Al-Monitor: Нападение Турции на сирийских курдов оставляет за собой шлейф страданий и потрясений

Al-Monitor: Нападение Турции на сирийских курдов оставляет за собой шлейф страданий и потрясений

Через семь месяцев после того, как турецкие войска и их союзники по суннитской оппозиции вторглись в северо-восточную Сирию, нарушив хрупкое равновесие, которое сделало управляемую курдами территорию самой безопасной и стабильной в опустошенной войной стране,  десятки тысяч перемещенных гражданских лиц борются за выживание в убогих лагерях и  ветхих школах,  которые  теперь стали их  домом. Некоторые пытаются оправиться от травм, которые, как утверждают правозащитные группы, в некоторых случаях равносильны военным преступлениям. Пропагандистская война, которую ведут обе стороны, продолжается полным ходом.

Мохаммед Хамид Мохаммед  — одна из  жертв турецкой атаки, начатой  9 октября  против сиро-курдских сил. Анкара обвиняет их в том, что они являются террористами, стремящимися расчленить Турцию. Поддерживаемая США группировка, известная как YPG, отрицает, что она  враждебна к Анкаре.

12-летний Мохаммед стал символом турецкой безнаказанности, когда графические изображения его тела, покрытого сочащимися серовато-охристыми ожогами, были расклеены по всем мировым заголовкам. По мере того как число жертв подобных ожогов росло, стали распространяться утверждения о том, что турецкие войска используют белый фосфор — химическое вещество, применяемое в ходе военных операций для производства дыма или обеспечения освещения, — против гражданского населения. Министр обороны Турции Хулуси Акар назвал эти сообщения «фейковыми новостями», распространяемыми иностранными СМИ. Турция отрицает, что обладает каким-либо химическим оружием.

Мохаммед сказал, что он играл возле своего дома в ныне оккупированном Турцией городе Рас-эль-Айн, по- курдски называемом   Серикане, когда внезапно услышал взрыв и увидел огонь. «Я ничего не чувствовал, пока не очнулся  в больнице. Мой отец был рядом со мной»,- сказал Мохаммед  в интервью Al-Monitor. — Я кричал, потому что чувствовал ожоги на своем теле. Боль была ужасной».

Когда стало известно о его бедственном положении, Масуд Барзани, влиятельный лидер соседнего Иракского Курдистана, решил действовать. С помощью французского правительства Барзани организовал доставку Мохаммеда и его отца Хамида самолетом скорой помощи во Францию, и Мохаммед три месяца лечился в военном госпитале под Парижем.

Мохаммеду пришлось перенести семь операций. «Я устал от боли, которую испытывал, лежа на кровати. Однажды я попытался немного пройтись, но через пару шагов упал на землю», — вспоминает он.

Жизнь в ветхой школе в городе Хасаке, где он укрылся со своими родителями, сестрой и четырьмя братьями с тех пор, как вернулся в феврале, трудна. Семья полагается на благотворительную помощь. Поток воды и электричества неустойчив. Температура повышается, а кондиционеров нет.  Но жара может быть вопросом жизни и смерти для Мухаммеда, ведь в  Хасаке  летом очень жарко. Его обожженная кожа также не должна подвергаться воздействию прямых солнечных лучей в течение следующих пяти лет.

В отчете с подробным описанием его состояния, опубликованном Hopital D’Instruction des Armees de Percy, отмечалось, что Мохаммед был госпитализирован с «тяжелыми обширными ожогами, предположительно полученными из-за воздействия фосфора во время воздушной бомбардировки 10 октября.  Однако клиническая симптоматика  предполагала, что ожоги Мохаммеда мог получить раньше, чем сообщалось  из-за огня на одежде  и это не обязательно могло быть связано с фосфором.

Это не помешало некоторым СМИ, таким как саудовский телеканал Al Arabiya, продолжать утверждать, что мальчик был сожжен белым фосфором. Хамид отрицает, что его сын был ранен еще до турецкого вторжения. Утверждение, что он получил ожоги до  10 октября  впервые было сделано турецким ученым  о чем и сообщило агентство Anadolu. «Непонятно, где и когда была сделана фотография раненого ребенка, но похоже, что это раны от старого ожога», — сказал Левент Кенар, профессор и заведующий кафедрой медицинской химической, биологической, радиологической и ядерной обороны Университета медицинских наук.

Хамид сказал, что нашел мальчика лежащим на земле возле их дома на второй день турецкого нападения. Хамид признал, что он не знает, какой тип боеприпаса поразил его сына.

