Сулеймания находится в тяжелом положении

Сулеймания находится в тяжелом положении

В прошлое воскресенье я посетил больницу, предназначенную для лечения пациентов COVID-19. То, что Вы читаете здесь, — это рассказ врача, с медицинской точки зрения. Различия в  цвете кожи, симпатиях, идеологии и географическом положении людей не имеют для меня никакого значения. То, что я хочу передать из этого опыта, — это очень человеческая и очень настоятельная просьба о помощи.

Я собственными глазами видел человека, который изо всех сил пытался сделать хоть один уверенный вдох, но не мог. Измученный потоотделением и приступами непреодолимого кашля, он смог пробормотать только одну просьбу-дать ему кислорода. В конце концов, медсестры бросились к нему и начали оказывать первую помощь.

На пороге больницы стояли огромные очереди людей, отчаянно ожидающих своей очереди на тест КОВИД-19. Ситуация настолько вышла из-под контроля, что не всем посчастливилось пройти тестирование.

В тот день в провинции Сулеймания было объявлено о 206 случаях заболевания COVID-19. Доктор Сабах Хаврами, глава Департамента здравоохранения Сулеймани, говорит мне, что фактическая цифра намного выше.

«Тестирование предназначено только для обнаружения нашего врага — но коронавирус находится в наших домах, нам больше не нужно его искать», — сказал Хаврами. «Только представьте себе, в Сулаймании в день официально объявляется о 200 случаях заболевания. Чтобы получить подлинное число, вы должны умножить его на три или четыре.»

Одна из причин заключается в том, что помимо образцов крови и мазков, COVID-19 также обнаруживается с помощью компьютерной томографии, но министерство здравоохранения не регистрирует и не объявляет случаи, обнаруженные с помощью компьютерной томографии. «Это в дополнение к большому количеству людей, отправленных нами домой, и мы ясно знаем, что у них также есть КОВИД-19», — добавил Хаврами.

Сулеймания стала частью моего духа и крови. Там я начал изучать медицину, прожил два года и часто путешествовал, завязывая отношения, которые стали важной частью моей жизни. А теперь пришло время поделиться с вами тем бедствием, которое переживает Сулеймания, свидетелем которого я стал во время своего последнего визита в прошлое воскресенье.

Доктор Хади Осман, возглавляющий провинциальный штаб борьбы с  COVID-19, является энергичным и скромным человеком, который теперь посвятил себя в качестве государственного служащего борьбе с коронавирусом. Он также предупредил меня, что «цифры, которые мы публикуем относительно коронавирусных инфекций, намного меньше половины подлинного числа.»

Было около 11 вечера, когда мы приехали в городскую больницу. Доктор Осман очень активно выполнял свои обязанности. Он ни разу не дал понять, что в тот день работал  15 часов. Разговаривая со мной, он был занят тем, что отвечал на множество вопросов, которые получал в Viber и Messenger.

«Мы обнаруживаем вдвое большее число объявленных инфекций с помощью компьютерной томографии», — сказал мне Осман. — Тем не менее, мы отправляем домой еще несколько человек без каких-либо тестов, предписывая им изолировать себя в своих домах.»

«Семьдесят процентов тестов, которые мы проводим в Сулеймани, оказываются положительными»,-сказал мне доктор Зана Хамид, врач, который приобрел опыт работы с COVID-19 в Великобритании. «Это свидетельствует о том, что в Сулеймании существует большое количество инфекций.»

Сулеймания находится в ситуации, когда департамент здравоохранения города больше не обращает внимания только на цифры. Я разговаривал со своим другом, который был моим одноклассником около 15 лет назад в медицинском колледже Сулеймании. Я спросил его: из девяти человек, которые, как было подтверждено, умерли от осложнений коронавируса, сколько из них находились в вашей больнице?

«Какие девять смертей? Только в нашей больнице 14 человек умерли от коронавируса до 4 часов дня,» — ответил он, к моему удивлению.

Цифры больше не имеют значения. Все работники здравоохранения беспокоятся о том, как спасти жизни, а не объявлять цифры.

Проблема нехватки кислорода не дает покоя пациентам. Еще одной проблемой является постоянное несоблюдение инструкций по охране здоровья. Кроме того, есть партии, которые политизируют пандемию, чтобы подорвать доверие между правительством и общественностью. Эти партии  либо не знают, либо не заботятся о том, сколько людей ежедневно становятся жертвами этой пандемии.

«Есть партии, которым все равно, даже если 100 000 человек станут жертвами, они просто хотят  очернить или свергнуть правительство», — сказал Хаврами. — Вот видишь! Даже в вопросе о коронавирусе Сулеймания стала жертвой политического соперничества.»

Выйдя из больницы, я ночью прогулялся по улице Сахолака, чтобы посмотреть, как там идет жизнь. Мне казалось, что я в другом городе, а не в Сулаймании. То, что я увидел на оживленной улице, совершенно не походило на состояние больниц. С каждым человеком, которого я встречаю, я начинаю задаваться вопросом, есть ли среди них коронавирус. Я подумал, не передают ли они болезнь своим родственникам, пожилым людям, распространяя катастрофу. Кто может протянуть руку, чтобы спасти жизнь своих близких?

Тем не менее, есть люди, которые считают коронавирус заговором, составленным правительством, чтобы заставить общественность забыть о своей невыплаченной зарплате. Некоторые люди не носят маски, считая это хорошим способом отомстить правительству!

Без сомнения, существует задержка в выплате заработной платы медицинским работникам. Поэтому некоторые из них объявили забастовку. Это событие стало еще одним бременем для и без того хрупкой системы здравоохранения. Вы не можете представить, какая катастрофа постигла прекрасный город Сулеймания, если вы не посетите  больницу КОВИД-19.

Политика-это не моя сфера интересов и не мой опыт. Но я ясно вижу последствия политики для сектора здравоохранения Сулеймании. То, что политики безжалостно относятся к бедным жителям этого города только для достижения своих политических и партийных интересов, не только разрушает здоровье населения, но и использует финансовые кризисы и кризисы в области здравоохранения, чтобы заработать свои политические выгоды на проблемах измученных людей этого любимого города.

«Если бы кто-нибудь оказался на моем месте, он бы уже давно покончил с собой», — вздохнул Хаврами. Хаврами — мой близкий друг. Я знаю, что если бы он не был так силен, как сейчас, он не смог бы выполнить свой долг.

Как врач, работник средств массовой информации и гражданин Курдистана, я пытаюсь взглянуть на общую картину здесь. Сулеймания заслуживает более сильной поддержки со всех сторон. Сулаймания сейчас является эпицентром коронавирусного кризиса в Курдистане, очень напоминающим китайский город Ухань, где впервые вспыхнул вирус.

Все дело было в том, что Ухань всего за два дня получил огромную поддержку от китайского правительства, которое направило в город 42 000 врачей и медсестер. Но Сулеймания страдает от финансовых проблем и не имеет поддержки.

Сулеймания нуждается в нашей помощи. Давайте не позволим ей бороться в одиночку.

 

Доктор Арас Брадости возглавляет медицинский отдел Rudaw.

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают позицию Rudaw и Riataza.

Об авторе

Похожие записи