Конфликт Багдада с Анкарой может пойти каждой из сторон… на пользу

Конфликт  Багдада с Анкарой может пойти каждой из сторон… на пользу

Стремление Турции создать «коридор безопасности» для защиты от курдских группировок вдоль своих южных границ (от Африна, на северо — западе Сирии до гор Кандиль на северо-востоке Ирака)остается неизменным, несмотря на все военные и политические трудности. С середины июня турецкие военные нацелились на базы курдских боевиков на севере Ирака в ходе операций, получивших название « Орлиный коготь» и «Тигриный коготь», последовавших за операциями «Коготь-1-2-3» проводившихся в прошлом году вместе с операциями в анклаве между Телль-Абьядом и Рас-Аль-Айном в Сирии.

Продолжающееся наступление на запрещенную Рабочую партию Курдистана (РПК), которая опиралась на базы в северном Ираке в своей длительной вооруженной кампании против Анкары, отличается от предыдущих операций своими последствиями на местах и реакцией, которую она вызвала. Турция нацелилась на объекты РПК в Ираке еще с 1990-х годов. В ходе последней операции, начатой 15 июня, турецкие войска быстро увеличили число своих баз, поскольку обострилась напряженность в отношениях, как с региональным правительством Курдистана (КРГ), управляющим этим районом, так и с центральным правительством в Багдаде.

Кампания нацелена не только на районы Кандиль, Зап, Авасин-Басьян, Гара и Хакурк, где расположены лагеря РПК, но и на населенный езидами Синджар, и лагерь Махмур близ Киркука, где проживают курдские беженцы из Турции. По данным курдских источников, турецкие войска продвинулись на 50 километров (30 миль) вглубь Иракского Курдистана, создав 12 новых баз и контрольно-пропускных пунктов. Карта, опубликованная управлением связи Турции 6 июля, показывает турецкое военное присутствие на 37 объектах, по сравнению с 24  июня.

Кампания существенно затронула гражданское население этих районов. Иракско-курдская медиасеть Rudaw сообщает, что к настоящему времени из-за этих операций были эвакуированы 25 деревень. По словам Джаббара Явара, статс — секретаря министерства Пешмерга Курдистана, «только в районе Захо и Амеди за последний месяц было эвакуировано около 100 деревень. Ранее уже было эвакуировано около 450 деревень вдоль границы».

По данным Минобороны Турции, за первые 36 часов операции с помощью истребителей F-16, беспилотных летательных аппаратов и гаубиц было поражено более 500 целей РПК. По состоянию на конец июня, число пораженных целей составляло более 700 .

Эвакуация деревень и жертвы среди гражданского населения усилили давление на региональное правительство, в то время как реакция багдадского правительства, в котором представлены курды, оказалась более жесткой, чем ожидала Анкара. Иракский МИД дважды вызывал турецкого посла в знак протеста и предупреждал, что Ирак может вынести этот вопрос на рассмотрение Лиги арабских государств, Организации исламского сотрудничества и Совета Безопасности ООН. Он также пригрозил экономическими санкциями против Турции, настоятельно призвав вывести турецкие войска со всех объектов, которые они занимают, включая базу Башика близ Мосула.

Администрация Курдистана может быть раздражена растущим влиянием РПК в регионе, но она не может позволить себе игнорировать общественное давление против военных действий Турции. Курдский парламент создал четыре комиссии для изучения ситуации в приграничных регионах.

По меньшей мере, 27 мирных жителей были убиты в районах, подвергшихся бомбардировкам Турции за последние три года.

Изменение арабского отношения к турецким ударам внутри Ирака примечательно после многих лет, когда Анкара позволяла себе действовать против РПК.

Соперничество Турции с Египтом, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами заметно усилилось в последние годы, что привело к тому, что Лига арабских государств стала более активно выступать против растущего турецкого влияния на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Лига арабских государств обвинила Турцию в нарушении суверенитета Ирака и преследовании экспансионистских амбиций. Меняющееся арабское отношение послужило курдским интересам, одновременно ставя в неловкое положение суннитских действующих лиц в этом конфликте, которых Анкара еще несколько лет назад рассматривала как естественных проводников своего регионального влияния. В результате сунниты, объединенные с «саудовско-эмиратской» осью, стали избегать сотрудничества с Турцией.