Чиновники из возглавляемой курдами автономной администрации на северо-востоке Сирии выразили недовольство тем, что СМИ зациклились на ребенке. –

«История Мохаммеда, несомненно, трагична. Но есть сотни тысяч перемещенных гражданских лиц и десятки тысяч детей, которые страдают в результате турецкой оккупации», — сказал Фавза Юсеф, высокопоставленный курдский чиновник. —  Совсем недавно в Африне 12 детей попали под турецкие минометные обстрелы. Шестеро были ранены, некоторые потеряли руки, некоторые ноги, некоторые глаза, и никто не обратил внимания на их бедственное положение. Это иллюстрирует лицемерие мировой политики. Бедственное положение Мухаммеда — это бедственное положение всех наших детей. Его бедственное положение — это бедственное положение всего Курдистана».

Африн, преимущественно курдский анклав, был оккупирован турецкими войсками и их союзниками по суннитской оппозиции в январе 2018 года. Совет ООН по правам человека заявил в своем докладе от 2 марта, что «случаи задержаний, убийств, избиений и похищений, в дополнение к широко распространенному разграблению и присвоению  жилищ различными вооруженными группами, действующими под эгидой Сирийской национальной армии, были задокументированы  последовательно и надежно».

Организация Объединенных Наций также   зафиксировала  убийство  политика Хеврин Халаф и ее водителя 12 октября   поддерживаемой Турцией бригады «Ахрар аш-Шаркия»,  близ Телль-Тамара и гибель 11 мирных жителей в тот же день, когда они направлялись в Рас-эль-Айн.

«Примерно в 3.30 пополудни  эти люди были убиты   авиаударом, нацеленным на первую машину, в центре Рас-эль-Айн, недалеко от Большой мечети, — говорится в сообщении. — Турецкие власти либо отрицают свою причастность к этим инцидентам, либо указывают, что у них нет никаких записей об этих инцидентах. Комиссия продолжает расследовать эти инциденты и призывает турецкие власти начать свои собственные расследования и обнародовать полученные результаты» .

 

В то время как французские данные ставят под сомнение возможное воздействие белого фосфора на Мохаммеда, доктор Аббас Мансуран, шведский эпидемиолог иранского происхождения, говорит, что нет никаких сомнений в том, что он был использован на некоторых  пациентах с ожогами, которых он лечил в первые дни турецкого вторжения в больнице в Хасаке. Около 30 пострадавших, в основном гражданских лиц, были госпитализированы в центральную больницу  Хасаки с «тяжелыми и необычными ожогами и дымовыми травмами лица, ушей и других частей тела».

«Эти  очень отличались от тех, которые можно было бы  бы получить от чего-либо другого, кроме химического зажигательного оружия, такого как белый фосфор, — отметил Мансуран в своем докладе. —  А у меня есть  опыт  первой половины ирано-иракской войны ,  и службы в ожоговом подразделении».

В ходе восьмилетней войны обе стороны использовали химическое оружие, в том числе зарин и иприт.

69-летний  доктор, отправившийся  в Сирию добровольцем и является научным руководителем Шведского института инфекционных заболеваний, рассказал  Al-Monitor, что он поделился этими сведениями на  встрече с Джулией Тетард, сотрудником по политическим вопросам женевского офиса специального посланника ООН по Сирии. «Но тогда я  так и не получил ответа»,-  добавил он.

В этом нет ничего удивительного. ООН отклонила призывы курдского Красного Полумесяца расследовать, применяли ли турецкие войска химические вещества против нескольких сиро- курдских гражданских лиц и бойцов, переведенных  в Иракский Курдистан для лечения.

Руководитель курдского Красного Полумесяца доктор Шерван Бери cообщил  Al-Monitor, что ООН заявила, что запрос может исходить только от правительства, а не от неправительственной организации.   Он добавил,  что они брали образцы волос, крови и мочи примерно у 10 жертв, все они были бойцвми, и что они хранятся в Сулеймании, в иракском Курдистане.

«Мы не можем подтвердить, что был использован белый фосфор, — еще раз повторил он, добавив, что «Красный Полумесяц»  поделился своими выводами с правительствами Швеции, Италии и Германии.

Западный дипломат, знакомый с обсуждениями в ООН, сказал: «Спецпосланники  ООН не несут ни за что ответственность.  Они не произнесут слова «военное преступление» даже если это произойдет у них на глазах. Это слишком чувствительно.”

Однако утверждения о том, что гражданские лица подвергались воздействию белого фосфора, были подтверждены по крайней мере в одном случае швейцарской лабораторией Wessling AG из Лисса. В результатах анализа    кожной ткани одной из жертв: написано «тип раны (химические ожоги) в сочетании с  большим количеством фосфора, обнаруженным в образце, свидетельствует о том, что были использованы фосфорные реагенты (боеприпасы с белым фосфором»). И именно Мансуран лечил пациента, образец кожи которого  был отправлен в Швейцарию. Доктор сказал, что пациент был гражданским из Рас-Аль-Айна. Мужчина был обстрелян турецким  дроном, когда ехал в свою деревню 17 октября.

