Рожава: Загрязнение от нефти угрожает жизни людей

Рожава: Загрязнение от нефти  угрожает жизни людей

Курды северо-восточной Сирии получили мировую известность благодаря своей отваге в борьбе с Исламским государством (запрещено в России). Но сегодня они сталкиваются с бедствием, которое потенциально еще более разрушительно, подвергая риску жизни миллионов местных жителей: загрязнение нефтью.

По всему управляемому курдами региону, где проживает около 4 миллионов человек и где сосредоточена большая часть спорной сточки зрения собственности сирийской нефти, «черное золото», вытекающее из ветхих трубопроводов, и канцерогенные  отходы нефтепереработки загрязняют реки и ручьи. Когда реки разливаются, как это было совсем недавно в апреле, они распространяют свой яд на сельскохозяйственные культуры, точно так же, как тысячи рудиментарных нефтеперерабатывающих заводов изрыгают в воздух свои собственные ядовитые испарения.

Апокалиптические картины  выжженной земли и почерневшей воды, видимо, не произвели должного впечатления. Спорадические протесты привели к тому, что импровизированные нефтеперерабатывающие заводы были закрыты только для того, чтобы… вновь возникнуть  в другом месте.

В телефонных интервью Al- Monitor местные жители в пострадавших районах говорят, что болезни, включая онкологические, множатся. Все они просили об  анонимности, опасаясь возмездия со стороны властей, что является красноречивым признаком того, насколько «деликатна» эта проблема.

Аптекарь из восточной провинции Дейр-эз-Зор, где во всю развивается примитивная «самоварная» нефтепереработка, сообщил: «болезни, которые ранее исчезли, начали распространяться в наших краях вновь. Врожденные дефекты, менингит, воспаление кожи, острые респираторные заболевания. Что касается врожденных дефектов — мы видим много случаев. Гипотиреоз при рождении, талассемия, гемофилия. Что я знаю, так это то, что они распространены по всей провинции, но более всего –  в районах с нефтяными скважинами».

Он добавил: «Я из этого района; наши сельскохозяйственные урожаи сейчас ужасны по сравнению с 10 годами назад. Зеленые насаждения уменьшились. Большинство деревьев погибло из-за загрязнения почвы и воздуха».

Мохаммед Халаф, (псевдоним  журналиста-расследователя  из  Дейр-эз-Зора), описал процесс примитивной переработки нефти: « Местный «нефтеперерабатывающий завод» — это цистерна, заполненная   сырой нефтью. Они зажигают под ним огонь, и так происходит очищение, путем выпаривания сопутствующих , но не нужных компонентов. Производится дизельное топливо, бензин, газ и смазка. Эта операция производит дурно пахнущий дым, вызывающий болезни и наносящий ущерб окружающей среде, здоровью людей и животных. Даже одежду после того, как вы ее выстираете, вы будете вешать на веревки на крыше. Утром вы обнаружите, что одежда почернела от дыма. Однажды я наполнил бак для воды в своем доме, но забыл закрыть его на ночь. Я проснулся утром и обнаружил, что поверхность воды была вся в дизельном топливе».

Он добавил: «представьте себе, что иногда в течение дня над Дейр-эз-Зором вообще висит смог, похожий на черные тучи».

Проблема «левой» переработки может быть решена путем более жесткого надзора. Но загрязнение от протекающих трубопроводов, разливов нефти и прямого сброса властями отходов в реки повлияет на здоровье людей и животных на десятилетия вперед.

Поскольку западные доноры собираются сегодня в Брюсселе, чтобы обсудить помощь Сирии, надвигающийся экологический кризис на северо-востоке Сирии вряд ли войдет в повестку дня, и сирийские курдские чиновники не будут спешить жаловаться. Абделькарем Малек, министр энергетики автономной администрации, не ответил на неоднократные просьбы Al-Monitor о комментариях, равно как и министр окружающей среды: Озеф Лахду.

