Путь к джихаду: иранские курды-сунниты ведут священную войну в Идлибе (окончание)

Путь к джихаду: иранские курды-сунниты ведут священную войну в Идлибе (окончание)

Хези 2 Соран: к международному джихаду

Хизи-2 Соран была беспартийной группой, поддерживавшей хорошие отношения со всеми тремя существующими фракциями  КIM. Ее   позиция «надфракционности» позволила бы группе вырасти в грозную силу.  Она  была создана в 1995 году,  и названна в честь города провинции Эрбиль, где К IM управлял важным  военным училищем, организованным й после автономии  в 1992 году.

 

Хизи — 2 Соран питала исторические обиды. Она хотела освободиться от зависимости  в поставках  KIM оружия от  КСИР, которые  прекратились в период противостояния с ПСК  в начале 1990-х гг.  Курдские джихадисты ремонтировали старое оружие  для повторного использования и создали издательство джихадистской литературы, чтобы расширить свой пропагандистский охват.

 

Давно установившийся принцип  КIM  заключался  в том, что это был исключительно курдский националистический исламский проект.  Однако  Хези 2 Соран обеспечивал подготовку иракских и сирийских арабских джихадистов, которые активно устремились к этой группировке. Ответственным за связь с арабскими джихадистами был Абу Абдулла Шафей; его инвестиции в арабских боевиков окажутся неоценимыми в долгосрочной перспективе и облегчат курдскую джихадистскую операцию в остальной части Ирака на долгие годы.

 

Группа расширила свои горизонты еще больше, когда она  установила транснациональные связи с ведущими богословами-джихадистами и направила группы бойцов в Афганистан для обучения. Курдские джихадисты направили делегации в Афганистан, чтобы встретиться с Бен Ладеном, главным архитектором международного джихада в конце 1990 – х годов, но единственным представителем, который, как стало  известно, дал клятву верности Аль-Каиде, был Тахсин Али Абдулазиз, сын соучредителя КIM Али Абдулазиза.

 

Наиболее радикальные из группировок КIMа – «Хези — 2 Соран» и две более мелкие группировки – «Таухид» и «ХАМАС» — объединились, чтобы основать «Джунд аль-Ислам» в сентябре 2001 года. Эта группа просуществовала около 100 дней, прежде чем слилась с  людьми Крекара  и стала «Ансар аль-Ислам». Эта группа  взял на себя ответственность за захват иракско курдского города Хавраман для того, чтобы создать «эмират Бьяра»,  где реализовывалось строгое толкование исламского права.  Здесь били плетьми  и казнили «неверных», тех, кто не подчинялся их режиму террора. Фаттахи, как известно, был частым гостем в  этом проекте, но  он не принимал участия в боевых действиях.

Эмират Бьяра: испытательный полигон

Эмират стал первым местом, где иракские  курды-джихадисты смогли контролировать территорию и установить правление, основанное на строгом толковании исламских законов,  здесь шло привлечение людей к реализации конечной цели джихадистов – созданию исламского халифата.

А курдские джихадисты из Ирана оказали жизненно важную трансграничную помощь в проекте Бьяра. Поскольку этот район находился под эмбарго со стороны ПСК, иранские курды создали важнейшие сети, которые незаконно обеспечивали этот район продовольствием, а также  (что особенно важно) помогали  принимать иностранных боевиков, желавших присоединиться к эмирату. Несколько сотен саудовских, иракских, сирийских, палестинских и иорданских иностранных боевиков были контрабандой ввезены в Бьяру благодаря помощи иранских курдских последователей Таухиди. Об этом  боевик «Ансар» Мала Мохсин Хамзаей, он же Абу Закария, сказал курдскому исследователю Мохтару Хушманду в  2011 году.

