ТУРЦИЯ:ОППОЗИЦИЯ РАЗОБЩЕНА, КУРДСКИЙ ВОПРОС ПРОИГНОРИРОВАН

ТУРЦИЯ:ОППОЗИЦИЯ РАЗОБЩЕНА, КУРДСКИЙ ВОПРОС ПРОИГНОРИРОВАН

Интервью с турецким политологом Ченгизом Аткаром

«Марш за демократию», организованный «прокурдской» левой  Демократической партией народов, начался 15 июня в Турции в знак протеста против политических репрессий против оппозиции. Цель, которая должна быть достигнута через пять дней,-Анкара, но полиция немедленно вмешалась, заблокировав протестующих, которые собирались двинуться из Эдирне на северо-западе и из Хаккари на юго-востоке, и произведя аресты. Правительство ввело временный запрет на  общественные собрания и переезды в города на основании рисков, связанных с эпидемией Ковид-19, а  губернаторы восьми провинций, через которые должен был пройти марш, закрыли административные границы, запретив транзитное прохождение.

Мы говорим о ситуации в Турции с Ченгизом Актаром, турецким политологом, экспертом по вопросам меньшинств и сторонником турецко-армянского диалога, которому он посвятил книгу «L’Appel au pardon» ( Призыв к прощению), опубликованную на французском языке в 2010 году. После двадцати лет работы в Организации Объединенных Наций Актар вернулся  в 2000 году к научной работе в Турции. В настоящее время он живет в Греции и преподает в Афинском университете на факультете турецких и современных азиатских исследований.

 

4 июня 2020 года депутаты от ДПН Лейла Гювен и Муса Фарисогуллары, а также депутат Энис Бербероглу от НРП  были лишены своих мандатов и заключены в тюрьму, доведя число депутатов в тюрьме до десяти. И никакой реакции в общественном мнении не последовало. Почему?

Вообще в турецком общественном мнении нет сочувствия к курдам. Ничего нового: есть много других выборных должностных лиц в парламенте или местных должностных лиц курдского происхождения, которые были уволены, заключены в тюрьму, подвергались пыткам, жестокому обращению многие годы. Этот процесс  возобновился в 2015 году, и очень немногих людей он беспокоит. А большинство просто этого не замечает. И то же самое происходит сейчас с этими тремя депутатами, двумя курдскими, одним турецким. Режим освободил турецкого депутата-кемалиста, и его партия немедленно забыла, что случилось с двумя другими депутатами.

Теперь о  ситуации в курдских провинциях: с 21 мэрами от ДПН, избранными в марте 2019 года, и по меньшей мере 27-ью курдскими мэрами, избранными на местных выборах 2014 года, арестованными и все еще находящимися за решеткой. Прибавим сюда  аресты правозащитников, журналистов и интеллектуалов. Можно ли говорить об этнических чистках в юго-восточных провинциях?

Большинство мэров было смещено, из 65 муниципалитетов, выигранных курдскими политиками на последних выборах, только 20 остались на своих постах, остальные отправлены в отставку. Правительство стремится политически  «зачистить»курдов, поскольку они не могут очистить их «этнически».

Вы верите, что это может измениться?

Я думаю, что это постоянная тенденция в турецкой политике игнорировать то, что происходит с курдами в целом, и на самом деле это одна из причин, почему турецкая оппозиция так разобщена против режима. И вот почему они никогда не смогут стать проблемой для этого режима, потому что оппозиционеры  не способны действовать сообща. Они не считают курдов равноправными гражданами. Это как расизм в Соединенных Штатах и в Европе. Они расисты, они ненавидят немусульман и ненавидят курдов. Одним из следствий этого является то, что в Европе проживает миллион курдов из Турции.

Какие перспективы есть у турецкого гражданского общества, чтобы защитить себя и вернуть себе право на самовыражение?

