она улучшилась. Как вы знаете, последняя встреча состоялась в Багдаде, а последняя — сегодня в Эрбиле.

Вы хотите, чтобы Пешмерга вернулась в спорные районы, но иракское правительство не соглашается. Какое препятствие стоит на пути к соглашению?

Я не являюсь членом комитетов, но, как вы знаете, эти проблемы носят скорее политический, чем военный характер. Если политики не придут к соглашению, то военным командам будет довольно трудно решить эти проблемы. К счастью, они стали ближе друг к другу. Они ведут переговоры в Эрбиле. Мы надеемся, что соглашение будет достигнуто. Мы должны понимать, что достичь соглашения по спорным территориям или курдским районам за пределами Курдистанского региона не так-то просто. Киркук — это препятствие. Мы не договорились о размещении сил в центре города или за его пределами. Обеим сторонам нелегко решить проблему чувствительности центра Киркука. В целом они очень скоро придут к соглашению, и есть планы создать крупный совместный координационный центр в Багдаде, один в Эрбиле и еще четыре координационных центра между Министерством обороны Ирака и Министерством по делам Пешмерга в Курдистане. Мы очень оптимистично настроены на то, что найдем решение.

Существуют ли параллельные политические переговоры для решения давних вопросов безопасности и военных вопросов?

Определенно. Если политики не придут к соглашению, Пешмерга и Министерство обороны Ирака ничего не смогут сделать. Проблема в первую очередь политическая, а не военная. Этот вопрос восходит к давним временам, к созданию иракской конституции и статьи 140. К сожалению, последовательные иракские правительства продолжали откладывать осуществление этой статьи, и референдум никогда не проводился в спорных районах. Эта проблема не входит в компетенцию правительства региона. К сожалению, это было результатом халатности сменявших друг друга иракских правительств. Политики продолжают переговоры по решению этих вопросов.

Каковы требования региона Курдистан или Министерства Пешмерга? По каким пунктам вы хотите договориться с Министерством обороны Ирака?

Соглашение направлено на ликвидацию ДАИШ (ИГ) с учетом того, что они укрылись на территориях между Пешмерга и иракской армией. Иракская армия не располагает достаточными людскими ресурсами, чтобы взять под контроль эти обширные территории. Проблемы затрагивают местных жителей ежедневно. Как вы знаете, они сжигают сельскохозяйственные угодья и убивают большое количество людей, особенно в районах Ханакина и Гермияна. Мы хотим создать стабильность в этих областях и обеспечить безопасность людей. Необходимо установить полный контроль над этими районами, подобный тому, который осуществляет Пешмерга. Это главное требование, которое мы должны согласовать, позволив объединенным силам присутствовать в них. Мы хотим, чтобы Пешмерга вернулась в те районы, которые были под их контролем до октябрьских событий [2017 года]. Безопасность спорных территорий должна быть гарантирована, особенно вокруг населенных курдами деревень.

Как командир Пешмерга, который управляет большой линией фронта, Махмуром и Гвером, как вы оцениваете деятельность ИГ, особенно вблизи Махмура? Какова их предполагаемая численность? Вы знаете, где они находятся?

Они очень активны, они много двигаются по равнинам Караджа. Карадж и Карачох соединены с Кайярой и другими районами на юге, с Хавиджой, через реку Тигр. В этом регионе они активны и постоянно перемещаются. Они свободно передвигаются по ночам. Их точное число не может быть известно, потому что они стали партизанской группой. На данном этапе мы можем подсчитать, что только на горе Карачох действует около 150 боевиков ДАИШ. Много раз отдельные и совместные операции проводились между Пешмерга и коалиционными группами при поддержке коалиционных беспилотных летательных аппаратов и военных самолетов. Некоторые люди могут не знать эту информацию, потому что мы не всегда можем объявить о наших операциях. За последние два месяца боевики ДАИШ подвергались бомбардировкам 34 раза, в результате чего погибло более 100 террористов. Это не малое число в то время, когда люди сомневаются в том, существует ли ДАИШ. Опять же, я не могу сказать точное число, но по крайней мере 100 террористов были убиты за последние два месяца.

Почему ДАИШ все еще присутствует в районе, где присутствуют иракские вооруженные силы, и коалиция неоднократно бомбила их? Почему они не были уничтожены?

Гора Карачох очень сурова. Длина горного хребта составляет 50 километров. Это правда, что гора окружена равнинами. С восточной стороны она имеет высоту более 800 метров. Южная сторона [под контролем Ирака], которая выходит на Карадж, очень изрезана, и именно там они прорыли туннели, в дополнение к многочисленным природным пещерам, которые они также используют. Это стало для них надежным убежищем. Они могут легко передвигаться по равнинам, потому что там недостаточно вооруженных сил, чтобы отразить их. Естественно, вы размещаете войска только в определенных местах. Они не могут присутствовать везде. Когда этот район находился под контролем Пешмерга, у нас был фронт лицом к лицу с террористами, мы рыли траншеи, и это место полностью контролировалось силами Пешмерга. Даже если один из бойцов ДАИШ захочет перейти на другую сторону, мы его увидим. Другими словами, они так и не смогли добраться до горы Карачох. Это сейчас не тот случай. Равнина широко открыта для них. Тем не менее, в регионе есть люди, которые работают и координируют с ними либо из страха, либо из-за общей идеологии. Мы точно не знаем. Ясно, что они получают пищу и могут легко передвигаться и возвращаться в свои бункеры на горе.

Продолжают ли коалиционные силы оказывать помощь Пешмерга и иракской армии, особенно после того, как они прекратили свою работу из-за мер Ковид-19?

Во время начала вспышки коронавируса они сократили свою координацию и операции. Они активно занимаются координацией действий с Пешмерга. У нас поддерживается постоянная координация. Я говорю о нашем фронте. Я бы сказал, что мы проводим встречи каждые два-три дня. Они точно следят за горой Карачох и оказывают нам серьезную помощь. Без их помощи было бы очень трудно ударить по ним [ИГИЛ], потому что методы борьбы изменились, поскольку они прибегли к партизанской деятельности. Без технологий коалиции трудно убить их в таком большом количестве. То же самое относится и к их координации с Ираком. Самая большая ошибка — это призывы некоторых партий Ирака к выводу своих партнеров по коалиции. Если Ирак сделает это, он сильно пострадает, и ДАИШ еще больше углубит проблему стабильности, и они смогут контролировать многие районы.

Rudaw.net   —   Перевод Riataza.com

Об авторе

Похожие записи