 

С помощью последователей Таухиди и присягнув на верность Шафею, некто Абу Мусаб аз-Заркауи, будущий лидер беспрецедентно кровожадной «Аль-Каиды» в Ираке, прибыл в Бьяру в начале 2002 года. Вскоре после этого Шафей приказал тайным ячейкам «Ансар» переправить Заркауи в Багдад, где тот в течение года тайно проживал в доме главного местного представителя «Ансар» Хаджи Мустафы. Хаджи Мустафа познакомил Заркауи с членами «Ансар» в Багдаде, но когда его охраник был задержан, Заркауи убедил членов «Ансар» присягнуть ему на верность, и начал кровожадную кампанию обезглавливания и бомбардировок. «Ансар» так и не простиил Заркави его стремления к власти, отказавшись полностью подчиниться его командованию, когда в ближайшие годы взойдет его звезда, как джихадистского лидера.

 

Фаттахи вернулся в Иран в конце 1990-х годов, где он возродил исламское движение иранских суннитов Таухиди. Движение было готово, когда «Джунд аль-Ислам», а затем и «Ансар аль-Ислам» обратились за помощью в  нелегальной транспортировке  боевиков. В свою очередь, члены движения получили военную подготовку от джихадистов, как иностранных, так и курдских,  собравшихся  в «эмирате», сообщили  Rudaw  три источника джихадистов в Иране, на условиях анонимности. Иранские курды, прошедшие подготовку в Бьяре, входили в состав бригады «Аль-Акса»  под руководством палестинского командира, сказал Абу Закария Хушманду в 2011 году.

 

 

Эмират представлял настолько серьезную угрозу, что американцы осыпали Бьяру ракетами «Томагавк» через несколько дней после начала войны с Ираком, а еще  через несколько дней удвоили свой удар наземным и воздушным наступлением. После потери эмирата остатки боевиков «Ансар аль-Ислам» собрались на ирако-иранской границе, где КСИР закрыл глаза на ночную контрабанду большого количества джихадистов в город Мариван на пикапах.

 

«Иранские курды, помогавшие «Ансар аль-Ислам» укрылись в Иране, “получили одобрение иранской стороны  на эту «контрабанду людьми» при условии, что перевозка [боевиков” Ансара»] будет осуществляться тихо и тайно, а моджахеды будут размещены на окраинах городов и в отдаленных районах» —  вспоминал Абу Закария.

 

Если боевики «Ансар» будут замечены группами в городах, их арестуют и депортируют обратно в Ирак, предупредили ирано-курдские сторонники своих единомышленников. КСИР распорядился, чтобы лечение раненых курдских  бойцов осуществлялось в тайне.

 

Некоторые члены «Ансар» привезли с собой свои семьи; некоторые были интернированы властями ненадолго,  на две короткие недели, а затем освобождены. У джихадистов «Ансар аль-Ислам» было негласное соглашение с КСИР не нападать на иранские войска, которого они по большому счету придерживались.

 

Несколько месяцев спустя некоторые джихадисты вернулись в Ирак, реорганизовавшись в новую организацию под названием «Ансар аль-Сунна» и осуществляя террористическую деятельность против курдских, иракских и возглавляемых США коалиционных сил.

Рассказы Абу Закарии Хушманду были подтверждены Rudaw двумя другими хорошо  знакомыми с ситуацией джихадистскими источниками в Иране.

 

«Золотой век» салафизма

 

Те, кто остался в Иранском Курдистане, смогли еще ближе и глубже познакомиться с идеей джихада. Салафитские центры появились в городах и деревнях по всем курдским регионам, поддерживаемые проповедниками, которые приехали сюда  через всю страну из Белуджистана.

 

Исследователь Хушманд провел более двух лет в тюрьме за свою политическую активность в курдских оппозиционных группах с 2010 года. Отбывая наказание в центральной тюрьме города Санандадж, он беседовал с джихадистами, которые составляли его сокамерников. Интервью велись в течение 11 месяцев, ответы на наводящие вопросы записивались на страницы 11 маленьких блокнотов и тайком вывозились из тюрьмы с помощью взятки охраннику для их  публикации, рассказал Хушманд Rudaw  из Германии, где он находится в эмиграции.