Турецкому гражданскому обществу был нанесен очень серьезный ущерб, и наиболее очевидным доказательством этого является случай Османа Кавалы, который является одной из ведущих фигур турецкого гражданского общества и находится в тюрьме уже 950 дней без единого конкретного обвинения против него. Весь мир жалуется на это, и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) потребовал его немедленного освобождения, но Турция не является страной, где господствует верховенство закона. Им наплевать на то, что говорят люди, и  тем более на суд по правам человека.

Верите ли вы, что в Турции есть праведные люди, чья инициатива вместе с поддержкой зарубежных групп может улучшить турецкую демократию?

Всегда полезно иметь поддержку, и есть много «праведников» в Турции и за рубежом. Но турецкое гражданское общество сейчас находится в таком тяжелом положении, что я не вижу, как внешняя поддержка может изменить ситуацию. Турция-это тоталитарная страна. Турция и режим должны быть изолированы, но изоляция режима может быть осуществлена только правительствами и международными политическими органами,  которые… этого не делают. Откровенно говоря, поддержка иностранных общественных организаций может оказаться недостаточной, чтобы достичь этого, пока правительства не решат изменить свое отношение. Особенно Германия, которая с радостью  продолжает продавать оружие режиму Эрдогана , и ЕС, который озабочен только проблемой беженцев. Ничто другое их не интересует.

Будущее Рожавы: сможет ли этот опыт федеративного самоуправления с различными этническими общинами (курдами, арабами, армянами, ассирийцами, езидами и туркменами Сирии) выжить?

Ситуация там стабилизировалась. Пока Идлиб является приоритетом для Турции, я думаю, что правительству будет очень трудно идти вперед и двигаться против Рожавы, потому что там сейчас находится  довольно сильная курдская армия. Было бы очень трудно воевать с этой армией, воевать в Идлибе и в Ливии, поддерживая два разных фронта. Ливия важнее.  Но война на слишком много фронтов, в конце концов, создаст проблемы для  Анкары.

Турция также была вовлечена в пандемию Covid-19. Обновленные статистические данные показывают около 180 000 случаев заболевания, 152 000 выздоровевших и только 4 825 смертей при населении в 83 миллиона человек. Судя по этим цифрам, Турция, как и другие авторитарные страны, похоже, справилась с пандемией лучше, чем многие западные демократии. Каковы причины успеха: эффективная система здравоохранения, жесткая изоляция или что-то еще?

Во-первых, успех очень относителен, потому что международные круги, особенно такие, как главный академический орган, который следит за статистикой пандемии, Университет Джона Хопкинса, не принимают всерьез турецкие и китайские цифры,  есть также много ученых в Турции и за рубежом, которые говорят то же самое. И на самом деле причин больше.

Первое: количество смертей, конечно, ничего не значит, Но цифры очень сильно зависят от количества анализов. Если вы сделаете меньше тестов, то получите меньше положительных результатов.

Второе: они не следуют рекомендациям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в отношении смертей, поскольку существует много смертей, причина которых косвенно связана с коронавирусом как вторичным эффектом. Эти случаи смерти не регистрируются как вызванные коронавирусом.

И третья причина, вероятно, связанная со второй: турки скрывают цифры, потому что они отчаянно хотят снова запустить экономику и более чем отчаянно хотят снова открыть туристический сезон. И конечно, это не сработает, никто не поверит, что ни одна европейская страна не позволит своим гражданам поехать отдыхать в Турцию, начать с Германии. Но есть и другие причины, по которым они выглядят так, будто правильно справились с пандемией. Во-первых, их расчеты  непрозрачны. Во-вторых, население очень молодо, и число смертей очень сильно связано с этим. И наконец, за последние пятнадцать лет они построили обширные частные медицинские учреждения, совершенно ненужные вначале, но теперь они полезны для работы с отделениями интенсивной терапии. Это основные причины, почему все выглядит так, как  будто функционирует нормально.

Интервью брала Вивиана Веструччи       Gariwo        Перевод   RiaTaza.com

https://en.gariwo.net/interviews/turkey-opposition-disunited-kurdish-question-ignored-22448.html

 

Об авторе

Похожие записи