Шпионские страсти: что не поделили союзники по НАТО в Ливии

Шпионские страсти: что не поделили союзники по НАТО в Ливии

Обострение отношений Франции и Турции вышло на новый уровень

Ксения Логинова

Власти Турции арестовали четырех своих граждан по подозрению в шпионаже в пользу Франции. Это произошло на фоне резкого обострения отношений между двумя членами Североатлантического альянса. Между военными двух стран произошел инцидент у ливийских берегов, когда турецкие корабли не позволили французскому фрегату досмотреть грузовое судно. В результате президент Эммануэль Макрон обвинил Анкару в «опасных играх» в Ливии, а ее действия назвал примером «смерти мозга НАТО». Что не могут поделить союзники по Североатлантическому блоку — в материале «Известий».

Опасные игры и смерть мозга

Турецкие власти арестовали четырех граждан по подозрению в шпионаже в пользу Франции. Как сообщает газета Sabah, они собирали информацию «о различных религиозных и консервативных группах» в стране. Среди подозреваемых бывший сотрудник службы безопасности французского консульства Метин Оздемир. Мужчина признался полиции, что собирал данные для французской разведывательной службы DGSE.

Эта новость появилась на фоне и без того растущей напряженности между Францией и Турцией из-за ситуации в Ливии, где две страны поддерживают противоположные стороны. Очередное обострение отношений между ними произошло на прошлой неделе. Три турецких военных корабля у берегов Ливии не позволили французскому фрегату Courbet, который участвовал в операции НАТО Sea Guardian, досмотреть турецкое грузовое судно. В частности, французы хотели выяснить, есть ли на борту контрабандное оружие.

Фрегат ВМС Франции Courbet на базе в Тулоне

Фрегат ВМС Франции Courbet на базе в Тулоне

Фото: REUTERS
Сиртская крепость: почему подписание перемирия в Ливии вновь отложено
Стороны гражданской войны готовятся к генеральному сражению за стратегически важный населенный пункт

«Я возвращаю вас к моим заявлениям конца минувшего года о «смерти мозга» НАТО. Я считаю, что недавний инцидент это ярко демонстрирует», — резко высказался по этому поводу Макрон. Французский лидер также обвинил Анкару в «опасных играх» в Ливии. Минобороны страны назвало действия турок «исключительно враждебными и агрессивными».

В Турции все обвинения отрицают, заявляя, что опасные маневры как раз совершали французские военные. «Анкара в результате дипломатических и военных ходов, предпринятых в последнее время, теперь заставила ощущать свое присутствие в обширном регионе, от Ближнего Востока до Восточного Средиземноморья и Северной Африки. Теперь после всех этих выпадов Париж называет Анкару конкурентом. И Анкара считает Париж таковым, разумеется», — написала по этому поводу турецкая газета Milliyet.

В самом Североатлантическом альянсе занимать чью-либо сторону не стали, отделавшись дежурными фразами. «В этом инциденте [в Средиземном море] участвуют два члена НАТО, и у этих двух союзников по Североатлантическому альянсу совершенно разные точки зрения на происходящее. Поэтому военные НАТО сейчас проводят расследование, чтобы установить, что на самом деле случилось», — заявил по этому поводу генсек альянса Йенс Столтенберг, отметив при этом, что «все союзники по НАТО обеспокоены ростом российского присутствия в Ливии».

По разные стороны баррикад

Эмбарго на ветер: Турция организовала «воздушный мост» в Ливию
Самолеты военно-транспортной авиации Анкары активизировали полеты в преддверии большого наступления сил правительства национального согласия

Макрон и раньше заявлял о «смерти мозга» Североатлантического альянса. Причем в прошлый раз, в ноябре 2019 года, речь тоже шла о политике Анкары. За месяц до этого Турция начала военную операцию на севере Сирии, не заручившись поддержкой союзников по НАТО. В Анкаре заявление Макрона тогда приняли в штыки. Президент Эрдоган посоветовал французскому лидеру «проверить собственную голову на предмет смерти мозга».