Он  исследовал  джихадизм задолго до того, как  оказался в тюрьме. Начиная с 2004 года, Хушманд лично  мог наблюдать, как джихадистская идеология метастазировала в Иранском Курдистане. Тогда  один иранский джихадист сказал ему, что это был «золотой век» саляфизма. Это продолжалось до 2009 года, когда джихадисты, поддерживаемые иранской разведкой, предали эти идеи ( саляфизм- течение в исламе, предлагавшее в религиозно-общественной сфере опираться исключительно на традиции и практики времен Пророка Мухаммада и первых халифов, которых они считали «праведными предками» (араб- ас саляфун ар-рашидун). Все дальнейшие изменения и дополнения к учению ислама объявлялись ими «бидааа» (араб-нежелательное нововведение», с которыми необходимо вести жесткую борьбу. Синоним понятия «фундаментализм» и в политическом дискурсе –«ваххабизм»- RiaTaza)

 

На фоне подъема джихадизма Фаттахи объявился в мечети в Пиштапе, бедном районе Махабада, и нашел благодатную почву для распространения экстремистских идеологий и завоевания огромного числа последователей. Столь же обездоленный район Мирава в Букане, провинция Западный Азербайджан, где Фаттахи имел связи, также был горячей точкой для радикальных проповедников.

Фаттахи и другие подобные ему проповедники  выступали против музыкантов и суфиев, посещавших могилы святых. Их ревностные последователи , разрушая суфийские святыни, нападали на тех, кто пил алкоголь и принимал наркотики, и лили  кислоту в лица женщин, которые осмеливались краситься (саляфиты считают, что практикуемое суфиями и некоторыми обычными мусульманами мазарам молитвенное поклонение  «вали улла» ( араб. «ближних к Богу», выдающихся наставников, наполный аналог христианских святых) нарушает важнейший принцип ислама- строгое Единобожие и означает придание Аллаху равного ему «сотоварища». Что у саляфитов считается «ширком» — единственным непростительным грехов. Насчет музыки имеется хадис, который саляфиты считают достоверным единственная музыка которую разрешил пророк- это бой в барабан. Инструментальное исполнение запрещено- RiaTaza.com)

Иранский Курдистан  захлестнула волна фанатизма, и крайний подход Фаттахи был осужден некоторыми исламскими учеными в стране. «Фаттахи был  заядлым спорщиком и вступал в жаркие дискуссии по поводу толкования религиозных текстов, даже с  учащимися медресе”, —   рассказал через посредника (по соображениям безопасности) источник,  знающего Фаттахи во время его пребывания в Махабаде. — Он очень любуется собой».

 

Проповедники также успешно поощряли своих впечатлительных молодых  последователей идти  путем  джихада за границей. К лету 2004 года, когда произошла первая печально известная битва за западноиракскую Фаллуджу, сформировалась высокоразвитая сеть джихадистов, имевших конспиративные квартиры в курдских районах. Сеть готовила молодых людей для поездки в Ирак и борьбы с американцами — явление,  в отношении  которого иранцы не видели ничего плохого в том, чтобы закрывать  на него глаза.

 

Тем летом один имам-националист  в Букане получил задание от  своего встревоженного друга найти молодого человека, который пропал без вести.

 

«Он попросил меня помочь ему найти его сына, ушедшего в салафитскую группировку», -рассказал мулла Хасан Вадж в интервью Rudaw в мае.

 

Вадж обратился к услугам друга-салафита, который был ненадолго задержан КСИР за свое участие в «эмирате Бьяра», но позднее  был отпущен и получил разрешение «продолжать распространять свое салафитское послание». В течение следующих двух недель мулла Хасан и отец молодого человека в сопровождении друга-салафита отправились на север, в Махабад, а затем в Урмию, посетив несколько безопасных домов джихадистов в надежде найти мальчика.

 

«Мы наконец нашли его. Его как раз собирались отправить в Ирак”, — вспоминал он. Вадж считает, что судьба  десятков других молодых людей не была столь удачливой.

 

В то время как Заркауи приобрел известность в Ираке за  неслыханный уровнем жестокости ( даже по меркам Аль-Каиды) в Иранском Курдистане появились новые, все более жестокие группы: сначала Катаиб-Каида в Курдистане, затем джихад и Таухид. Последний пошел по стопам Заркави, начав террористическую кампанию в городах Западного Ирана с 2009 по 2014 год. Большая часть руководства группировки была задержана и казнена в результате репрессий, организованных Хаменеи, кстати, страстным последователем джихадистских учений.

