Американский эксперт: «Чтобы помочь аль-Казими, США должны охладить конфликт с Ираном в Ираке»

Американский эксперт: «Чтобы помочь аль-Казими, США должны охладить конфликт с Ираном в Ираке»

Две недели назад, 6 мая, парламент Ирака утвердил Мустафу аль-Казими шестым премьер-министром страны в соответствии с системой этнорелигиозных  квот, установленной после свержения США диктатуры Саддама Хусейна.

Относительно молодой  (ему 53 года)  и имеющий опыт работы,  и в гражданском обществе,  и  в разведке, Казими имеет некоторые важные преимущества перед своими предшественниками, но также сталкивается с серьезными проблемами. Его миссия состоит в том, чтобы попытаться восстановить доверие к правительству среди разочарованного и разобщенного населения, одновременно смягчая последствия низких цен на нефть и пандемии. Он также должен лавировать между двумя крупными  державами, Ираном и США, которые, к сожалению для Ирака, все больше расходятся друг с другом .

 

Полезно напомнить читателям о высокомерии администрации Джорджа Буша-младшего, когда она вторглась в Ирак в 2003 году. Буш и его советники(особенно вице-президент Дик Чейни и неоконсерваторы в Министерстве обороны) беспечно игнорировали вероятность того, что Иран, укрывавший и организовавший иракские шиитские ополчения во время правления Саддама, получит выгоду от свержения своего давнего соперника. Некоторые даже думали, что Ирак станет стимулом для арабо – израильского примирения.

Кондолиза Райс, советник по национальной безопасности в первый срок правления Буша, а затем госсекретарь, сказала  автору  этих строк в 2006 году – после того, как американское вмешательство давно ушло на юг, — что она все еще верит, что Ирак может играть «такую же роль, как демократическая Германия или демократическая Япония после Второй мировой войны».

 

Однако демократия не распространилась в регионе и остается хрупкой в Ираке. Сейчас уже слишком поздно устранять влияние своего могущественного восточного соседа, с которым его связывает сложная история и 1400-километровая граница, но все же можно дать иракцам больше шансов на более процветающее и независимое будущее. Это требует, как минимум, чтобы США отказались от будущего использования иракской земли в качестве поля битвы против Ирана. Это означает, что больше никаких нападений на поддерживаемые Ираном иракских ополченцев и никаких убийств иранских чиновников, таких как удар американского беспилотника, ликвидировавшего командующего спецназа «аль-Кудс» Касема Солеймани  и заместителя  командующего «Хашд аш-Шааби» Абу Махди аль-Мухандиса  возле аэропорта Багдада 3 января 2020 года. Как бы ни было приятно видеть, что люди с таким количеством американской и ближневосточной крови на руках уничтожены, месть-это не стратегия

 Этот теракт  привел к тому, что иракский парламент проголосовал за вывод американских войск из Ирака. Некоторые части, как сообщается, ушли, а другие остались на базах в Эрбиле и близ Багдада. COVID-19 и опасения по поводу силовой защиты приостановили  миссию по борьбе с ДАИШ, в которой должны участвовать эти американские войска. Администрация Трампа согласилась на переговоры с аль- Казими о новом соглашении о статусе сил (SOFA), которое заменит  предшествующее от  2008 года, устанавливающее правила для продолжения военного, дипломатического и экономического присутствия США. США также предоставили Ираку трехмесячную отсрочку от введения режима санкций, чтобы продолжать импортировать иранский природный газ для подпитки иракской электроэнергетики в течение еще одного жаркого лета.

 

Общее ослабление напряженности между США и Ираном   могло бы пойти на пользу правительству  аль-Казими, предоставив ему больше времени и пространства для борьбы с поддерживаемыми Ираном иракскими боевиками и  экономической коррупцией. Вероятно, сложно ожидать, что администрация Трампа, положившая начало циклу насилия в Ираке и на региональном уровне, отказавшись от ядерной сделки с Ираном и введя драконовские санкции,  развернется на сто восемьдесят градусов и ослабит свою кампанию «максимального давления» на исламскую республику. Но это должно держать Ирак в стороне от кампании, подчеркивая мягкую силу США . Иракцы очень хотят видеть американские инвестиции в свой нефтегазовый сектор, в образование и здравоохранение. Молодые иракцы, в частности, похоже, хотят менее «сектантского» будущего; у них есть сильное чувство национализма и возмущение жестоким политическим вмешательством Ирана, культивированием ополченцев и сбросом потребительских товаров на иракский рынок. Убийство Солеймани было особенно неудачно спланировано  в том смысле, что оно последовало за месяцами иракских протестов против Ирана и  сделало США мишенью  общенационального  недовольства в Ираке.

 

Трудно быть оптимистом в отношении шансов аль- Казими укрепить контроль центрального правительства над ополченцами, существовавшими еще  с 2003 года и особенно  после подъема ДАИШ в 2014 году. Одна из самых крупных группировок-«Катаиб Хезболла» выступила против его выдвижения на пост премьер-министра, обвинив  в причастности к гибели Солеймани и Мухандиса.

С момента своего основания в 1979 году Исламская Республика Иран поддерживала арабов- шиитов,  сталкивающихся  с дискриминацией в преимущественно суннитском арабском мире.  Нынешняя иранская политика заключается в поддержке конкуренции различных группировок, чтобы гарантировать, что тот, кто победит в этой борьбе, будет обязан Тегерану. Хотя потеря Солеймани (архитектора этой стратегии на протяжении последних 20 лет)  является серьезным ударом, этот метод выживет. Это была небольшая инвестиция, но принесшая  Ирану крупные дивиденды, хотя она  и вызвала недовольство  многих иранцев, а также арабов-суннитов и курдов.

 

Занятые своими собственными проблемами, большинство американцев, вероятно, скажут, что пришло время собрать вещи и оставить Ближний Восток на произвол судьбы. Однако США обязаны иракцам постоянной поддержкой, свергнув их правительство ценой тысяч американских и иракских жизней.

 

Через семнадцать лет после американского вторжения США и Ирак должны решить, чего они хотят и чего могут разумно ожидать друг от друга. Аль- Казими – хороший выбор, чтобы направить этот диалог с иракской стороны, и администрация Трампа должна помочь, а не препятствовать его трудной задаче.

 

Автор — Барбара Славин руководит проектом «будущее Ирана» в Атлантическом совете в Вашингтоне.

Опубликовано Rudaw  Перевод  RiaTaza.com

 

Взгляды, изложенные  в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают позицию  редакций Rudaw и  Riataza.com.

https://www.rudaw.net/english/opinion/190520201

Об авторе

Похожие записи