Al-Monitor: Сторонники Эрдогана: «Где деньги, Реджеп-бей?»

Al-Monitor: Сторонники Эрдогана: «Где деньги, Реджеп-бей?»

Турецкий суд 19 июня запретил доступ к контенту портала «Кислый словарь», одной из самых популярных социальных медиа-платформ в Турции. Речь идет о блокировке поиска по запросу «кошелек Эмине Эрдоган», пресловутой сумочке, стоимостью около 50 000 долларов, и она стала символом публичной критики роскошного образа жизни семьи президента и придворной элиты. Суд  также запретил читателям доступ к более чем 200 000 записям «Кислого словаря».

Существует интригующая картина на политической арене Турции. Усиливается угнетение государством свободы выражения мнений и доступа к информации. Все это время  публичные разговоры и обмены мнениями болтовня, особенно среди консервативного электората правящей Партии справедливости и Развития (ПСР), состоящего в основном  из владельцев малого бизнеса, становятся все более критичными. Последние события усилили видимость быстро нарастающей социальной напряженности. Даже самые верные сторонники ПСР спрашивают: «Где деньги — или, другими словами,  правильно ли расходуются государственные средства?»

15 июня кампания по сбору  пожертвований привела к уличным протестам и столкновениям между сторонниками ПСР и силами безопасности в Анкаре. После неудавшейся попытки государственного переворота в 2016 году Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что все погибшие в нем были «мучениками» (шахидами), а все раненые – «ветеранами».»Эти термины имеют не только религиозное, но и вполне осязаемое  финансовое содержание, такое как ежемесячные  выплаты. Обычно зарезервированные для солдат действительной службы или сотрудников Службы безопасности звания, эти  льготы и оклады реструктурированы соответствующим образом.

После попытки переворота Эрдоган сказал: «Эти мученики и ветераны-мои настоящие братья и сестры. Любой, кто причинит им боль, должен знать, что им придется отвечать передо мной». И именно Бинали Йылдырым, тогдашний премьер-министр, объявил: «любой, у кого даже ноготь поцарапан 15 июля, будет считаться ветераном.» В ходе кампании собрано более 300 миллионов турецких лир, которые в декабре 2019 года стали 339 миллионами турецких лир, будучи депонированными в банке под проценты», — заявил вице-президент Турции Фуат Октай.

8 июня, после нескольких месяцев переговоров и проволочек, группа ветеранов начала протест в Анкаре по поводу того, почему они до сих пор не получили надлежащего официального статуса ветерана и не получили обещанных четыре года назад денег.

15 июня, как сообщается, основываясь на информации о том, что Эрдоган находится в здании, они прошли маршем перед штаб-квартирой ПСР в Анкаре. Их скандирования были резкими: «Сойлу (министр внутренних дел)   выходи к нам!», «Центр террористической организации Гюлена находится здесь (указывая на штаб-квартиру ПСР)!» и «Предатели и мошенники!». Полиция жестоко набросилась на ветеранов.

В попытке дискредитировать протестующих некоторые тролли ПСР разместили твиты о том, что протестующие были не настоящими ветеранами, а членами движения Гюлена.

На следующий день после протестов предложение ультранационалистической «Партии добра» о немедленной выплате ветеранам было отвергнуто голосами ПСР и Партии националистического движения. А после разговора с министром внутренних дел протестующие решили отступить.

Высокопоставленный функционер ПСР на условиях анонимности заявил AL-Monitor : «Эти люди похожи на янычар Эрдогана. Теперь они переворачивают свои котлы и угрожают правительству, требуя удовлетворить их требования». Перевернув вверх дном свои большие котлы, янычары османских времен сигнализировали султану о своем несчастье.

Функционер  добавил: «В ночь переворота эти люди организовали через чаты WhatsApp защиту Эрдогана. В настоящее время насчитывается около 2700 человек, которым были обещаны льготы и выплаты. Только около 250-300, я полагаю, получили их. Около 1500 ветеранов или членов их ближайших семей получили государственную работу. Он откровенно признал, что этим людям были даны нереалистичные обещания. «В следующий раз будет сложнее найти мучеников для Эрдогана», — пошутил он.

Хотя переговоры между ветеранами и представителями правительства продолжаются, эти люди недовольны тем, что их права были заблокированы членами организации Гюлена, по их мнению, все еще находящимися в правительстве. Правительство было очень обеспокоено их протестами и пыталось отговорить их от выхода на улицы. Ветераны объяснили, что чиновники предложили им заплатить 1000 турецких лир ($146) через фонд, чтобы успокоить их, но значительная группа, вышедшая протестовать, отказалась от этого предложения.

Известный политический аналитик и писатель Левент Гюльтекин заявил Al-Monitor, что не рассматривает протест как восстание янычар. «Я скорее вижу, что люди, которые были преданными сторонниками Эрдогана, эмоционально реагируют на свои разочарования. Они были отодвинуты на задний план по мере расширения альянса Эрдогана с ультранационалистами и другими группами». Гюльтекин объяснил, что считает вновь созданные партии бывших высших элит ПСР отражением этого отчуждения и разочарования. Эрдоган, как известно, изменил курс в отношении своих основных сторонников-консерваторов и последователей «Братьев — мусульман», таких как те, кто стал жертвами флотилии «Мави Мармара» («Мави Мармара»- турецкое судно, шедшее с гуманитарным грузом в сектор Газа и взятое на абордаж кораблями израильской береговой охраны. Среди турецких участников акции имелись жертвы- RiaTaza). После многолетней поддержки их дела, в 2016 году Эрдоган резко отрекся от них.

Еще одной проблемой здесь является проблема сокращения ресурсов, которая бросила вызов клиентелистским отношениям Эрдогана с его  электоральной базой.

Идея о том, что ПСР, как и любая другая политическая партия, коррумпирована, но, по крайней мере, «делает бизнес», в значительной степени основана на отдаче, которую эти группы получили за свою лояльность, и, как подчеркнул Гултекин, «отсутствии доверия общественности к альтернативам. Теперь эти партийные  доходы не просачиваются вниз, и поэтому появляются альтернативы. В то же время,  оппозиционные мэры прозрачны в своих бюджетах. Они гордятся тем, что несут ответственность и транслируют в прямом эфире свои собрания по принятию решений».

Были большие обещания, данные сразу после попытки переворота и во время перехода к президентской системе, а теперь несбывшиеся ожидания порождают разочарование.  Это разочарование приводит к более громким требованиям знать, куда расходуются все государственные средства.

Гюльтекин связывает безразличие электората  ПСР к  обвинениям в коррупции с поляризацией в стране. «Хотя костяк эрдогановских избирателей считает, что это преувеличенные утверждения, но, например, по таким незначительным вопросам, как плата за пластиковые пакеты, которая напрямую затрагивает их собственные интересы, возникает возмущение.»Эрдоган должен осознавать растущее недовольство — в апреле банки предоставили кредиты более чем 300 000 владельцам малого бизнеса».

Подобные публичные выходки и столкновения с полицией — редкие явления в электоральной базе ПСР, но времена меняются. Сегодня даже самые преданные члены ПСР перешептываются в дружеских кругах  шутками о роскошном дворцовом образе жизни и печально известном кошельке  супруги президента.

 Автор-Пинар Трамбле, турецкая журналистка    Al-Monitor     Перевод   RiaTaza.com

https://www.almonitor.com/pulse/originals/2020/06/turkeylavishlifestyleofakpfigurescauseinhouserifts.html#ixzz6QjrpMGCl

 

Об авторе

Похожие записи