Турецкая журналистка: «Среди пожилых граждан страны растет недовольство бессмысленной «блокировкой»

Турецкая журналистка: «Среди пожилых граждан страны растет недовольство бессмысленной «блокировкой»

От известных интеллектуалов до обычных пенсионеров, пожилые граждане Турции  выражают недовольство  правительственным решением  держать их под комендантским часом из-за пандемии COVID-19, в то время как для других возрастных категорий ограничения ослаблены.

Турция вступила в  новый режим  1 июня, когда большинство предприятий вновь открылись и возобновились междугородние поездки, а правительство стремилось возродить экономику, которая и так  уже «болела» до пандемии. Однако граждане в возрасте 65 лет и старше, за исключением владельцев бизнеса, остаются под комендантским часом, введенным 21 марта, через 10 дней после того, как Турция подтвердила свой первый случай COVID-19. Аналогичное ограничение сохраняется и для несовершеннолетних в возрасте до 18 лет.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган связал запрет с более высокими рисками, которые коронавирус представляет для пожилых людей, хотя правительственный план, по-видимому, ставит во главу угла экономику. И это вызывает опасения, что нынешний спад заболеваемости COVID-19 может  закончится второй волной эпидемии.

Аргументы  правительства едва ли убедили пожилых граждан, которым разрешено выходить на улицу только на шесть часов в воскресенье днем. Медики также призвали пересмотреть этот запрет, предупредив, что длительная неподвижность и социальная изоляция могут вызвать проблемы со здоровьем у пожилых людей.

Хорошо известные интеллектуалы находятся на переднем крае  борьбы за это. Поэт и  ученый Атаол Бехрамоглу — один из них. В видеообращении  от 1 июня, этот  78-летний мужчина сказал: «Мне что, нужно ларек открывать, чтобы иметь возможность на улицу выходить? Как же такая чепуха возможна? Я призываю всех ученых и людей искусства громко выступить против этого».

Поэт опроверг довод о том, что запрет был сделан для блага пожилых граждан.  «Все находятся в опасности. Те, кто управляет страной, также находятся в группе риска», — сказал он.  А говоря о «свободных часах» для прогулок  по воскресеньям он проворчал: «это все равно, что позволить человеку выгуливать свою собаку только  по воскресеньям. Это унизительно и очень позорно». Он призвал своих коллег протестовать, бойкотируя свободные часы в это воскресенье.

Чувство остракизма и дискриминации было широко распространено среди пожилых людей с тех пор, как они стали первыми, кто столкнулся с ограничениями пребывания дома более 70 дней назад. В первые дни введения  комендантского часа видеозаписи издевательств молодых людей над пожилыми людьми,  вышедшими на улицу, включая молодого человека, выдававшего себя за сотрудника правоохранительных органов, вызвали широкий резонанс, приведший к судебным искам против некоторых преступников и извинениям со стороны государственных чиновников.

«Мы что, чумные, что ли?»- воскликнула актриса Гульсен Тунджер в недавней программе на телеканале Arti TV, когда она поддержала призыв Бехрамоглу к пожилым гражданам выступить против запрета.

Бурхан Озтурк, 65-летний отставной государственный служащий из Измира, сказал Al-Monitor: «Я не чувствую, что нахожусь в группе риска. Я чувствую только одно –  меня подвергли остракизму.  Уж мы-то как раз та группа, которая лучше всех знает, как защитить себя. Если нам не разрешают выходить на улицу, то никто не должен этого делать, в том числе и чиновники».

Для многих пожилых граждан комендантский час означает трудности в удовлетворении их повседневных потребностей. «Нам разрешено выходить только по воскресеньям. Но банки и почтовые отделения  в этот день закрыты, — сказал Озтюрк.  — А как же мы будем снимать деньги? Как же мы будем оплачивать счета? Разве мы должны просить в долг  у соседей и друзей? Где же тут логика?»

Вспоминая  левое революционное движение в Турции в конце 1960-х годов, Озтюрк добавил: “Мы- поколение 68-го года, и  его огонь все еще горит внутри нас.  Поэтому, ребята, давайте жить дружно!.”

Для Алааттина Дениза, семидесятилетнего жителя Стамбула, социальная изоляция -самое трудное. «Больше всего я скучаю по своим детям и внукам,- сказал он АL-Monitor, добавив, что купил попугая для компании.

«Я сижу дома и разговариваю с птицей, но она меня не понимает!» , — пошутил он.

Некоторые пожилые люди планируют демонстрации в свободное от работы время в воскресенье. По словам адвоката Сениха Озая, протесты планируются в черноморском городе Зонгулдак, но, учитывая растущее разочарование, они, скорее всего, распространятся и на другие города.

Стремясь добиться отмены этих ограничений, Озай обратился с петицией  в Конституционный суд Турции  и в Страсбургский Европейский суд по правам человека, утверждая, что принятые ограничительные меры  являются неадекватными  и дискриминационными.

Благодаря адвокатской конторе, которой он руководит, 80-летний Озай больше не подпадает под действие комендантского часа, но «домашний арест» уже дал о себе знать. «Мне трудно ходить, и я пользуюсь тростью. С моими костями происходит что-то странное, — сказал он. — Я ничего не мог делать дома.  Сначала  похудел, а теперь снова прибавил в весе. У меня диабет. Запрещение людям старше 65 лет  выходить из дома разрушает их».

В то время как пожилые люди замышляют свое сопротивление, ограниченное их домами и квартирами, другие турки стекаются в торговые центры и морские курорты.

Автор — Сибель Хуртаc, турецкая журналистка

Al-Monitor     Перевод   RiaTaza.com

В статье изложено исключительно авторское видение ситуации.

 

https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/06/turkey-elderly-up-in-arms-over-nonsense-coronavirus-lockdown.html#ixzz6OaU7i2br

Об авторе

Похожие записи