«Он был очень силен, он выжил», — сказал Мансуран.

Союзники Турции по НАТО, как правило, неохотно упрекают Анкару в нарушении прав человека, давя на нее, требуя уступок в вопросах стратегической выгоды для себя.

В  минувшем году, на парламентских  слушаниях 23 октября, проходивших на фоне призывов к введению эмбарго на поставки оружия Турции,  спецпосланник США  по Сирии Джим Джеффри сообщил Комитету по иностранным делам Палаты представителей, что  «есть сообщения об использовании белого фосфора, и мы изучаем их».

 

Джеффри заявил  американскому  конгрессмену  Крису Смиту, республиканцу из Нью-Джерси: «Белый фосфор – вещество двойного применения.  Необходимо доказать его использование в военных целях» .

Организация по запрещению химического оружия (OPCW) сообщила Al-Monitor по электронной почте:  «Когда белый фосфор используется в качестве дымовой шашки,  для освещения или  как спички, его применение не подпадает под сферу действия Конвенции по химическому оружию, потому что  в таких случаях предполагаемые эффекты обусловлены тепловыми, а не химико-токсическими свойствами белого фосфора».

Однако  эта же организация отметила, что ее применение в качестве  огнестрельного оружия  против гражданского населения запрещено Конвенцией ООН 1980 года, и, что сообщения в  СМИ о том, что организация расследовала предполагаемое применение Турцией химического оружия во время ее  весеннего наступления, “являются неверными.”

Отвечая на просьбу  AL-Monitor прокомментировать ситуацию, представитель Госдепартамента сказал: «Турецкое правительство признало случаи, которые мы довели до их сведения, информация о которых исходит о т.н. «временного правительства Сирии» (SIG). Нам известно об одном человеке, принадлежащем  к группе  «Ахрар аш-Шаркия»,  обвинявшемся в убийстве безоружных гражданских лиц во время операции «мирная весна», но мы не располагаем достаточными подробностями судебного процесса, поскольку они не были обнародованы

Мы, как и ранее,  ожидаем твердой приверженности Турции продолжать свои усилия по выполнению своих обязательств касательно  вооруженных конфликтов и смягчению ущерба, наносимого гражданским лицам, а также содействовать привлечению к ответственности за нарушения или злоупотребления. Государственный департамент продолжает поднимать вопрос о предполагаемых нарушениях прав человека или злоупотреблениях и нарушениях международного гуманитарного права  должностными лицами Турции высокого уровня, в том числе совсем недавно, в марте, после опубликования самого последнего доклада Комиссии ООН по расследованию ситуации в Сирии. Мы вновь заявили о наших ожиданиях, что Турция будет расследовать предполагаемые нарушения и злоупотребления и поощрять ответственность за них, когда и  где это уместно».

Что касается белого фосфора, то  представитель американского ведомства  добавил: «Госдепартамент поднял этот вопрос на очень высоком уровне с турецкими властями. Они утверждают, что любое использование белого фосфора было бы маскировкой дружественных сил через дымовую завесу. У нас нет никакой независимой информации о том, что турецкие войска используют белый фосфор в качестве химического оружия».

Через восемь дней после начала вторжения Турция, являющаяся членом  OPCM, пожертвовала  около 33 000 долл.США на строительство нового центра химической технологии. Новый объект необходим для удовлетворения потребностей стран-участников организации в усовершенствованных инструментах проверки, улучшенных возможностях обнаружения и мерах реагирования  и наращивания их потенциала»,-говорится в пресс-релизе  OPCM.

Вернувшись в Хасаке, Мухаммед и его семья наконец-то получили хорошие новости. Группа местных добровольцев собрала достаточно денег, чтобы разместить семью в проветриваемом жилье , а местные власти  согласились обеспечить лечение Мохаммеда и будущие расходы на жилье.

Бериван Халиди, высокопоставленный курдский чиновник, сказал Al-Monitor: «Мы поручили нашим соответствующим учреждениям обеспечить то, что нужно Мухаммеду для его его здоровья и  размещения его родственников».

Но больше всего Мохаммед хочет вернуться в Рас-Аль-Айн. «Я всегда мечтаю вернуться в Серекани, в школу. Я был лучшим в своем классе. Я хочу стать хирургом».

Мохаммед понимает, что эти мечты вряд ли осуществятся в ближайшее время. “Я не думаю, что Турция не прекратит свои атаки.  Жертвы продолжатся», — сказал он.

Авторы — Амберин Заман , при участии Ивана Хассиба в Хасаке и Дэна Уилковски в Вашингтоне

Al-Monitor     Перевод    RiaTaza.com

В статье отражено исключительно авторское видение  ситуации

Об авторе

Похожие записи