Al-Monitor: Кто выиграет «военные» или «дипломаты».? Назначен третий спецпосланник России по Сирии

Al-Monitor:  Кто выиграет «военные» или «дипломаты».? Назначен третий спецпосланник России по Сирии

25 мая президент России Владимир Путин назначил своим спецпредставителем по развитию отношений с Сирией посла Москвы в Дамаске Александра Ефимова. Это вновь созданная должность и дополнение к двум уже существующим посланникам, работающим с Дамаском, — спецпредставителю Кремля по Сирии Александру Лаврентьеву и спецпредставителю президента по Ближнему Востоку, заместителю министра иностранных дел Михаилу Богданову. Ефимов сохраняет свою должность посла в  Сирии, которую он занимает с 2018 года. До этого назначения Ефимов пять лет проработал послом России в Объединенных Арабских Эмиратах.

Назначение Ефимова можно рассматривать  двойственно.  Это может помочь Кремлю найти правильный баланс между дипломатическим и военным сегментами российской внешнеполитической команды, курирующей Сирию.

Лаврентьев, до недавнего времени единственный представитель президента, сосредоточенный исключительно на сирийской проблеме, вообще ассоциируется с «военной» стороной. Его миссия включала в себя поиск компромиссов на переговорах с Турцией и Израилем, а также создание и управление  зонами деэскалации, предусмотренными астанинским и сочинским соглашениями, цель которых состояла в том, чтобы существенно расколоть оппозицию президенту Башару Асаду. Лаврентьев также пытался подтолкнуть Асада к символическим уступкам, необходимым для поддержания работы «конституционного комитета».

 

Создание самой «Астанинской платформы» — это детище российских военных в Сирии, стремящихся выжать как можно больше дивидендов из затянувшегося конфликта в стране. Более уместно то, что военные хотят видеть дальнейшее увеличение бюджета для усиления вооруженных сил и укрепления позиций России на Ближнем Востоке. Однако с точки зрения достижения политического компромисса в Сирии подход военных вряд ли оправдан. Достижение мира путем разоружения оппозиционных группировок и последующего включения повстанцев в состав контролируемого Россией 5-го корпуса может на первый взгляд показаться вполне приемлемым компромиссом. Это хороший план для сторонников режима Асада. Однако эти предложения делают Россию не столько арбитром, который может мотивировать элиту в Дамаске идти на компромиссы, сколько союзником (или даже частью)  режима.

 

Более того, у российских военных в Сирии есть проблема. Обвинения против Соединенных Штатов не имеют веса, не в последнюю очередь из-за  возможного репутационного удара, , когда российские государственные каналы представили видеоигры в качестве военных кадров. Попытки Минобороны отрицать какие-либо успехи возглавляемой США международной коалиции в Сирии также вызывают сомнения. Порой даже Кремль, помня о собственном имидже, старался дистанцироваться от позиции министерства. Одним из примеров является убийство лидера  ДАИШ Абу Бакра аль-Багдади. Первоначально Кремль поддержал Минобороны, поставив под сомнение американскую версию убийства Багдади. Однако позже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков опроверг эти утверждения.

 

Таким образом, новый пост Ефимова можно было бы считать противовесом военному влиянию в российской внешней политике. Новый спецпосланник может привнести больше экономической и дипломатической составляющей в задачу управления ситуацией в Сирии.

 

Второй аспект назначения Ефимова связан с задачей восстановления Сирии, которая постоянно поднимается в повестке дня Кремля. Прошлый опыт работы Ефимова с Объединенными Арабскими Эмиратами, союзником России и Сирии, который приобретает все большее значение, также может оказаться полезным.

Примечательно, что во время последней поездки Путина в Сирию в январе, российский лидер решил приземлиться в Международном аэропорту Дамаска, несмотря на сохраняющиеся угрозы безопасности, что, возможно, было признаком того, что аэропорт может продолжать работу. Действительно, в прошлом году несколько авиакомпаний, в том числе бахрейнская Gulf Air и эмиратская Etihad ОАЭ, рассматривали возможность возобновления полетов в аэропорт Дамаска. Российские бизнесмены, со своей стороны, проявили готовность финансировать расширение аэропорта за счет строительства дополнительного терминала. По некоторым данным, Россия даже попросила Израиль прекратить обстрелы аэропорта. В свою очередь Москва заявила, что это может помочь сократить объемы поставок Ирана через Дамаск.

 

ОАЭ сообщили Москве о своей готовности принять участие в восстановлении разрушенной войной экономики Сирии, испытавшей еще большее напряжение из-за западных санкций. Как российские дипломаты, так и сирийские ведут диалог с официальными лицами Абу-Даби. В какой-то момент губернатор Дамаска Алаа Ибрагим упомянул об интересе, проявленном некоторыми эмиратскими и иорданскими девелоперскими  компаниями к реализации нескольких проектов в Дарайе. Недавнее назначение Талала Аль-Барази министром местной торговли и защиты прав потребителей Сирии, заменившего сильно критикуемого Атефа ан -Надиа (чиновника, связанного с печально известным Рами Махлуфом), также имеет связи с ОАЭ.

 

Опыт работы Ефимова в ОАЭ, а также его знание гражданских и дипломатических дел делают его полезным дополнением к списку специальных посланников. Он может принести свои связи и уникальные перспективы для подачи информации и анализа непосредственно в Кремль, минуя МИД и другие органы. Это также укрепляет институциональные позиции российского посольства в Сирии. Отныне Дамаск должен иметь в виду, что именно российские дипломатические специалисты, а не только военные , занимаются сирийской политикой Москвы.

 

И последнее, но не менее важное: назначение Ефимова служит дальнейшему ужесточению контроля Путина над сирийскими делами и укреплению его роли в качестве окончательного арбитра при принятии ключевых решений в этой области российской внешней политики. Расширяя круг своих посланников, президент хочет добиться того, чтобы ему был представлен разнообразный набор взглядов на ситуацию в Сирии, а также различные точки зрения на потенциальные направления действий России. И все это делает личные предпочтения Путина главным и все менее предсказуемым фактором в определении стратегии Москвы.

https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/05/russia-putin-new-envoy-syria-damascus-conflict-efimov.html

Автор — Антон Мордасов, российский независимый эксперт и журналист.

Al-Monitor         Перевод   Riataza.com

 В статье отражено исключительно авторское видение ситуации, не обязательно совпадающее с позицией  RiaTaza.com

 

Об авторе

Похожие записи