 

Там, где некоторые последователи «Ансар» смотрели на  долгосрочную перспективу, инвестируя в образование в области медицины, физики и инженерии наряду с войной, они рассматривали Фаттахи и другие группы,  атакующие иранские силы, как горячих,  но бездумных «головорезов от джихада». Но для того, что осталось от «Ансар аль-Ислама», приверженность приказу Усамы бен Ладена о том, что они не должны нападать на Иран, стала более трудной, поскольку другие члены группы были окружены иракскими.

 

Фаттахи был среди джихадистов, задержанных в ходе этого  разгона. С 2010 года он содержался в тюрьме Раджаи-Шахр близ Тегерана вместе с несколькими десятками джихадистов и другими религиозными заключенными-суннитами. Видео, просочившееся из тюрьмы, показывало, как длиннобородый Фаттахи произносит  импровизированный минбар  что-то вроде пятничной молитвенной хутбы (проповеди), язвительно нападая на иранские власти и коррумпированных лидеров исламского мира и призывая своих последователей распространять благородную борьбу.

 

-«Быть в тюрьме-это не единственный способ … есть и другие способы, это хиджра (миграция) и джихад», — проповедовал Фаттахи.

Хиджра в Сирию

Многие иранские и иракские курды находились в рядах ДАИШ, когда группировка захватила часть Ирака и Сирии летом 2014 года. Остатки «Ансар аль-Ислам» перегруппировались вокруг своего давнего оплота Мосула, теперь столицы халифата в Ираке, но упорный отказ группы присягнуть на верность Багдади и его халифату навлек на них прессинг   доминирующей ДАИШ, которая задержала и убила ряд членов «Ансар аль – Ислам». Некоторые ирано- курдские боевики остались с  ДАИШ, но тесные связи «Ансар аль-Ислам» с иранскими курдами означали, что другие присоединились к  ней  в Идлибе, чтобы быть принятыми тем, что тогда называлось «Джабхат ан-Нусра».

 

Фаттахи, по-видимому, был освобожден из тюрьмы Раджаи-Шахра в конце 2014 года, но его предупредили, что он будет казнен, если его снова арестуют. «Это был стимул для него покинуть страну,  сообщили Rudaw два  анонимных источника в Иране,  знавшие Фаттахи лично.

Фаттахи отправился в Сирию. Неясно, как он добрался до Идлиба, но в последний раз его видели в Иране в начале 2015 года. Время, когда Фаттахи был освобожден из тюрьмы, ознаменовало собой пик притока иностранных боевиков в Сирию, которые затем присоединились к фронту Нусра и ДАИШ.

 

Судя по всему,  курдская группировка «Мухаджерин Ирани» действовала в составе «Ансар аль-Ислам» вплоть до середины 2016 года. Но когда фронт «Нусра» сменил свое название на фронт «Фатх аш-Шам» и попытался консолидировать силы как против ДАИШ, так и против лояльных Асаду течений, «мухаджиры» присоединились к «Хайят Тахрир аш-Шам». «Ансар сохранил свою независимость, но продолжал работать с  «Хайят…» 2 июля 2016 года «мухаджиры» опубликовали свое первое заявление о присяге лидеру «Хайят» Джулани, призвав другие джихадистские группировки сделать то же самое.

 

После этого  иранские курды нашли теплый прием в Сирии, где они сталкиваются с соотечественниками-противниками в лице членов КСИР, помогающих режиму Асада. Муфтии «Хайят…» похвалили  мухаджиров  за их стойкость храбрость во время наступления на Хаму в 2017 году.

 

Во время визита в Идлиб в августе 2018 года муфтий  «Хайят…» Абу аль-Фатх аль-Фаргали напомнил суннитским иранским боевикам об их интернациональном  долге как джихадистов.

