Курдский Институт в Вашингтоне: По отношению к курдам, Анкара и Тегеран – два сапога-пара

Курдский Институт в Вашингтоне: По отношению к курдам, Анкара и Тегеран – два сапога-пара

Решение лишить курдский народ права на самоопределение сменилось столетием жестоких преследований со стороны четырех вновь образованных государств, оккупировавших части Курдистана, исконной родины курдов-Турции, Ирана, Ирака и Сирии. С момента своего основания эти четыре государства совершали этнические чистки и геноцид в ответ на любое проявление национальных устремлений или шагов к восстановлению самых начал собственной национальной идентичности. В то время как каждое из этих государств совершило бесчисленные крупномасштабные преступления против человечности в отношении курдов, исторически режимы, правящие Турцией и Ираном, были наиболее агрессивными и жестокими в своих преследованиях курдского народа.

Первое современное курдское государство, Республика Курдистан (широко известная как Махабадская Республика), была создана в 1946 году в границах Ирана и была насильственно ликвидирована в течение года шахскими войсками, а лидер республики Кази Мухаммед публично повешен. Десятилетия спустя, в 1975 году, шах Ирана подписал Алжирское соглашение с Саддамом Хусейном, тогдашним заместителем председателя Совета революционного командования Ирака, позволив иракскому режиму подавить продолжающееся курдское восстание. В 1979 году Аятолла Хомейни сверг шаха, провозгласив создание так называемой Исламской Республики в Иране и объявив «священную войну» курдам, потому что курды воздержались от референдума, одобряющего создание Исламской Республики. В октябре 2017 года иранский режим осуществил план нападения на иракских курдов с использованием своих иракских союзников  после референдума о независимости. В результате курдские власти в Ираке потеряли большие участки территории, а курдский народ пострадал от рук вооруженных лиц.

 

Положение курдов, находящихся под турецкой оккупацией, было аналогичным, хотя, возможно, и хуже. Вскоре после образования Турецкой Республики ее националистический лидер Мустафа Кемаль Ататюрк принял бескомпромиссную политику отрицания и жестокости в отношении существования большого курдского населения в новых границах государства, стремясь навязать единую  турецкую идентичность, всем гражданам независимо от этнического происхождения. Он подавил восстание, возглавляемое курдским лидером шейхом Саидом в 1925 году, убив тысячи людей, а позже совершил бойню в Дерсиме в 1937-38 годах, убив  еще тысячи людей. С момента своего основания турецкое государство отрицало курдскую идентичность и рассматривало любое проявление «курдскости»  в любой точке мира как угрозу.

Рабочая партия Курдистана (РПК) была основана в 1978 году в ответ на это продолжающееся отрицание и жестокость, а в 1984 году начала вооруженную борьбу за права курдов. РПК, созданная в ответ на бескомпромиссную политику турецкого государства по подчинению курдов, теперь используется турецким государством как предлог для нападения на  представителей этого народа по всей Турции, на Ближнем Востоке и за его пределами.  Тактика «выжженной земли» турецкого государства  против курдов привела к десяткам тысяч смертей и перемещению сотен тысяч людей. Она включала в себя массовое сожжение тысяч деревень, а также уничтожение кладбищ , культурных и исторических объектов. Все попытки создать легальные политические движения, представляющие курдский народ, наталкивались на сильную оппозицию со стороны турецкого государства, когда честолюбивые политики убивали, сажали в тюрьму или отправляли в ссылку курдских активистов, а политические партии закрывались одна за другой.

 

Во время недавнего референдума о независимости Иракского Курдистана президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не колеблясь встал на сторону Ирана и предпринял жесткие шаги против жителей региона, чтобы наказать их за выражение своих национальных устремлений, неоднократно угрожая и вводя жесткое экономическое эмбарго против региона, уже находящегося в тяжелом кризисе. И снова Эрдоган нацелился на иракских курдов.  Он, как и другие турецкие лидеры до него, никогда не ограничивал свою враждебность курдами, живущими в пределах границ Турции. В дополнение к стремлению дестабилизировать Иракский Курдистан,  Эрдоган  рассматривал самоуправляющийся курдский регион Сирии как враждебное образование, последовательно отдавая приоритет войне  против сирийских курдов вместо принятия любых шагов по борьбе с так называемым Исламским государством (запрещено в России), Аль-Каидой и другими джихадистскими террористическими группировками в Сирии, представляющими угрозу глобальной безопасности. Действительно, Эрдоган помог многим из этих джихадистских группировок и работал в координации с ними, чтобы уничтожить и вытеснить курдов в Сирии вместе с коренным христианским населением (ассирийцами, халдеями, арамеями, армянами) и другими группами. В октябре 2019 года в результате крупномасштабного турецкого военного вторжения в районы курдского большинства вдоль сирийской границы с Турцией погибли сотни и были перемещены сотни тысяч человек.

