Путь к джихаду: иранские курды-сунниты ведут священную войну в Идлибе

Путь к джихаду: иранские курды-сунниты ведут священную войну в Идлибе

Закария сидел на заставе, в окружении оливковых деревьев, на одной из самых кровавых линий фронта в Сирии, полная боевая экипировка давила на его стройное тело. Неожиданно к нему присоединился его близкий друг Фарук. В то холодное январское утро 2019 года арабский боец должен был занять участок фронта вместе с Закарией, но он заболел, и Фарук вызвался заменить его. Они начали петь нашид, мусульманское песнопение, сжимая оружие в ожидании битвы.

Закария и Фарук – иностранные джихадисты, воюющие в Сахеле, районе, пересекающем воюющие провинции Латакия и Тартус на северо-западе Сирии. Они прошли тысячи километров от курдского региона Ирана, где четыре десятилетия этнической и религиозной дискриминации сделали местное население недовольным шиитским теократическим правлением. Тысячи молодых курдов-суннитов из Ирана искали утешения в проведении религиозной войны, или джихада, в Афганистане, Ираке, Сирии и за ее пределами.

В воздухе раздался свистящий звук, за которым последовал взрыв. Упала выпущенная из миномета мина..

«Я упал на землю, а Фарук упал на меня сверху, — вспоминал Закария в интервью, опубликованном джихадистской группой. — Осколки миномета пробили грудь и сердце Фарука. Из его тела лилась кровь.”

Закария был срочно доставлен в больницу. Он пришел в себя, опустошенный смертью своего друга. Вскоре его постигла та же участь: он был убит в Сахеле 5 августа 2019 года.

Да, курды были важной частью международной, продолжающейся борьбы против Исламского государства (ДАИШ) и других террористических группировок в Сирии и Ираке. Но меньшее количество курдов также на протяжении многих лет направлялось в эти две страны, чтобы выполнить свой религиозный долг в джихаде, на стороне ДАИШ, Хайят Тахрир аш-Шам (ХТС, ранее фронт Нусра) и других группировок.

Более чем через год, после территориального распада халифата ДАИШ в Сирии десятки тысяч иностранных джихадистов все еще воюют на передовой в Идлибе, на северо-западе страны. Их столь же «международным» противником являются в основном шиитские джихадисты, завербованные «Корпусом стражей исламской революции» (КСИР) Иране, Ливане, Ираке, Афганистане, Индии и Пакистане сражающиеся на стороне президента Сирии Башара Асада.

В условиях, которые могут спровоцировать еще одну гуманитарную катастрофу, сирийский режим и российские войска готовятся взять под контроль контролируемый «Хйят Тахрир аш-Шамс» район, где проживает, по меньшей мере, три миллиона человек, живущих в крайне тяжелых экономических условиях.

Линии предстоящего захвата еще не очерчены, но рассеяние боевиков, населяющих этот район, может иметь неисчислимые негативные последствия для международной безопасности, заявил Rudaw независимый аналитик по проблемам Сирии и Леванта Сэм Хеллер.

«Если в Идлибе возникнет хаос, и какая-то большая, неконтролируемая масса людей уйдет через границу, некоторые из этих боевиков могут сбежать с ними, а затем отправиться дальше из Турции, — сказал Хеллер. — С точки зрения международной безопасности, вполне возможно, что ликвидация этого идлибского кармана на самом деле может быть более опасной, чем попытка сдержать его. Для многих из этих групп главная угроза, по-видимому, заключается не столько в том, что они будут направлять атаки изнутри Идлиба, сколько в том, что им удастся покинуть Идлиб и добраться до другого места, где они могут оказать огромное разрушительное воздействие».

Нет точных данных о том, сколько курдских джихадистов в настоящее время базируется в Идлибе и вокруг него, но один источник джихадистов, хорошо связанный как с Ираном, так с Идлибом, сказал Rudaw , что их число может достигать 3000. Однако эта цифра может быть преувеличена, поскольку джихадистские группировки склонны раздувать цифры в пропагандистских целях.

Онлайн-клад «курдского джихада»

Rudaw удалось получить доступ к тайнику цифровых данных, включая объявления, фотографии и видео, которые показывают, что две джихадистские группировки в котором курды занимают высшие позиции, действуют в районе Идлиба. Из материалов следует, что за последние годы на поле боя погибли около двух десятков курдских джихадистов из Ирана. Зубаир аль-Курди был последним курдским джихадистом, убитым 16 мая. На вид ему было не более 12 лет.

Курдские боевики используют тяжелую артиллерию и орудия на линии фронта, а также самодельные взрывные устройства на автомобилях. Один из боевиков, Абдулла аль-Курди, 24 декабря совершил сокрушительную атаку на силы режима на юге Идлиба. Атака, снятая с беспилотника, была достаточно образцовой для того, чтобы быть превращенной в пропагандистское видео «Хайят…».

Расследование Rudaw в курдском районе Ирана показало, что эта сирийская группа активно пропагандировала здесь джихад и продолжает вербовать многих молодых курдов на поля сражений в Сирии.

Эти ирано-курдские джихадисты когда-то действовали в составе более известной группировки «Ансар аль-Ислам», сложно организованной и независимой курдской джихадистской группировки, которая неоднократно отказывалась подчиняться лидеру международного исламизма «Аль-Каеде».

«Ансар аль-Ислам» был основан где-то в конце 2001 года и приобрел дурную славу, когда вскоре эти джихадисты основали эмират Бьяра, мини-«Исламское государство» в высокогорье региона Хавраман, возле иракско-иранской границы.

Столкнувшись в 2016 году с нападением ДАИШ, так и сил режима на северо-западе Сирии, фронт «Нусра» ребрендировался как фронт «Фатх аш-Шам», прежде чем объединиться с другими группировками, чтобы консолидировать свою власть и сформировать «Хайят Тахрир аш-Шамс» в январе 2017 года.

Ирано-курдские джихадисты, приехавшие в Сирию, предпочли воевать под эгидой «Нусры», но сохранили собственное название и структуру. Они действовали как «движение мухаджиров иранских суннитов». Это была в основном курдская группировка, которая также включала в свои ряды джихадистов из арабских, туркменских, гилякских и белуджских районов страны.

Закария и Фарук были среди курдов, принадлежавших к мухаджирам (мухаджиры- так исторически называли мекканских сподвижников Пророка Мухаммада, совершивших с ним в 622 г. переезд (араб-хиджра) из враждебной тогда мусульманам Мекки в Ясриб (Медину). Впоследствии хиджрой стало называться любое переселение мусульман с враждебных исламу территорий, называющихся дар уль-харб (земля войны-араб), в дар уль-ислам (землю ислама-араб). Соответственнно, все, совершившие такое переселение считались «мухаджирами»- RiaTaza.com)

Эта группа присягнула на верность главе «Фатх аш-Шам» Абу Мохаммеду Джолани в июле 2016 года в заявлении, призывающем к единству между джихадистскими группировками. Главным муфтием или советником «мухаджирун» является Абдул Рахман Фаттахи, иранский курд, который начал свой путь к джихаду в начале 1990-х годов.

Выступая перед группой джихадистов в апреле прошлого года, Фаттахи ясно выразил свою веру в то, что жертвенное самоубийство является высшим религиозным долгом, превыше любого, сделанного даже сахабами пророка Мухаммеда или его первоначальными сподвижниками.

«То, что делают моджахеды [те, кто занимается джихадом] в наше время, будь то в Ираке, Афганистане или здесь, в Шаме [Леванте], хотя это и не больше того, что сделали сподвижники, но и не меньше, — сказал Фаттахи группе джихадистов в апреле 2019 года. -То, что делает террорист-смертник, похоже на жертвоприношение 50 сахабов». (сахабы- жители Медины, ставшие мусульманами, после переезда в этот город Пророка Мухаммада-RiaTaza.com).

«Благодаря тому, что Усама бен Ладен некоторое время возглавлял международный джихад, умма [всемирная мусульманская община] снова стала великой, и джихад больше не является странным», — сказал Фаттахи в Сахеле в июне 2019 года.

Деятельность Фаттахи воплощает в себе то, как насильственная джихадистская идеология распространилась в курдских районах Ирана с молчаливого одобрения иранской разведки и военизированных служб, позволив курдскому джихадизму вплестись в священную войну глобальных масштабов.

Предшественник Фаттахи

Фаттахи был мировоззренчески сформирован Абдулом Кадером Таухиди, иранским курдом-суннитом, учившимся в Халабдже, Иракский Курдистан, в середине 1970-х годов, а затем путешествовал по курдским районам Ирана, чтобы ознакомиться с его исламистскими религиозными течениями. Эти двое стали почти неразлучным дуэтом студента и преподавателя в 1990-х годах, сформировавшим курдский джихадизм на десятилетия вперед.

Исламская революция 1979 года в Иране и советское вторжение в соседний Афганистан вновь пробудили религиозную чувствительность в регионе. Революция была первоначально встречена с надеждой исламистами, которые думали, что она может привлечь возрождение исламской идентичности, ослабленной при шахском режиме.

Концепция джихада и государства, управляемого на основе шариата, пересекла границы шиитской секты, привлекая суннитских деятелей, таких как Таухиди, а также молодых стражей КСИР и их шиитских хозяев, включая Али Хаменеи. Будучи молодым шиитским священнослужителем, заключенным в тюрьму шахским режимом за свою активность, Хаменеи начал знакомиться с салафитской, джихадистской идеологией в начале 1970-х годов, переводя их публикации из тюрьмы. Другие шиитские священнослужители и ученые также с жаром читали труды теоретиков джихада, особенно египтянина Сайида Кутба, чьи труды стали каноном для нового революционного начинания в исламизме (Сейд Кутб 1906-1966 г- египетский богослов, философ, публицист, ведущий идеолог организации «братьев-мусульман. Отличался антиеврейскими, антизападными и антикапиталистическими взглядами. В 1966г. казнен по обвинению в участии в заговоре против тогдашнего президента Гамаля абд аль-Насра (Насера)- RiaTaza).

Вcе выглядело как призыв к новому, внесектантскому исламистскому правлению. Лидер революции имам Рухолла Мусави Хомейни сказал, что он хочет только реализовать доктрину Корана на практике. А Хаменеи был настолько тронут концепцией «исламской нации» Кутба, что даже поговаривали о том, что каждый «страж исламской революции» Революционная гвардия несет карманную версию книги «Исламские исследования» Кутба, о необходимости создания исламского государства, противостоящего доминирующему мировому порядку. Название персидского издания книги было изменено, на: «О чем мы говорим?».

Но три года послереволюционных переговоров между иранскими суннитскими лидерами, включая Таухиди, и членами шиитского руководства не привели ни к какому соглашению. К концу 1984 года Таухиди объявил о создании исламского движения для суннитов Ирана, якобы для защиты членов последователей этого направления ислама в стране.

Встречи по урегулированию разногласий с иранским правительством и представителями разведки спустя несколько месяцев также оказались тщетными, и тогда растущий Корпус Стражей Исламской революции (КСИР) вступил в войну с партизанскими курдо-суннитскими группами, отвергшими режим. Высший эшелон КСИР, включая покойного Касема Солеймани, оттачивал свое мастерство в борьбе с курдами.

Несколько месяцев спустя власти начали арестовывать последователей Таухиди. Казнь трех главарей группировки привела к тому, что Таухиди объявил джихад против режима. Два других современных курдских исламских движения, возглавляемые харизматичными лидерами Насером Субхани и Ахмадом Мофтизаде, выступили против вооруженной борьбы. По иронии судьбы, Таухиди пережил годы сражений, в то время как два других лидера были убиты «стражами».

Афганские добровольцы, прошедшие подготовку в лагерях близ Тегерана, направлялись КСИР на запад в Хавраман, где они должны были получить необходимый практический опыт, прежде чем их отправят обратно в Афганистан для борьбы с советскими войсками. Афганское присутствие в составе поддерживаемых Ираном сил предвосхитило нынешние столкновения на северо-западе Сирии между сторонниками Фаттахи, с одной стороны, и охранниками КСИР и их афганскими доверенными лицами-с другой.Сохранившиеся фотографии показывают подростков-афганцев на высотах Хаврамана, запечатленных как с тяжелыми пулеметами, так и позирующих с цветами в руках.

А Таухиди продолжал воевать в пограничных районах Халабджи с 1985 по 1987 год, когда репрессии Саддама Хусейна вынудили многих ведущих религиозных ученых, включая его учителей Таухиди, переправиться из Халабджи в Иран. Именно тогда, курды Халабджи пришли к выводу, что для борьбы с Саддамом необходима вооруженная борьба и идеи джихада начали набирать там обороты. Хотя у КСИР не было проблем с работой со светскими иракско-курдскими группами, противостоящими Саддаму, ряд его командиров в течение многих лет посещали лидеров курдских беженцев в западных иранских лагерях, пытаясь убедить их создать новую группу для борьбы во имя Ислама.

При поддержке КСИР Халабджа стала центром притяжения джихадизма, где местные сторонники движения и более мелкие джихадистские группировки объединились для создания исламского движения Курдистана (КIM), борющегося с режимом Саддама Хусейна в течение двух лет, прежде чем Иран отказался от поддержки курдских оппозиционных группировок. Неясно, назвали халабджские-джихадисты так свою группу KIM в честь группы Таухиди, но несомненно то, что курдские джихадисты в Ираке и Иране оставались сплоченными.

После восстания 1991 года курды получили свою собственную полуавтономную область, но вскоре она погрузилась в междоусобную войну за ресурсы между двумя основными партиями Иракского Курдистана, Демократической партией Курдистана (ДПК) и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК), создав хаос, способствующий усилению более радикальных элементов в КIМ, поднявшихся на поверхность и потребовавших более жестких мер против, в основном, светских политических сил. Разногласия внутри мусульманского движения углубились из-за того, должно ли движение участвовать в проекте строительства демократии Иракского Курдистана.

Среди этой суматохи молодой Абдул Рахман Фаттахи проскользнул через границу в Иракский Курдистан с группой других студентов для того, чтобы закончить свои религиозные исследования в медресе в Ранье, у подножия гор Кандиль. Его будущий наставник Таухиди укрылся неподалеку, поглощенный возобновлением собственных религиозных занятий.

«Весной 1993 года…мы начали наше религиозное обучение в медресе Раньи, принадлежавшего Исламскому движению Курдистана, — вспоминал Фаттахи в недатированном интервью -. Именно там я познакомился с «мамосте» (учителем) Абдулкадером [Таухиди]…он жил в лагере беженцев. Нам сказали, что он иранец и знает, о чем говорит…мы ходили к нему почти каждую пятницу на уроки, и нам говорили, что этот учитель уже давно ведет джихад в Иракском Курдистане и на границе с Ираном против иранского режима…он учил нас джихаду и «киталу» (исламским принципам вооруженной борьбы-RiaTaza ).

В лице Фаттахи Таухиди нашел страстного и заинтересованного ученика, которому он мог бы передать джихадистскую идеологию. Этот дуэт старался не втягиваться в ссоры «исламского движения» с другими партиями. Чтобы завоевать общественное расположение, стойкие члены движения чувствовали себя обязанными передать высшие посты горячим, популярным выскочкам. Внутри КIМ возникли три главных врага, порождая враждебность, которая очень осложняла жизнь среднестатистическому джихадисту.

Главным течением, была мэйнстримом движения была «Бенамала», или семья, группа проницательных исламистов во главе с соучредителем КIM Османом Абдулазизом, заинтересованная в участии в проекте регионального правительства Курдистана (КРГ) совместно с ДПR и ПСК.

Вспыльчивый молодой имам Али Бапир возглавил крыло, которое стало известно как «Комала». Бапир был печально известен тем, что убил своего собственного брата-подростка, который якобы вступил в сговор с режимом Баас, чтобы убить бойца КIM в конце 1980-х гг. Хотя он был известен как хороший и самостоятельный полевой командир, Бапир изо всех сил старался действовать в рамках, установленных стратегами КIM.

Крыло «аль-Ислах» (араб- улучшение, реформа) возглавил Молла Крекар, который преподавал религиоведение в Пакистане в течение двух лет в 1980-х годах, где он встречался с такими фигурами джихадистов, как Абдулла Азам и Усама бен Ладен. Он стал главой военного крыла КIM и привнес в движение грандиозные планы, но был менее искусен в качестве администратора и командного игрока, порхая между линией фронта и далекой Норвегией, где жила его семья.

Напряжение между течениями было настолько явным, что Крекар признался в видеозаписи спустя годы, что он замышлял заговор против Абдулазиза с целью ослабить КIM в 1988 году, всего через год после того, как он присоединился к движению.

Именно на фоне этих переломов возникла группа джихадистов, которые хотели отойти от фракционности КIM и ее националистического исламистского проекта. Фундаменталистские элементы движения, наряду с другими меньшими джихадистскими группировками, объединились, чтобы основать ныне печально известную группу «Ансар аль-Ислам». А подразделение «Ансар аль-Ислам», Хези 2 Соран, сыграл особенно важную роль в создании многоэтнического, транснационального бренда возглавляемого курдами «джихадизма».

(окончание следует)

Автор — Фазиль Хаврами Rudaw.net Перевод и комментарии RiaTaza.xcom

https://www.rudaw.net/english/middleeast/syria/23062020 .

Об авторе

Похожие записи