На этот раз беспокойство Парижа вызывает усиление позиций Турции в Ливии. Помешать этому — одна из главных внешнеполитических задач Макрона. За власть в Ливии борются две основные силы — Правительство национального согласия (ПНС) под управлением Файеза Сарраджа, заседающее в Триполи, и Ливийская национальная армия (ЛНА) во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром. На востоке страны, в Тобруке, заседает палата представителей и действует свое «временное правительство». Франция и Турция оказались по разные стороны баррикад в этом конфликте: Париж поддерживает Хафтара, а Анкара с декабря прошлого года оказывает военную помощь ПНС — Турция, в частности, перебросила в Ливию оружие и наемников из Сирии.

Глава Правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж во время встречи с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу в Триполи

Глава Правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж во время встречи с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу в Триполи

Фото: The Media Office of the Prime Minister/Handout via REUTERS

Макрон обвинил Турцию в нарушении берлинских договоренностей по Ливии. На той конференции в немецкой столице участники договорились не поставлять вооружение в охваченную войной страну, а также не оказывать военную помощь любой из сторон конфликта.

Не НАТО мусорить: альянс переживает сильнейший раскол в своей истории
На пороге 70-летия организация всё меньше способна адекватно реагировать на новые угрозы

Поддержка турецких властей уже помогла Сарраджу, заставив Хафтара прекратить 14-месячную осаду Триполи и отступить к Сирту и муниципалитету Эль-Джуфра, которые открывают путь в район «нефтяного полумесяца». «Турецкий лидер, безусловно, не безвозмездно предоставил спасительную военную помощь. Когда нефтяные месторождения в Сирте будут отбиты у Хафтара, Турция должна получить лучшие контракты [на их разработку]», — пишет французская Le Figaro.

Издание отмечает, что Триполи и Анкара не только договорились о военном сотрудничестве, но и подписали соглашение о разделе исключительных экономических зон в Средиземноморье, поскольку целью Турции было заполучить четыре стратегические базы на ливийской территории: аэродромы Аль-Ватия (у тунисской границы) и Эль-Джуфра, а также порты Мисраты и Сирта, для того чтобы контролировать юг Средиземноморья. «Франко-британское вмешательство в Ливию в 2011 году стало самой серьезной внешнеполитической ошибкой за всю историю Пятой Республики. Мы не только породили хаос, от которого страдают все государства Магриба и Сахеля, но и предоставили золотую возможность нашему главному противнику в Средиземноморье — Эрдогану», — сообщает газета.

Войска ПНС в ливийском городе Тархуна

Войска ПНС в ливийском городе Тархуна

Фото: REUTERS/Ismail Zitouny
Ход фрегатом: Турция повышает ставки в Ливии
Военные корабли Анкары применили дальнобойные зенитные ракеты против авиации фельдмаршала Хафтара

Турецкие СМИ иначе объясняют нынешнюю политику Макрона в отношении Анкары. «Зависимость НАТО от Турции раздражает французов. И если другие страны, осознавая, что без Турции альянсу придет конец, пытаются выстраивать отношения с Анкарой соответствующим образом, то Париж ведет себя крайне вызывающе», — пишет журналист Haber7.

Он отмечает, что французские лидеры и до этого сознательно шли на обострение конфликта с Анкарой. Так, президенты Николя Саркози и Франсуа Олланд принимали у себя в Елисейском дворце руководство Рабочей партии Курдистана (РПК), которую в Турции считают террористической организацией. Эммануэль Макрон продолжил эту традицию. «Франция вымогала деньги у Каддафи, а затем, чтобы не платить долг, поспешно атаковала Ливию, приложила руку к линчеванию Муаммара Каддафи, а сегодня пытается воспользоваться хаосом, сохраняющимся в Ливии по сей день», — пишет турецкое издание.