 

«Ваше присутствие здесь является стимулом для других иранских братьев либо прийти на эту землю и провести джихад, либо начать джихад на своей собственной земле [Иран] для суннитской  уммы,  потому что ваша земля изначально принадлежала ей».

 

Джулани заявил в интервью Международной кризисной группе в январе 2020 года, что  «Хайят…» «отказалась от транснациональных джихадистских амбиций и готовится сосредоточиться на управлении территорией, находящейся под ее контролем». «Единственная цель группировки сегодня-режим Асада», — заявил Джолани.  Его организация, считающаяся террористической организацией США и России, независима от цепочки командования Аль-Каиды, строго «сирийской», а не транснациональной исламистской повестки дня. По его словам, две связанные с  «Хайят» организации-ответвления «Аль — Каиды» Хурас ад-Дин и Исламская партия Уйгурского Туркестана, действующие  в Сирии уже семь лет, пообещали не использовать страну в качестве плацдарма для нападений за рубежом.

 

Хотя  «Хайят..», похоже, имеет «надежный аппарат безопасности, чтобы следить за своей иностранной дочерней организацией, некоторые иностранные боевики внутри Идлиба (например, туркистанцы) на самом деле сказали, что они воюют отчасти для того, чтобы накопить боевой опыт, который они позже могут применить в другом месте», — сказал независимый аналитик Сэм Хеллер Rudaw. С захватом Идлиба режимом и надвигающимися российскими войсками иранским курдам и другим иностранным боевикам, возможно, придется искать новые направления, неся с собой десятилетиями выработанную идеологию и военный опыт.

 

«Масштабы рассеяния боевиков-джихадистов из Идлиба в первую очередь находятся в руках России, —  сказал Хеллер. «Именно Россия решает, стоит ли допустить дополнительные военные действия Сирии в Идлибе. Таким образом, будущее  исламистского проекта  в Идлибе во многом зависит от того, насколько далеко Россия готова надавить на Турцию и в какой момент Россия решит, что ее собственные опасения по поводу Идлиба  окончены». Хотя Хеллер сказал, что он не уверен в том, что Россия будет настаивать на полном захвате Идлиба, «что будет иметь серьезные гуманитарные последствия и действительно нанесет ущерб турецким интересам».

 

 

Боевой опыт, накопленный в Идлибе, мог бы стать идеальным учебником для джихадистов на их пути домой, считает  Хеллер, возможно, катализируя курдский джихадизм подобно тому, как Афганистан или эмират Бьяра демонстрируют  это для курдских джихадистов прошлого. Тревожным показателем того, что может произойти, является то, что по меньшей мере 17 человек погибли в результате нападения джихадистов-смертников на Тегеран в июне 2017 года. Четверо из пяти членов команды, устроившей бойню, были из Хаврамана.

 

«Даже отдельные ветераны-репатрианты могут быть способны привлечь гораздо большее количество неопытных местных жителей и превратить их в нечто более опасное… если эти боевики вернутся в свои страны происхождения, они будут катализировать местную воинственность, например, предоставляя специальные знания и транснациональные связи или действуя в качестве ядра для местной ячейки», — добавил Хеллер.

 

Салафитская джихадистская идеология распространилась во всех уголках курдского региона в Иране, и сотни, возможно, тысячи молодых людей, таких как Закария и Фарук, готовы принять джихад, говорят эксперты Rudaw. В то время, как десятки салафитов остаются за решеткой в Раджаи-Шахре,  в 2019 году выпущен еще один перевод книги Сейида Кутба, сделанный…аятоллой Али Хаменеи..

 

Надвигается угроза наступления Дамаска и Москвы.  И мухаджиры говорят теперь, что их битва за Сирию-это всего лишь  остановка на пути  в войне, растянувшейся  на века.

 

«Возможно, мы не увидим плодов того, за что мы здесь боремся”- говорит боевик на  видео, опубликованном группой на этой неделе, — но, без сомнения, наши дети и потомки получат их».

Автор — Фазиль Хаврами Rudaw.net Перевод и комментарии RiaTaza.xcom

https://www.rudaw.net/english/middleeast/syria/23062020 .

 

Об авторе

Похожие записи