 

Турецкие военные нападали на Иракский Курдистан бесчисленное количество раз с 1990-х годов под видом борьбы с РПК, хотя бесчисленные жертвы среди гражданского населения по всему региону, которые стали результатом этих нападений, говорят совершенно о другом. Эти авиаудары вынудили многих мирных жителей покинуть свои дома на протяжении многих лет, последний раз в период с мая 2019 года, когда турецкие военные начали еще одно вторжение в регион во время маневра под названием Операция «Коготь», в ходе которого турецкие военные увеличили свое незаконное присутствие в Иракском Курдистане. В июне 2020 года Министерство обороны Турции объявило о начале новой кампании военной агрессии против Иракского Курдистана в форме воздушных и наземных операций под названием Операция «Коготь-Орел» и операция «Коготь-Тигр». В первый день этого последнего военного вторжения режим Эрдогана обстрелял непризнанный лагерь беженцев в Махмуре, в котором проживают курды, перемещенные из своих домов в Турции, езидский город Синджар, который все еще восстанавливается после геноцида исламистов, и несколько других мест в регионе. В регионе продолжаются нападения беспилотных летательных аппаратов на гражданское население, а мировое сообщество в ответ на эту продолжающуюся агрессию  в основном молчит.

 

Примечательно, что операции «Коготь Орла» и «Коготь Тигра» осуществляются турецкими военными в тесной координации с вооруженными силами Ирана, поскольку оба режима сейчас работают рука об руку, чтобы атаковать курдских оппозиционеров и терроризировать народ Иракского Курдистана.

 

Опасное время для курдов Ирака

 

Иракский Курдистан сталкивается с угрозами на многих уровнях. Внутри самого региона существуют внутриполитические споры, а в более широком плане внутри Ирака продолжаются разногласия между  КРП и  федеральным правительством в Багдаде, которые усугубляют продолжающийся экономический кризис. Из-за того, что Багдад удерживает бюджетные ассигнования Курдистанскому региону, Региональное правительство Курдистана (КРП) имеет  много миллиардных долгов и имеет мало рычагов для переговоров с Багдадом или правительствами соседних государств.

Некоторые иракские исламистские и националистические группировки высоко оценили недавнее вторжение Турции в Иракский Курдистан, поскольку это нападение на единственный признанный регион курдской государственности  в мире. Иран рассматривает Иракский Курдистан как проамериканский регион и, поэтому,  активно стремится усилить свое влияние и нарушить относительный мир, установившийся в регионе. Кроме того, курды вызвали гнев Ирана, отвергнув все призывы к изгнанию американских войск из Ирака и размещению международных сил в регионе. Иран не скрывает своего желания ликвидировать ирано-курдские оппозиционные группировки, базирующиеся в Иракском Курдистане, и теперь открыто сотрудничает с Турцией, чтобы напасть на регион,  выследить и убить диссидентов, базирующихся там, проявляя мало внимания к любым жертвам среди гражданского населения, понесенным в ходе их незаконных военных операций в регионе. Турция делала общее дело с Ираном и в течение многих лет помогала Ирану уклоняться от экономических санкций США. Убийство курдов всегда сближало лидеров этих государств, независимо от того, какой режим находится у власти.

 

После свержения диктатора Саддама Хусейна в 2003 году Иран стал самым влиятельным соседним  с Ираком государством. В то время, как шиитское большинство Ирака сейчас правит страной, Иран никогда не был заинтересован в содействии стабильному и процветающему Ираку. Напротив, Иран всегда проводил политику, направленную на дестабилизацию страны, одновременно расширяя возможности своих собственных союзников внутри Ирака.

Турция рассматривает Курдистанский регион Ирака и любую ситуацию, которая позволяет курдам заявлять о своем самоопределении, как угрозу, часто утверждая, что создание курдской автономной области в Ираке вызывает сожаление и что нечто подобное не должно произойти в Сирии. Эрдоган проводил антикурдскую политику своих предшественников, а также проводит неоосманскую политику, направленную на усиление влияния и военного присутствия Турции по всему региону, включая  все части Курдистана, другие регионы Сирии и даже Ливию.

 

Время противостоять турецкой военной агрессии

 

Продолжающаяся пандемия коронавируса и небрежное отношение администрации США к внешней политике в регионе только подтолкнули Турцию к нападению в любом месте и в любое время без каких-либо опасений. Иракское небо де-факто контролируется США с 2003 года, и США всегда ограничивали военные вторжения Турции и Ирана в регион, но этот подход, похоже, изменился при нынешней администрации США. Турция и Иран используют подход «Руки прочь» по отношению к США и стремятся создать новую реальность в стране, терроризируя и дестабилизируя единственную часть страны, которая была безопасной и стабильной с 2003 года. Если Турция успешно оккупирует большую часть Иракского Курдистана, то ни иракское правительство, ни США, ни любое другое западное государство, вероятно, не смогут изменить эту новую реальность. Например, во время курдской гражданской войны в 1990-х годах Турция построила военную базу в районе Бамарни провинции Дохук, которая находится примерно в полутора часах езды от турецко-иракской границы. С тех пор Турция из года в год расширяет свое присутствие в Иракском Курдистане, в одностороннем порядке устанавливая новые военные аванпосты и используя авиацию по своему усмотрению против населения региона. Турецкое государство будет и впредь грубо нарушать международное право и соглашения и всячески усиливать свою военную агрессию против курдов, включая тесную координацию с иранским режимом и продолжающееся спонсорство джихадистских террористических группировок. Политика «умиротворения» со стороны всех заинтересованных сторон, включая КРП, Багдад, США, Европейский Союз и арабский мир, будет поощрять жестокость и оккупационную стратегию турецкого государства, еще больше дестабилизировать Ближний Восток и иметь серьезные последствия для международной безопасности.

Сайт  Курдского института в Вашингтоне      Перевод    RiaTaza.com

https://dckurd.org/2020/06/29/iranian-and-turkish-regimes-two-sides-of-the-same-coin/

Об авторе

Похожие записи