Пол Иддон: Турецко-РПК конфликт вступает в новую фазу?

Пол Иддон: Турецко-РПК конфликт вступает в новую фазу?

Последние данные свидетельствуют о том, что конфликт между Турцией и запрещенной Рабочей партией Курдистана (РПК) вступает в новую и важную фазу в свете заметного сокращения числа столкновений на юго-востоке Турции. Еще до того, как в середине июня началась последняя трансграничная операция Турции против группировки в Иракском Курдистане, подавляющее большинство столкновений между двумя противниками произошло в Ираке.

В докладе аналитика-исследователя Адама Миллера для проекта «Расположение и данные вооруженных конфликтов» (ACLED) говорится, что всего 23 процента столкновений между турецкими военными и РПК произошли на юго-востоке Турции, а 77 процентов — в Ираке в первые пять месяцев 2020 года. Гора Кандиль в Иракском Курдистане долгое время была убежищем для РПК в ее десятилетнем конфликте с Турцией.

Миллер и исследовательская группа ACLED по Ближнему Востоку сказали ИА Ахвалу, что это во многом соответствует «сезонным моделям конфликтов», наблюдаемым в течение многих лет.

«Нет ничего необычного в том, что столкновения между турецкими силами безопасности и РПК участились в конце осени, и до начала весны было зафиксировано лишь несколько нападений РПК на турецкие границы», — заявили они.

Турецкие операции против РПК обычно проводятся летом и заканчиваются к зиме, давая группе передышку и время для реорганизации.

Эта модель изменилась в последние годы, поскольку Турция продолжает наращивать операции против РПК в Иракском Курдистане зимой, препятствуя способности группы возобновить свои кампании в Турции следующей весной.

Турецкие вооруженные силы также поддерживают все большее число передовых оперативных баз и разведывательных сетей в Иракском Курдистане. В ходе своей последней продолжающейся операции «Коготь-Орел», начатой в середине июня, Турция всего за две недели увеличила число своих военных баз в Иракском Курдистане с 24 до 36.

«Согласно неофициальным сообщениям нападения РПК на турецкие войска, по-видимому, уменьшились в течение анализируемого периода, в то время как турецкие нападения на РПК привели к общему росту боевых действий; требуется дальнейший анализ, чтобы подтвердить эти тенденции», — заявили аналитики ACLED.

Они отмечают, что это может быть либо еще одной сезонной тенденцией, и в этом случае РПК возобновит свою деятельность в Турции в ближайшие месяцы, либо признаком того, что турецкие операции по обеспечению безопасности преуспели в ослаблении РПК, по крайней мере внутри Турции.

По сравнению с этим периодом прошлого года, по словам аналитиков, «произошел значительный сдвиг в отношениях с Ираком».

При этом аналитики считают, что крайне важно посмотреть, что произойдет в ближайшие летние месяцы, когда столкновения обычно происходят «более равномерно в Ираке и Турции».

Гюнеш Мурат Тезкур, заведующий кафедрой курдских политических исследований Джалала Талабани в Университете Центральной Флориды, также считает, что способность РПК совершать нападения в Турции уменьшилась с 2017 года.

Тезкур объяснял это несколькими факторами — от совершенствования военной техники Турции до геополитических событий.

«По мере того как Турция развивает свою воздушную мощь, в частности беспилотные летательные аппараты, она ограничивает традиционное преимущество партизан РПК, которым они пользуются в труднодоступных сельских районах», — сказал он Ахвал.

Кроме того, кампания Турции против РПК и ее сирийского отделения или ответвления Партии Демократического союза (PYD) «переместилась главным образом через южные границы Турции после турецкого вторжения в [северо-западный сирийский курдский анклав] Африн в начале 2018 года» и наступления на северо-востоке Сирии в октябре 2019 года.

Турецкие операции в Ираке и Сирии также направлены на предотвращение трансграничных перемещений РПК между этими двумя странами и Турцией.

«Следовательно, да, мы можем говорить о новой фазе турецко-РПК конфликта, который в основном происходит через турецкие границы с 2017 года, когда заканчивается городская стратегия РПК», — добавил он.

В то время как стратегия Турции преуспела в ограничении нападений РПК в Турции, Тезкур сомневается, что она может вытеснить либо РПК из Кандиля, либо PYD из северо-восточной Сирии.

Аналитики ACLED также полагают, что можно обоснованно утверждать, что турецкие войска успешно закрепили свой контроль над городскими районами на юго-востоке Турции после жестоких городских боев с РПК в 2015-16 годах, поскольку в последние годы почти не поступало сообщений о нападениях РПК из этих районов.

Резкое сокращение числа нападений может быть истолковано как успех Турции, поскольку «нет четкого альтернативного объяснения сравнительно низкому числу столкновений в Турции, такого как прекращение огня или явное определение приоритетности деятельности РПК в Ираке».

«Тем не менее, турецкие операции могут быть не единственным фактором, мотивирующим эту тенденцию», — заявили они. «Необходимы дополнительные данные и анализ, чтобы определить прямой причинно-следственный механизм между операциями 2015-2016 годов, предполагаемым ослаблением РПК и сокращением числа столкновений».

«Еще предстоит выяснить, сохранятся ли текущие тенденции в течение летних месяцев, когда активность РПК обычно набирает обороты».

Группа аналитиков из базирующейся в Анкаре независимой исследовательской группы «BlueMelange», специализирующейся на геополитических событиях в глубинке Турции, заявила, что последняя трансграничная операция Анкары «не является простой кампанией».

Различные этапы, которые они ожидают от этой продолжающейся операции, включают вторжение в северные районы Иракского Курдистана «и создание нескольких передовых постов управления районом на глубине от 5 до 20 километров в этом регионе», — сказали аналитики Ahval.

Турецкие вооруженные беспилотники «Bayraktar TB2» и «Anka-S», добавили они, также будут осуществлять 24/7 «точные удары и убийства». В то же время турецкие истребители-бомбардировщики F-16 и F-4 будут нацелены «на три важные базы РПК: Синджар, Махмур и Кандиль».

«Северные районы Иракского Курдистана полностью открыты для турецких вооруженных сил, чтобы сокрушить линии РПК, склады, пути снабжения и отрезать взаимосвязи между этими тремя важными вышеупомянутыми важными базами», — заявили они. — Эта последняя операция «Коготь-Тигр» — более сложная и надежная попытка расчистить все пути к Кандилю и обратно».

Исследователи также прогнозируют, что турецкие военные создадут «де-факто зону безопасности глубиной до 20 км, где будут развернуты военные системы и опытные коммандос».

«Эта зона будет базироваться для следующих этапов и шагов в направлении Синджара, Махмура и Кандиля», — сказали они.

Основная цель нынешней операции, по-видимому, состоит в том, чтобы разрубить связь «Синджар-Хафтанин, Хафтанин-Махмур и Хафтанин-Кандиль».

Затем Турция начнет оказывать давление на пограничные районы между Турцией и Иракским Курдистаном, а также на Иракский Курдистан и сирийские курдские регионы, чтобы еще больше ограничить передвижение РПК между Турцией, Сирией и Ираком.

Автор — Пол Иддон

Ahval.com — Перевод Riataza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи