Коронавирус может привести к тому, что США потеряет иракский курдский регион в пользу Китая

Коронавирус может привести к тому, что США потеряет иракский курдский регион в пользу Китая

С самого начала кризиса COVID-19 Китай работает над расширением своего влияния на КРГ с помощью медицинской помощи.

Ереван Саид 

Пандемия коронавируса дала Китаю возможность укрепить свои стремительно развивающиеся отношения с Иракским полуавтономным богатым нефтью и газом курдским регионом Северного Ирака (КРИ) с помощью медицинской помощи.

8 марта китайское правительство направило 200 000 масок для лица в КРИ, чтобы помочь курдскому региональному правительству (КРП) остановить распространение вируса в регионе.

В последующие недели Пекин доставил в КРИ еще несколько крупных партий медицинской помощи, содержащих различные виды средств индивидуальной защиты (СИЗ), медицинские приборы и тестовые наборы COVID-19.

Поставки помощи широко освещались и широко отмечались в СМИ КРИ. Например, 20 апреля Генеральный консул Китая в Эрбиле Ни Ручи и министр здравоохранения КРП Саман Барзинджи провели часовую пресс-конференцию, чтобы объявить о прибытии новой партии помощи.

Выступая перед китайскими грузовыми самолетами в Международном аэропорту Эрбиля, Ручи сказал, что Китай будет «другом народа Курдистана в трудные времена». В разгар кризиса генеральный консул Китая также появился на местных телеканалах в КРИ, предлагая советы курдскому народу о том, как принять необходимые меры для сдерживания вируса.

Китай также направил медицинскую бригаду в курдский регион, чтобы помочь КРП. Во время своего четырехдневного визита китайские врачи посетили местные больницы и провели дискуссионные форумы, чтобы поделиться своим опытом лечения коронавирусных инфекций со своими курдскими коллегами.

Китайские компании также скинулись, чтобы помочь курдскому региону во время кризиса COVID-19. 1 апреля China Oil HBP group, базирующаяся в Пекине компания по разработке нефтегазовых ресурсов, пожертвовала КРП 30 000 масок и 5400 комплектов для тестирования COVID-19.

Китайско-курдские отношения относительно новы, несмотря на  влияние доброжелательных политических взглядов отца-основателя коммунистического Китая Мао Цзэдуна на курдское движение за свободу.

Китай стал настоящим дипломатическим и торговым партнером иракских курдов только после свержения правительства Саддама Хусейна в 2003 году.

Джалал Аль-Талабани, тогдашний лидер Патриотического союза Курдистана (ПСК), который впоследствии стал президентом Ирака, нанес неофициальный визит в Китай в начале августа 2003 года. Впоследствии Китай посетили делегации от ПСК и Демократической партии Курдистана (ДПК). Высокопоставленные китайские чиновники незамедлительно ответили взаимностью на эти визиты.

В декабре 2014 года, когда группировка ИГИЛ(запрещена в России) была на пике своей мощи в Ираке, Китай продемонстрировал свою поддержку курдскому народу и региональному правительству, открыв генеральное консульство в Эрбиле. Китай решил направить дипломатов в этот регион в столь опасное время, поскольку полагал, что экономические выгоды, которые он получит в результате этого шага, перевесят риски. В то время КРП уже взяла под свой контроль богатую нефтью провинцию Киркук и построила там нефтепровод, соединяющий его с недавно построенным трубопроводом в Турцию, что позволило увеличить добычу нефти до 400 000 баррелей в день.

В прошлом году Китай заметно активизировал свои усилия по укреплению связей с регионом.

В апреле 2019 года Ли Цзюнь из Центрального Комитета Коммунистической партии Китая (КПК) посетил Эрбиль и официально пригласил президента КРИ Нечирвана Барзани в Пекин. Ли сказал Барзани, что председатель КНР Си Цзиньпин «признает жизненно важную роль региона Курдистан в борьбе с терроризмом и в разгроме так называемого Исламского государства».

Через несколько месяцев, в августе, китайский консул в Эрбиле Ручи на официальной странице консульства в Facebook выступил с видеообращением.

В послании на курдском языке Ручи заявил, что китайское правительство стремится развивать свои отношения с КРП, подчеркнув историческую дружбу двух народов, которая восходит к древнему Шелковому пути.

В октябре 2019 года делегация курдского Центра политического развития Чави, курдской общественной организации политического образования, посетила Китай по приглашению китайского правительства для развития китайско-курдских связей. В том же месяце Центр издал двухтомник «Управление Китаем», автором которого является председатель Си Цзиньпин, в котором он излагает свои мысли по вопросам управления, экономического развития и лидерства.