Купить лояльность

Круговая Тобрука: зачем Хафтару единоличная власть над Ливией
Ключевые медиаторы конфликта, включая Россию, Германию и США, призвали фельдмаршала одуматься

Президент Франции пытается перетянуть на свою сторону Тунис — свой бывший протекторат. Отношения Турции с этой страной, чья территория раньше входила в состав Османской империи, в последнее время развивались довольно успешно. Желая расширить свое влияние в Северной Африке, Анкара помогала новым тунисским властям деньгами. Через аэропорт на острове Джерба осуществляются транзитные рейсы из Турции в Ливию с разными грузами.

На этой неделе в Париж по приглашению Эммануэля Макрона прилетал тунисский лидер Каис Саид. Главной темой их переговоров стала ситуация в Ливии. Однако стороны также обсудили и выделение Парижем кредита в размере €350 млн на поддержку тунисской экономики, которую пошатнул коронавирус. Макрон пояснил, что это только часть суммы: всего североафриканской стране планируют в течение двух лет предоставить €1,7 млрд на различные проекты в сферах здравоохранения и занятости молодежи. Аналитический ресурс Africa Intelligence в этой связи язвительно отмечает, что таким образом Макрон покупает лояльность Туниса, оказавшегося между Анкарой и Парижем в ливийском конфликте, ведь за несколько недель до встречи во французской столице Саид заверял Макрона по телефону, что его страна не станет занимать чью-либо сторону.

Президент Туниса Кайс Саид и президент Франции Эммануэль Макрон на совместной пресс-конференции в Париже

Президент Туниса Каис Саид и президент Франции Эммануэль Макрон на совместной пресс-конференции в Париже

Фото: Christophe Petit Tesson/Pool via REUTERS

Турецкий политолог Серкан Демирташ в разговоре с «Известиями» отметил, что Франция, нарушив резолюцию Совбеза ООН 2011, инициировала военную интервенцию в Ливию. «Амбиции занимавшего тогда пост президента Николя Саркози по превращению Франции в мировую державу ввергли страну в хаос. Его преемник Франсуа Олланд вел двойную игру, тайно оказывая военную помощь Хафтару и при этом на словах поддерживая правительство в Триполи, и еще больше ухудшил ситуацию», — сообщил эксперт.

Священные рубежи: что заставляет Турцию бороться за «Голубую родину»
Анкара стремительно наращивает военную активность в Восточном Средиземноморье

Он также добавил, что ОАЭ, Египет и Саудовская Аравия в страхе перед последствиями «арабской весны» объединили свои усилия, для того чтобы «подавить любое продемократическое движение» на Ближнем Востоке и в Северной Африке, иногда действуя открыто, а порой ведя подковерную борьбу. «В настоящее время все эти государства считают Анкару препятствием для реализации своих амбиций. Но ведь по сравнению с ними Турция стала последним государством, вмешавшимся в ливийские дела, к тому же она сделала это, подписав официальное соглашение с международно признанным правительством Ливии», — рассказал эксперт «Известиям».

Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков, в свою очередь, уверен, что у Турции в последнее время складываются очень напряженные отношения с Европой, действия Анкары в Ливии, бесспорно, вызывают недовольство в ряде европейских государств, в частности во Франции, которая исторически имела собственные интересы в Ливии. «Ситуация складывается так, что Турция в рамках своей проактивной, наступательной и иногда агрессивной внешней политики начинает сталкиваться с региональными и нерегиональными игроками, — рассказал тюрколог «Известиям». — Происходящее — часть разворачивающегося хаоса в системе международных отношений, инициированного изначально Соединенными Штатами, что привело к срыву многих договоров и договоренностей и в итоге к росту эгоизма отдельных государств и росту конфронтации между ними».

https://iz.ru/1028469/kseniia-loginova/shpionskie-strasti-chto-ne-podelili-soiuzniki-po-nato-v-livii

Об авторе

Похожие записи