Однако насколько могут быть оказаться напряженными двусторонние связи Анкары и Багдада? Предупреждения нового иракского правительства во главе с премьер-министром Мустафой Аль-Казими соответствуют ужесточающимся арабским настроениям по отношению к Турции, но означают ли они, что Багдад может рисковать крахом отношений с Анкарой?

11 июня, за четыре дня до последней трансграничной атаки Турции, глава турецкой разведки Хакан Фидан отправился в Багдад, чтобы встретиться с официальными лицами правительства аль-Казими. Согласно информации, полученной Al- Monitor, Казими, имеющий хорошие отношения с курдами, не хотел давать зеленый свет новой турецкой операции, поскольку борьба между Соединенными Штатами и Ираном и без того уже сотрясает Ирак. Но Турция все равно начала операцию.

Тем не менее, многие политические круги в Ираке не были бы заинтересованы в ссоре с Турцией в момент, когда большинство из них предпринимает свои главные усилия для сдерживания иранского влияния в стране. Тем не менее, Казими вынужден обратить внимание на растущую общественную чувствительность по поводу эрозии суверенитета Ирака, а также растущего гнева среди курдов.

Помимо реакции Багдада, турецко-курдская напряженность привела к замечательному побочному эффекту укрепления позиции Багдада по отношению к Курдистану. Ярость Турции по поводу проекта независимого Курдистана и растущее влияние РПК в регионе косвенно закладывают основу для нового обращения Багдада к Курдистану.

Последняя военная операция Турции предоставила Багдаду возможность развернуть войска вдоль турецкой границы в Курдистане, хотя и в небольших символических количествах. 22 июня центральное правительство направило в Дохук высокопоставленных военных чиновников для посещения мест турецких ударов и встречи с местными чиновниками, а затем разместило пограничников в нескольких населенных пунктах вокруг Захо. Хамада Дизаи, командующий пограничной охраной, сказал, что Турция предложила сотрудничать в вопросах безопасности границ.

В рамках своих планов «антикурдского коридора» Турция предложила также создать второй пограничный переход с Ираком в обход существующего, который ведет в Иракский Курдистан. Предполагаемый пункт пересечения границы в Овакое с турецкой стороны обеспечит маршрут в Тель-Афар и Мосул и позволит Багдаду восстановить некоторый пограничный контроль. Этот план, разработанный после провала референдума о независимости Иракского Курдистана в 2017 году, был  в подвешенном состоянии на фоне политической нестабильности в Багдаде, но Анкара не отказалась от него. В любом случае, возникающие возможности для сотрудничества с центральными правительственными войсками на границе совпадают с турецким планом «коридора безопасности» .

В настоящее время, однако, возвращение сил центрального правительства к границе остается ограниченным и отнюдь не изменяет ситуацию на местах. А состоят эти пограничные отряды в основном из курдов, а также некоторых арабов и туркмен.

Кроме того, успех и устойчивость плана коридора в целом остаются под вопросом. Операции и базы Турции, несомненно, ограничивают передвижение РПК, но опыт показывает, что огромные размеры этого района и его пересеченная горная местность препятствуют достижению окончательных и долгосрочных результатов.

Более того, РПК за эти годы стала способна организовываться в городских районах, как в Иракском Курдистане, так и в Сирии, а это означает, что контроль над горными перевалами и усиление беспилотного наблюдения, разведки, целенаправленных ударов и убийств не решат эту проблему.

Автор – Фехим Таштекин, турецкий журналист Al-Monitor Перевод RiaTaza.com

: https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/07/turkey-iraq-syria-pkk-operation-baghdad-ankara-row-escalates.html#ixzz6RlhoCtIv

Об авторе

Похожие записи