Кроме того, в октябре в Эрбильском университете Салахадин был открыт первый факультет китайского языка. Впоследствии, в ноябре 2019 года, в регионе впервые были открыты Китайский культурный и торговый центры.

Несмотря на эти усилия, отношения Китая с КРП до недавнего времени оставались ограниченными и поверхностными. Однако кризис КОВИД-19, наконец, предоставил Китаю возможность углубить и расширить свои отношения с регионом и стать сильным стратегическим партнером, который мог бы оказать решающую помощь в трудные времена.

Действительно, во время коронавирусного кризиса имидж и известность Пекина в Курдском регионе значительно улучшились. Простые курды, которые раньше рассматривали Китай исключительно как экспортера дешевых, но некачественных товаров и продуктов, стали воспринимать Пекин как мировую державу, способную обеспечить региону столь необходимую экономическую и структурную поддержку. Более того, все больше и больше курдов стали признавать Китай в качестве эффективного и мощного актора на ближневосточной политической арене, который мог бы повлиять на будущие международные перспективы КРП.

Китай может многое выиграть от укрепления своих связей с Эрбилем. Если Пекину удастся стать заметным игроком в КРП, он сможет не только получить значительные торговые выгоды, но и использовать их в качестве рычага давления на Турцию.

В последние годы Турция стала убежищем для политических организаций и НПО, которые работают над вопросами прекращения преследования тюрко-уйгурского меньшинства в Китае. Турецкое правительство также активно выступало по этому вопросу, призывая международные организации и другие государства ввести санкции в отношении Китая за нарушения прав человека в отношении уйгуров и других меньшинств.

Китай может попытаться использовать свое растущее влияние на иракский курдский регион, чтобы заставить Турцию замолчать, взаимодействуя с курдскими организациями и группами, защищающими права курдов в Турции. Хотя пока нет никаких признаков такого сотрудничества, инвестиции Пекина в развитие более прочных политических, экономических и культурных связей с курдами могут окупиться в долгосрочной перспективе.

Быстрое продвижение Китая в иракский курдский регион вполне может стать возможностью для КРП, но это представляет проблему для Вашингтона.

Соединенные Штаты являются основным поставщиком финансовой, военной и политической поддержки курдам в Ираке с 1991 года. Однако последние события существенно подорвали отношения между Эрбилем и Вашингтоном.

В 2017 году, после того как иракские курды подавляющим большинством проголосовали за независимость на референдуме, отвергнутом центральным иракским правительством как «неконституционный», президент США Дональд Трамп не смог поддержать иракских курдов. В результате иракские войска и шиитские вооруженные формирования, известные как Силы народной мобилизации, вытеснили курдов из Киркука. А примерно два года спустя администрация Трампа снова разочаровала курдов в Ираке, бросив своих союзников-курдов в Сирии. Все это привело к тому, что курды стали рассматривать США как все более ненадежного союзника и начали искать других сторонников.

Сегодня Китай, похоже, извлекает выгоду из угасающей популярности Вашингтона в иракском курдском регионе. В конечном счете, многоплановая информационно-пропагандистская стратегия Пекина, которая явно уже укрепляет экономические, культурные и политические связи между КРИ и Китаем, может позволить ему претендовать на роль первой глобальной державы в регионе.

Иракский курдский регион является одним из самых успешных проектов государственного строительства США на сегодняшний день, несмотря на его неудачи и недостатки в остальной части Ирака. Кроме того, КРИ с его огромными природными и людскими ресурсами имеет огромное геополитическое значение для США и их союзников. Вашингтон, который и без того находится в тупике с Китаем по многим вопросам, не может позволить себе проиграть КРП Пекину.

Но коронавирусный кризис, позволивший Китаю совершить значительное вторжение в КРП, также предоставляет такую же возможность и для США.

Эрбиль по-прежнему нуждается в значительной финансовой и медицинской помощи для управления текущей чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения. Курдский анклав находится в тяжелом положении из-за падения цен на нефть и решения Багдада сократить их долю в национальном бюджете.

Вашингтон может легко улучшить свой имидж в КРП, направив медицинскую помощь и помогая Эрбилю и Багдаду достичь приемлемого финансового соглашения.

Сегодня Вашингтон вполне может считать иракский курдский регион не одним из своих приоритетов. Но если он не предпримет быстрых действий, чтобы заверить иракских курдов, что США все еще поддерживают их, Китай может легко занять их место в качестве главного благодетеля — и лица, принимающего решения в регионе.

www.aljazeera.com     Перевод Riataza

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат самому автору и не обязательно отражают редакционную позицию «Аль-Джазиры» и Riataza.

Об авторе

Похожие записи