Столкновения Турции и РПК «увеличились» в 2020 году, несмотря на пандемию

Столкновения Турции и РПК «увеличились» в 2020 году, несмотря на пандемию

Вооруженные столкновения между турецкими вооруженными силами и Рабочей партией Курдистана (РПК) усилились с января 2020 года, несмотря на пандемию коронавируса и призывы к глобальному прекращению огня, сообщил на этой неделе наблюдатель за конфликтом.

Большая часть этих столкновений произошла за пределами границ Турции, причем 77 процентов всех столкновений между турецкими войсками и РПК происходят в соседнем Ираке, сообщил в четверг американский Armed Conflict Location and Event Data Project (ACLED).

На самом деле только 23 процента этих столкновений имели место в Турции, что вызвало серьезные вопросы о провозглашенном суверенитете Ирака и использовании его территории вооруженными группами.

«Несмотря на пандемию, турецкие военные активизировали операции против РПК в Турции, а также в Ираке”, — сказал аналитик ACLED Research Адам Миллер.

РПК вела десятилетнюю войну с турецким государством в Турции. Анкара считает РПК террористической организацией и регулярно проводит операции против ее отдаленных убежищ в Иракском Курдистане.

“10 января турецкие военные объявили о начале новой операции против Рабочей партии Курдистана в сельских районах Турции вблизи границы с Ираком-первой из нескольких небольших операций против РПК в 2020 году”, — сказал Миллер.

“С момента этого объявления боевые действия между турецкими государственными силами и РПК усилились после снижения в конце 2019 года”, — сказал он.

“Однако кампания Турции против РПК не была ограничена турецкой территорией: военные все чаще использовали воздушные удары по силам РПК в Ираке, где произошло большинство столкновении между РПК и турецкими военными”, — сказал он.

«Возобновившаяся кампания против РПК демонстрирует стремление турецкого государства усилить безопасность на юго-востоке Турции, перебрасивая вооруженные силы к Ираку», — добавил Миллер.

Растущее применение беспилотников Турцией означает, что она меньше полагается на наземные вторжения и сопутствующий им риск военных потерь и больше на дистанционную войну.

«Авиаудары и удары беспилотников составляют 76 процентов операции против РПК, что демонстрирует зависимость Турции от авиации в ее борьбе с РПК», — сказал Миллер.

Багдад и Эрбиль неоднократно возражали против турецких ударов внутри своей территории, которые регулярно наносят ущерб мирным жителям, убивают домашний скот и вызывают лесные пожары. Они также призвали РПК прекратить использовать горы Кандиль и другие отдаленные пограничные районы в качестве укрытий.

По данным Международной кризисной группы (МКГ), С тех пор как этот конфликт начался почти четыре десятилетия назад, он унес жизни более 40 000 человек со всех сторон, включая гражданских лиц.

Перемирие вступило в силу в 2013 году в ходе недолгого мирного процесса, который продолжался до июля 2015 года, когда переговоры потерпели крах.

С тех пор было убито 4869 человек, в том числе 2912 бойцов РПК, 1234 турецких солдата, 497 гражданских лиц и 226 человек неизвестной принадлежности, согласно данным МКГ, последний раз обновленным 7 мая.

“В период с 6 апреля по 7 мая 2020 года число погибших было сосредоточено в северном Ираке, в то время как наземные операции турецких военных против РПК на юго-востоке Турции продолжались”, — заявила МКГ ранее в этом месяце.

«В результате удара турецкого беспилотника на севере Ирака 15 апреля, как сообщается, погибли три мирных жителя вблизи лагеря Махмур, расположенного к юго-западу от Эрбиля. Из трех погибших турецких сил безопасности за этот период два были вызваны взрывами самодельных взрывных устройств», — говорится в сообщении.

Всплеск столкновении в отношениях Турции и РПК происходит, несмотря на пандемию коронавируса. Турция имеет самое большое число подтвержденных случаев заболевания COVID-19 во всем регионе, что наносит еще один серьезный удар по ее и без того ослабленной экономике.

Столкновения усилились, несмотря на призывы генерального секретаря Организации Объединенных Наций Антонио Гутерриша и других мировых лидеров ко всем вооруженным силам во всем мире приостановить боевые действия и сосредоточиться вместо этого на победе над общим врагом КОВИД-19.

«Ярость вируса иллюстрирует безумие войны», — сказал Гутерриш в конце марта. “Именно поэтому сегодня я призываю к немедленному глобальному прекращению огня во всех уголках мира. Настало время положить конец вооруженным конфликтам и вместе сосредоточиться на подлинной борьбе нашей жизни.”

Почти два месяца спустя Совет Безопасности ООН так и не смог прийти к соглашению о всеобщем и немедленном прекращении боевых действий или поддержать более широкий призыв к гуманитарной паузе во всех вооруженных конфликтах.

Лидеры гражданского общества осудили неспособность Совета Безопасности проявить лидерство и поощрять мирные переговоры – неудачу, которая привела с марта к перемещению еще 661 000 человек в 19 странах.

“В то время как люди перемещаются и убиваются, влиятельные члены Совета Безопасности ООН ссорятся, как дети в песочнице”,- заявил в пятницу генеральный секретарь Норвежского совета по делам беженцев (СРН) Ян Эгеланн.

“Сейчас не время для детсадовской политики», — добавил он.

Об авторе

Похожие записи