Давление на хрупкую экономику автономной администрации, которая в значительной степени опирается на постоянно сокращающиеся нефтяные доходы, а также чреватый опасностями характер ее отношений с сирийским режимом означают, что окружающая среда рассматривается как второстепенная проблема . То, кто и кому продает нефть и куда идет прибыль, остается крайне непрозрачным. Продажи режиму и менее документированная, но значительная торговля с Иракским Курдистаном и Турцией остаются  также спорными, поскольку люди, живущие в управляемом курдами регионе, страдают от хронической нехватки топлива.

Однако ни для кого не секрет, что за долю в нефтяном пироге местные власти покупают мир с беспокойными арабскими племенами, в частности с  племенем шаммар,   живущим близ иракской границы.

В октябре 2019 года, столкнувшись с возмущением, вызванным операцией Турции «Источник мира»  направленной против  поддерживаемых США Сирийских Демократических сил (SDF), президент Дональд Трамп заявил, что приказал нескольким сотням американских военнослужащих остаться на северо-востоке Сирии «для обеспечения безопасности месторождений нефти» и предотвращения попадания  доходов от ее продажи  в казну ДАИШ.  Но американские официальные лица пока не комментируют опасные для жизни последствия  кустарной нефтепереработки.

Высокопоставленный чиновник из автономной администрации подтвердил Al-monitor на условиях анонимности, что Соединенные Штаты не оказывают ни финансовой, ни технической помощи для решения этой проблемы. Президент Трамп пообещал защищать нефтяные объекты, и мы ему благодарны. «Но, конечно, он не несет ответственности за обеспечение производства, — отметил чиновник, добавив, — Но если будет какая-то помощь в этом отношении, только приветствоваться».

Госдепартамент  США не ответил на запрос  Al-Monitorо комментариях.

Чиновник утверждал, что автономная администрация издала закон «О прекращении деятельности  незаконных нефтеперерабатывающих заводов», но в связи с тяжелыми экономическими условиями его реализация была «смягчена». Он добавил, что местные власти организуют семинары для повышения осведомленности об опасности загрязнения нефтью.

Река смерти

Леденящий душу отчет голландской неправительственной организации PAX, который должен быть скоро опубликован, предлагает редкий взгляд на последствия хронической утечки и сброса из большого хранилища, расположенного в 15 километрах (9 милях) к юго-западу от города Дерик, которое раньше принадлежала государственной сирийской нефтяной компании.  В нем  собирается  вся сырая нефть, транспортируемая по трубопроводу, идущему непосредственно от нефтяного месторождения Рмейлан, которое охраняется  американскими войсками. Используя спутниковые снимки, PAX  отследила утечку с объекта под названием Gir Zero, которая началась еще  летом 2013 года. Открытые резервуары вокруг объекта начали протекать, и « значительная часть территории объекта почернела из-за разлива нефти и/или нефтяных отходов», отмечается в докладе. Затем, «где-то в сентябре 2014 года», спутниковые снимки показывают, что «был прорыт канал  для соединения с местной рекой. Он , вероятно, функционировал как своего рода клапан для сброса давления от разливов на месте, поскольку местные власти не имели достаточных ресурсов или возможностей для решения этой проблемы. Отходы попали в небольшой ручей, текущий на юг в Вади Румайла, приток более крупной сезонной реки Вади Аварид, которая протекает через 30 деревень и соединяется с рекой Евфрат».

Утечки нефти и загрязнение окружающей среды продолжаются и поныне, по словам руководителя программы «Гуманитарное разоружение» PAX Вима Цвейненбурга, который также является одним из авторов доклада под названием «Река смерти». «Приблизительная оценка показывает, что десятки тысяч баррелей нефти и сточных вод уже были сброшены в реки, и если это не будет остановлено в ближайшее время, это только усугубит экологическую катастрофу для тысяч семей, живущих в этом районе»,- сказал Цвейненбург в телефонном интервью Al-Monitor. Местная жительница, которую цитируют в отчете, считает загрязнении воздуха причиной  серии выкидышей, которые у нее были.

