Знаменитые курды: Риза Талабани – поэт и суфийский шейх

Знаменитые курды: Риза Талабани – поэт и суфийский шейх

Cудя по нынешним курдским медиа и социальным сетям фамилия Талабани сегодня не самая популярная в курдском сообществе из-за   обстоятельств  сугубо политического характера, свидетелями которых все мы были в последнее время. Однако сегодня хотелось бы обратиться к биографии выдающегося человека,  носившего эту фамилию и принадлежавшего к клану Талабани. Правда, он не был членом ПСК, создание которого не было еще даже в проекте в годы его жизни. Он был поэтом.

Речь идет о шейхе Риза ( Ризайе) Талабани, жившем в 1835-1910 гг.

Конкретных фактов о его жизни известно мало. Он родился в 1835 году в Чамчамале, близ Киркука. В возрасте 25 лет он направился в Стамбул, столицу тогдашней Османской империи на могилу курдского шейха тариката (ордена) кадирия Нуреддина Брифкани, где зачитал обширную, написанную им на языке фарси поэму о том, как ему пришлось добираться из Киркука, столицы тогда фактически независимого курдского эмирата Шахразур до Стамбула. Позднее Риза сам стал суфийским шейхом.

Здесь видимо надо сказать несколько слов о духовности тариката кадирия, поскольку она наложила свой отпечаток на все творчество поэта. Тарикат этот условно «иракского» происхождения, был основан Абд аль-Кадиром аль-Джилани на рубеже XI-XII столетий в Багдаде и сейчас является одним из двух (наряду с накшбандийя) суфийских направлений, наиболее распространенных по всему исламскому миру.  Это –  ортодоксальный исламский  тарикат и его учение предполагает, что вступление на мистический путь суфия возможно  только на основе полного соблюдения исламского шариата. Особенностью кадирия является акцент не на практики мистического экстаза, а на морально-этическое совершенствование. В частности кадириты используют учение о «трезвости» ( в смысле жесткого самоконтроля) суфийского наставника XV Джунайда аль-Багдади, при этом они отнюдь не проповедуют аскетизм. Эти суфии ( в отличие от накшбандийцев) достаточно «националцентрично» настроены и это отразилось в творчестве Талабани. Так в 1879 году, после того, как Османы аннексировали полунезависимый эмират Шахразур, присоединив его к Мосулу,  Талабани написал поэму на турецком языке, в котором выразил  сожаление и разочарования фактом превращения этих территорий из «курдских» в «турецкие». А еще одна из его поэм посвящена ностальгическим воспоминаниям детства, проведенном также в курдском эмирате Бобан (на стыке границ нынешнего Ирана и провинции Сулеймания),  до того, как он начал с середины позапрошлого столетия попеременно переходить  в руки либо Турции, либо Ирана.

Центр тариката кадирия и резиденция его  наследственного главы до сих пор находится в Багдаде в мемориальном комплексе (мавзолее) основателя аль-Джилани. Некоторые шейхи, имеющие всемирный авторитет, проживают в иракском Курдистане.

Риза Талабани писал свои произведения на курдском (сорани), арабском, турецком и персидском (фарси) языках. В своем творчестве он активно использовал элементы сатиры, острой полемики и ироничных эротических мотивов.

Скончался Риза Талабани в 1910 году, в возрасте 75 лет, по некоторым данным, в свой день рождения. Его поэзия до настоящего времени издавалась семь раз – в Ираке, Швеции и Иракском Курдистане. В  Сулеймании поэту установлен памятник.

Несмотря на все жанровое и стилистическое разнообразие поэзии Талабани, ее «красной нитью» является суфийская идея приближения к Богу и единения с Ним в любви. Емко и красноречиво это иллюстрирует следующее его стихотворение.

«Болезнь влюбленного»

Так суждено, я знаю это все, клянусь Аллахом

Убьет меня влюбленного болезнь

Приди, освободи меня от пут ее, Мой Лекарь.

Приди, позволь хрустальный стан Твой обхватить.

Да лопнет, враг меня сковавший, как пузырь надутый.

Что ж, сглазили меня… Страшусь разлуки боли

Что принесет мне смерть.  И не достичь тогда

Страны Того, Кого люблю  я

Пронзительный Твой взгляд меня парализует.

Столетним дервишем мгновенно сделав.

И  когда сердце ждет Тебя, о Облегчение жизни,

Я и терпенье ожиданья далеки между собой

Как Запад и Восток

Хоть каждому паденью – свой подъем

Но на пути к любви Твоей я только падал

Я вижу чистый лик Твой, аромат красы

И шейх  подумает  взглянув в Твой облик

«Зачем халат мне, четки и кушак

Коль  я несчастен так с тобой в разлуке?»

Помилуй же Ризу, ведь это так прекрасно

Помиловать идущего к Тебе.

Подготовка текста и перевод  Валерий Емельянов ИАЦ  «Время и мир»   для  RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи