Мудрость или София?

Мудрость или София?

Автор этих строк хотел пойти в отпуск, понежится на турецком пляже. Но как всегда, подтверждается простая истина выдающегося советского востоковеда т. Сухова: « Восток, Петруха, дело тонкое».  Преподносящее сюрпризы.

Итак, Президент суверенного государства Турецкая Республика Реджеп Эрдоган своим указом предал храму Св. Софии статус мечети. И, конечно, в определенных кругах тут же началась истерика — «святыню превратили в мечеть. Трагедия! Конец света!»

А никакой трагедии не произошло. Указ Ататюрка от 1934 года был обусловлен тогдашней политической ситуации, когда он оказался между молотом и наковальней турецкого национализма с одной,  и национальными требованиями меньшинств страны, который конечно же в первую очередь зациклен на религиозной символике. Он поступил просто, по принципу «ни вашим, ни нашим».

Но сейчас ситуация изменилась. Возросла роль религиозного фактора плюс международно-политическая неразбериха. И простые люди  задаются сейчас, в общем, двумя немногословными вопросами – «Кто виноват?»  и «Что делать?».

Теперь на минутку отвлечемся от этих бурь и попробуем понять разницу между мечетью и храмом.  Собственно мусульманин может молиться в любом ритуально чистом месте, кроме бань, туалетов и кладбищ.  Православный христианин молится в храме, потому что он считает его местом живого присутствия Бога.

Стамбульский храм св. Софии – одна из святынь православного христианства. Но отнюдь не культовая, необходимость поклонения которой – это религиозная обязанность православного верующего. Поэтому храмы св. Софии существуют и ближе, чем Стамбул, а именно в Киеве, Новгороде Великом и Вологде. И культ «Софии» — как Премудрости Божией существует только в православном христианстве.

Президент Турции поступил не очень мудро с точки зрения  текущей ситуации, но ведь он исходил из турецких реалий, а не мнений кабинетных аналитиков, сидящих за тысячи километров от Стамбула с ее «Айя- Софией».

Прецедентом ситуация с «Айя –Софией» не является. За период Республики около 30  православных и армяно-григорианских храмов стали мечетями. И раньше тоже было.  Так в том же Дамаске церковь св. Иоанна была превращена в мечеть и сегодня это одна из достопримечательностей сирийской столицы.  Иерусалимская мечеть Куббат ас-Сахра («мечеть Омара») успела побывать во времена крестоносцев католическим храмом, а стоящая рядом «Аль-Акса» дворцом короля крестоносцев. И в Испании современной есть бывшие мечети, ставшие церквами. Или еще одна ситуация – на месте известного всем афинского языческого Парфенона сначала византийцы выстроили церковь, а потом  турки во времена оккупации – мечеть.

Вот почему приходится делать вывод, что последний шаг турецкого президента- это парадокс. Как политик, с точки зрения сиюминутной ситуации он сделал проигрышный шаг, явно. Как мусульманин поступил совершенно правильно.

Реджеп-бей, наверное, прекрасно помнит историю о том, как пророк Мухаммад разрешил приехавшим к нему эфиопским христианам молиться в мединской мечети по своему обряду, тем самым показав, что молитва в определенном  доме по определенному адресу для мусульман не культ и не критерий полноценности их религии. И пойдя на этот шаг, он вроде как спросил у общества «Вы в Аллаха веруете или в архитектурное сооружение?».  И руководствовался  железной логикой… христиан,  мотивируя свое решение тем, что в святое место нельзя продавать билеты.

То есть вопрос поставлен предельно четко: «Ты в Бога веруешь, или в архитектуру?». И проблема эта отнюдь не только турецкая.

Это проблема всего нашего мира в настоящее время.

Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» специально для RiaTaza.com

 В статье изложено исключительно личное мнение автора, не обязательно совпадающее с позицией редакции Riataza.com

Об авторе

Похожие записи