Самир Мадани, соучредитель  tankertrackers.com, веб-сайта, посвященного отслеживанию хранения и отгрузки сырой нефти, считает, что утечка могла продолжаться не менее 730 дней. «С предполагаемым накоплением около 60 баррелей сырой нефти в сутки, общий объем составит  50 000 баррелей   на данный момент»,- сказал Мадани Al-Monitor  в телефонном интервью. Мадани, который сотрудничал с PAX над докладом, добавил: «эта  утечка  продолжается и сегодня».

Новая волна сырой нефти захлестнула месторождения и деревни в Рмейлане в марте после взрыва, произошедшего в проржавевшей трубопроводной сети в этом районе. Нефть попала в близлежащие реки и загрязнила по меньшей мере 18 000 квадратных метров земли в деревне Хараб Абу Галиб и вокруг нее.

 

Сезонные наводнения усугубляют проблему. Более 80 000 акров сельскохозяйственных угодий вокруг Тель-Хамиса в мухафазе Хасака были затоплены в апреле загрязненной нефтью водой. Еще 20 000 акров земли  в Джазе, и Хасаке и 10 000 в Рмейлане также были затоплены.

Житель Джазы, пожелавший остаться неизвестным, рассказал Al-Monitor: «в прошлом люди использовали реку для орошения своих полей. Теперь это нефть, а не вода,  поэтому люди не используют ее для орошения. Что касается властей, то муниципалитет был здесь, они видели, что происходит, мы разговаривали. Но у них нет возможности  кардинально решить проблему. Они сделали только одно. Они послали бульдозер и сделали земляную насыпь вдоль берегов по обе стороны реки. Но это не решение проблемы. Насыпь идет не вдоль всей реки — только в определенных точках на протяжении 500 или 600 метров. Это было сделано не для того, чтобы защитить поля, а чтобы вода не затопила деревни. Вода обычно попадала в деревню, в жилые дома, вместе с нефтью».

Мужчина повторил жалобы на то, что автономная администрация в целом не реагирует на беды граждан. «Если кто-то говорит: «Я хочу пойти в автономную администрацию и подать жалобу, попросить о помощи», он определенно  с вами шутит. Такое просто невозможно. Чтобы был положительный результат, они не стали бы строить эти нефтяные объекты и сбрасывать нефть в проточную воду [в первую очередь]», — проворчал он.

По словам Хассана Партлоу, эксперта по окружающей среде программы ООН по окружающей среде (ЮНЕП), экологические и медицинские опасности, связанные с загрязнением нефтью на северо-востоке Сирии, намного перевешивают те, которые возникли в Ираке после нападения возглавляемой США коалиции на нефтяные активы, контролируемые ДАИШ. Кроме того, их гораздо труднее исправить, тем более что масштабы проблемы и ее общее воздействие остаются неизученными.

«Загрязнение нефтью Ирака было в значительной степени вызвано саботажем ИГ во время их вынужденного отступления. Пока не было серьезных инцидентов загрязнения, некоторые из которых длились несколько месяцев, это были разовые события»,  сказал  Партлоу в комментарии по электронной почте.

Он продолжил: «ситуация на северо-востоке Сирии более сложная, поскольку загрязнение нефтью является хронической проблемой, с момента начала кризиса почти десять лет назад. В то время как в случае Ирака нефтяная промышленность остается неповрежденной и находится под центральным [правительственным] контролем на северо-востоке Сирии есть тысячи “кустарных нефтеперерабатывающих точек, которые очень трудно контролировать из-за их свободного и передвижного характера. Наконец, в отличие от Ирака, разливы нефти происходят в главной сельскохозяйственной житнице страны. Густая речная сеть северо-восточной Сирии действует как канал, несущий нефтяное загрязнение в реку Хабур, приток Евфрата, и нет четкого конца в поле зрения или плана   как справиться с этой серьезной проблемой», — отметил Партлоу.

