Издан роман о стойкости курдских женщин

Издан роман о стойкости курдских женщин

В  дебютном романе «Дочери дыма и огня»  писательницы  Ава Хома,  женоненавистничество показано очень жестко,  когда женщины прибегают к поджогу дома, чтобы избежать отчаяния, сильно ощутимого.

Но эта история также повествует о силе человеческого духа перед лицом таких крайних невзгод. Главный герой и ее подруга, Лейла и Шайлер,  не отказываются от надежды, несмотря на тиранию и несправедливость, окружающие их.  И они используют свою внутреннюю силу и в конце концов расцветают в жизни.

Хотя именно воображение Хома видит в   богатстве и острые  эмоции в жизни этих персонажей, контекст их страданий и жизнестойкости не может быть более реальным.

Сегодня автор «Дочерей дыма и огня «делит свое время между Торонто и Нью-Йорком.  Пока решено из соображений безопасности не указывать ее место жительства. Борьба с иранским режимом, который занимает большую часть ее Курдистана, и публичное осуждение ее в ООН, заслуживает осторожности.

Об этом романе говорят как коллеги-писатели, так и рецензенты. Кевин Маккирнан, автор и лауреат премии в области документального кино «Хорошие курды, плохие курды», назвал роман Хомы «навязчивым произведением политической фантастики».

«Это история о том, как одинокая  курдская девушка выступает  против  сексизма и этнической ненависти, — написал он. — Шрамы, на душе  Хома, курдской феминистки, выросшей под иранским правлением и живущей сейчас в «жестоком изгнании», очевидны на каждой странице.

На этой неделе Хома говорила в зум-конфренции о том, что значит провести последние 10 лет, в угнетении, которого она избежала, когда ей было 24 года.  Насильственное угнетение женщин и этнических меньшинств не является единственной отличительной чертой Ирана. Это происходит в разной степени во всем мире, в том числе и в Соединенных Штатах.

«Дочери дыма и огня» — это роман, с местным колоритом, но говорящий об общем. «Читатели в Северной Америке говорят, что они видят себя в нем», — сказала она.

Хома выбрала  художественный роман в качестве средства показать жизнестойкость Курдистана и силу курдских женщин,  так как через художественную литературу она способна поместить читателя в личные отношения со своими героями.

“Я выбираю вымысел, потому что меня больше интересует истина, чем факты, которые для меня являются лишь средством достижения цели, — сказала она. “Нет лучшего метода  для изучения сложностей человеческой природы — наших сходств и различий выше  границ, рас религий и других поверхностных вещей, чем вымысел. Мой лучший инструмент для понимания других культур — это проза, и поэтому я предлагаю свой лучший способ познакомить вас с моим наследием».

Это исторический роман в том смысле, что личности персонажей и испытания,  выдуманы, но исторические и политические события, с которыми они сталкиваются — тюремное заключение, пытки, пламенные самоубийства — это все факты.

История начинается с  5-летней Лейлы и ее отца.  Он сильно ее  наказывает вместе  подругой Джоанной и ее маленькой дочерью Шайлер. С самого начала было установлено, что Джоанна станет наставницей Лейлы,  но до этого Джоанна и две молодые девушки ждут возвращения отца Лейлы — ее «бабы»  (отца- Прим.перев) — с совершенно новым младшим братом Лейлы  по имени Чиа.

Отношения  между братом и сестрой, когда они достигают совершеннолетия и сталкиваются с угнетением и жестокостью иранского правительства, становится центральной темой  в развитии сюжета, где вымысел сливается с фактом.

Чикагское «Booking review» говорит об этом так: книга «раскрывает историю угнетенного народа, борющегося за свое право жить, любить, процветать и творить. Хома снимает ощущение печали и несправедливости, чтобы показать стойкость и надежду  многих курдов, живущих в стране без гражданства».

По мере того как дети становятся  взрослыми, Лейла хочет рассказать историю курдов через кинопроизводство. Когда Чиа  глубоко пострадавший от прошлых наказаний его  отца, начинает брать на себя роль активиста, ищущего справедливости, его действия становятся все более рискованными, пока однажды он не исчезает в Тегеране.

Тем временем Лейла начинает публиковать сочинения своего брата, и она тоже становится мишенью государства.

Хома описывает свое произведение, как реалистичное, в том смысле, что оно не заметки журналистов, путешествующих по миру. Ее происхождение связано с 24 годами жизни в безгосударственном, часто жестоком Курдистане.

«Вот что ты видишь, вот что ты слышишь  — сказала Хома. —   Это нечто  оригинальное и подлинное, где персонажи иногда ущербны, человечны и сложны».

Хома видит свое повествование как миф, где сюжет и тема сливаются в  общий образ,  на котором  основаны поведение  и другие образы героя.

«Это путешествие героя» — сказала она, видимо вдохновленная Джозефом Кэмпбеллом, американским профессором и мифологом, который снял документальный фильм с тем же названием.

Персонажи в рассказе четко определены, это результат творческого процесса Хома, когда будущие герои,  будут представлены читателю. Именно персонажи и их внутренние и внешние мотивы двигают историю вперед с либеральным использованием диалога, метода привлечения читателя на более глубоком уровне, чем всемогущее повествование.

«Мне не нравится, когда автор встает между читателем и  героем книги, — сказала она. —  Сила литературы — это сила  ее гуманизации».

Вдохновением для создания романа послужила история курдского диссидента Фарзада Камангара. Это был 32-летний иранский курдский учитель, поэт, журналист, правозащитник из Камаярана в Иране который был казнен 9 мая 2010 года. Хома приурочила выход своего романа к моменту   его казни.

Камангар был подвергнут судебному преследованию по обвинению в «мохареб» или «вражде против Бога».

« А что бы это  значило?», —  спрашивает  Хома.

Адвокат Камангара, Халил Бахрамиан, написал, что прокуроры не представили никаких доказательств для преступлений, в которых он обвинялся.

«Это продолжалось не более пяти минут, — судья вынес свой приговор без каких -либо объяснений, а затем быстро покинул зал, — написал Бахрамиан. — Я не видел абсолютно никаких доказательств, представленных против Камангара. За свои 40 лет работы в юриспруденции я никогда не был свидетелем такого судебного преследования».

Тюремное заключение Камангара, пытки и в конечном счете его казнь оказали глубокое влияние на Хома, равно как и  его записки о пребывании в тюрьме, передававшимися  по телефону. Его любили не только за активность, но и за литературное мастерство и стойкость. Хома называет Камангара курдским Виктором Франклом,  Мартином Лютером Кингом и   Махатмой Ганди».

«Он был одним из нас, и все же он был выше наших трагедий, — считает Хома. — Он был воплощением радикальной трансформации, человеком, сохранившим свою человечность, несмотря на все, что ему пришлось пережить. Он учил нас, что можно сопротивляться, в одиночку наводить ужас на диктатуру».

«Я думала, что если бы у Фарзада была сестра, то   как она могла  смириться с тем, когда столько женщин вокруг нее сами  кончают самоубийством?»

По ее словам, это стало ужасным решением для слишком многих из них. В Курдистане,  включающем в себя части Ирана, Сирии, Ирака и Турции, наблюдается один из самых высоких показателей самосожжения женщин в мире.

«Во всем мире 1% самоубийств  через  самосожжения происходит в развитых странах, — сказала Хома в интервью представителям Организации Объединенных Наций в Женеве. — В Иране этот показатель составляет 71%».

Когда Хома обратилась к ООН, она ясно дала понять, что спонсируемое государством насилие, оцениваемое ею  в 10-12 миллионов курдских жертв, является явным нарушением международного права, а для женщин еще и гуманитарным кризисом.

«Это сочетание  полового, экономического и политического угнетения, подпитывающего отчаяние женщин, поджигающих себя» – говорит Хома. -Огонь — это такой драматический, такой болезненный способ убить себя, что это совершенно другой уровень крика о помощи, — считает писательница. –  Самоубийство путем самосожжения и приема таблеток, к сожалению, стало обычной формой протеста».

Но это всего лишь переживания молодого автора, любившей читать. Теперь, будучи опытным автором романа и сборника рассказов под названием «Эхо с другой планеты», она стала автором книги, ставшей сосудом, в котором другие женщины во всем мире могут найти убежище, сострадание и сочувствие.

«Литература стала моим пристанищем, моей надеждой», — сказала она.

 Автор -Деннис Тейлор.  Book Passage       Перевод RiaTaza.com Не является рекламой

 Все, сказанное в статье – это  видение ее  автора, не обязательно совпадающее с позицией редакции Riataza.com

https://www.bookpassage.com/book/9781419743092

 

Об авторе

Похожие записи