На этом пути стоит международная политика. Точно так же, как Всемирная организация здравоохранения не желала напрямую взаимодействовать с автономной администрацией, чтобы помочь ей справиться с пандемией коронавируса, опасаясь расстроить центральное правительство в Дамаске, ЮНЕП, вероятно, будет ждать официального приглашения от режима Башара Асада, чтобы вмешаться  в проблему на северо-востоке страны.

Но режим Асада мало заинтересован в том, чтобы помочь восстановить нефтяную инфраструктуру, если ему не позволят восстановить контроль над нефтяными месторождениями, чего Россия, ее главный союзник, буквально добивалась, когда наемники из ЧВК «Вагнер» пытались захватить защищенные SDF месторождения в Дейр-эз-Зоре, но были отбиты американскими войсками. Дальнейшие санкции, введенные в соответствии с «актом Цезаря», означают, что ни одна западная компания не рискнет инвестировать в разрушающуюся нефтяную сеть Сирии. А у Дамаска нет средств для финансирования ремонтных работ на нефтепроводах.

Официальный представитель SDF, выступающий анонимно, сказал, что потребуется до 100 миллионов долларов, чтобы вернуть месторождения Рмейлан и Аль-Омар, где находится большая часть нефти, на полную добывающую  мощность. До войны Сирия производила около 380 000 баррелей сырой нефти в сутки. Текущая добыча оценивается в 60 000 б/с, причем ,большая ее часть низкосортная.

Однако сотрудник одной из местных НПО утверждал, что сирийская нефтяная компания продолжает отправлять запасные части на нефтяные объекты на северо-востоке страны вместе с техническим персоналом. Такая динамика позволяет местным властям не брать на себя ответственность за загрязнение нефтью, поскольку автономное административное управление может направлять жалобы жителей сотрудникам центрального правительства, которые, в свою очередь, их «отфутболивает» обратно, в автономную администрацию.

Высокопоставленный чиновник автономной администрации оспорил эту версию событий, заявив, что в настоящее время штат на промыслах неукомплектован, а есть несколько техников и инженеров,  решивших  остаться и работать на местную зарплату. Так или иначе, присутствие США на нефтяных объектах вполне могло нарушить  ранее существующие договоренности.

Фабрис Баланш, географ и адъюнкт-профессор Французского университета Лиона II, который внимательно изучал Сирию, выражает скептицизм по поводу того, как долго продлится присутствие США.  Очевидные приверженность и доверие курдов к ним были сильно ослаблены решением Трампа отвести американские войска от турецкой границы перед турецким вторжением прошлой осенью.

 

«Я верю, что будет новое турецкое наступление и что оно будет нацелено на Кахтанию,- сказал он Аль-Монитору в телефонном интервью, имея в виду город с арабским большинством, который находится к востоку от Камышли и в окрестностях которого нефть. Анкара, вероятно, выиграет от колебаний Вашингтона в переходный период между президентскими выборами в США в ноябре и январе, когда новый президент будет приведен к присяге, чтобы сделать окончательный шаг, который отрезал бы Камышли от иракской границы, которая является единственным выходом курдского региона во внешний мир. Русские, скорее всего, поддержат турецкие действия на том основании, что они прижмут американцев в соседнем Рмейлане и вынудят их уйти. Главнокомандующий SDF Мазлум Кобане выразил беспокойство по поводу турецких планов в отношении Аль-Кахтании в январском интервью газете  Al-Monitor.

Тем временем нефтяное загрязнение беспрепятственно распространяется, заявил  главный редактор интернет-газеты JesrPress Абдель Насер аль-Айед. Он  добавил: «день за днем что-то накапливается в воздухе, в почве, в телах людей, и когда это достигает определенного уровня, это вызывает болезнь или смерть».

Авторы Дан Вилкофски, Амберин Заман      Al-Monitor     Перевод  RiaTaza.com

https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/06/northeast-syria-oil-pollution-kurds-refineries.html#ixzz6QwOwvdzz

 

Об авторе

Похожие записи