ДПН: «Репрессии против мэров курдских городов равносильны государственному перевороту»

ДПН: «Репрессии против мэров курдских городов равносильны государственному перевороту»

Вторая по значению оппозиционная партия Турции обвинила правительство в попытке переворота после того, как еще пять мэров, избранных  от нее  были уволены на прошлой неделе.

Министерство внутренних дел в пятницу уволило мэров из левой  Демократической партии народов, обвинив их в связях с террористами, и назначило на их место государственных попечителей. Все пятеро сейчас находятся под стражей.

Последнее  означает, что ДПН потеряла контроль над 51 из 65 городов, где она выиграла местные выборы в марте 2019 года.  Но избранные мэры в шести   городах и поселках с самого начала были лишены возможности даже занимать свои должности, а еще 45 были лишены своих должностей ранее. Организация  Human Rights Watch заявила, что правительство «фактически отменило результаты« выборов на преимущественно курдском юго-востоке страны.

«Не все перевороты устраиваются с оружием,- заявила в субботу в прямом эфире  сопредседатель  ДПН Первин Булдун, -Это  также переворот, когда избранный народом представитель отстраняется от исполнения своих обязанностей и на его место назначается кто-то другой».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвиняет ДПН в том, что она служит политическим рычагом незаконной Рабочей партии Курдистана (РПК), которая уже три десятилетия ведет вооруженную кампанию. ДПН отрицает какие-либо прямые связи с РПК.

Тысячи партийных чиновников и активистов ДПН были заключены в тюрьму с тех пор, как РПК возобновила свое повстанческое движение в 2015 и 2016 годах. Бывшие сопредседатели партии Селахаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг входят в число семи бывших депутатов, которые уже почти четыре года находятся в тюрьме по обвинениям, связанным с их политическими выступлениями.

Более 25 мэров, избранных в прошлом году, также находятся в тюрьме. В марте суд приговорил Аднана Сельджука Мизракли, 57-летнего врача по образованию, почти к 10 годам тюремного заключения после того, как он был отстранен от должности мэра в Диярбакыре, крупнейшем городе юго-востока страны.

Оппозиционные мэры все чаще становятся мишенью с тех пор, как в 2018 году Турция перешла на  президентскую политическую  систему, которая в значительной степени отодвинула на второй план парламент и предоставила Эрдогану обширный контроль над судебной системой. В прошлом месяце были возбуждены уголовные дела в отношении мэров Стамбула и Анкары, которые являются представителями главной оппозиционной кемалистской  Народно-республиканской партии.

«Контроль над муниципалитетами дает  оппозиционным партиям доступ к государственным ресурсам и, что еще более важно, возможность напрямую общаться с избирателями. Ясно, что есть попытка подорвать это», — сказал Месут Еген, социолог из Стамбульского университета «Сехир».

Несмотря на серьезные обвинения, которые он выдвинул, Эрдоган не пошел  запрет ДПН,  хотя ее предшественники постоянно запрещались.  Ее существование служит удобным предлогом  для правящей Партии справедливости и Развития (ПСР)  очернить более широкую оппозицию, сказал Еген Al-Monitor.

Две политические партии сформированные в течение последних шести месяцев бывшими союзниками Эрдогана,  могут заручиться поддержкой разочарованных сторонников ПСР на фоне  слухов  о возможных досрочных выборах. В то время как опросы общественного мнения показывают, что  поддержка правящей партии минимальна, избирательные союзы могут оказаться решающими на следующих всеобщих выборах, как это было на местных выборах, когда оппозиция захватила ряд постов мэров от ПСР.

В понедельник Эрдоган  попытался подорвать оппозиционный блок  сообщением о вооруженном нападением на прошлой неделе, в результате которого погибли два гуманитарных работника, доставлявших помощь в восточную провинцию Ван, которая была помещена на карантин во время вспышки коронавируса. По сообщениям прессы, в нападении обвинили РПК, и полиция арестовала 38 человек, в том числе мэра от ДПН.

«Пусть наш народ накажет тех, кто вступает в тайные или явные союзы с террористами и их последователями, у которых на руках кровь, — сказал Эрдоган после заседания Кабинета министров. -Мы видим, как они готовы на все  ради нескольких мест в парламенте и мэрии».

Европейский Союз вновь выразил свою «глубокую озабоченность» по поводу смещения мэров. «Чрезмерное использование судебных разбирательств против местных избранных представителей … серьезно подрывает надлежащее функционирование органов местного самоуправления», — заявил в понедельник пресс-секретарь Еврокомиссара по иностранным делам Джозеп Боррелл.

Действительно, репрессии загнали в тупик местные усилия по сдерживанию вспышки коронавируса, которая заразила более 151 000 человек в Турции, сказал  недавно в интервью  сопредседатель ДПН Салим Каплан.

Многие курды настороженно относятся к правилам самоизоляции  дома после того, как правительство ввело комендантский час в юго-восточных городах во время операций против РПК в 2015 и 2016 годах.

«Эта травма еще не прошла, — сказал Каплан. —  Существует недостаток доверия к государству, из-за того, что местные руководители избранные подавляющим большинством голосов, лишились своих должностей.  Но если мэр,  такой популярный как  Мизракли, попросит жителей города остаться дома, реакция их будет прямо противоположной».

Репрессии негативно сказались на  рейтинге ДПН,  что показал опрос 5200 человек, проведенный компанией MAK Consultancy   опубликованный на прошлой неделе. Если бы выборы состоялись завтра, только 8% респондентов проголосовали бы за ДПН , что ниже 10% — ного порога, необходимого для вхождения в парламент.  Но и ПСР увидела, что ее поддержка упала на 10 процентных пунктов по сравнению с прошлыми выборами до 32%, в то время как другие консервативные партии все показали рост.

«Все это давление приводит к тому, что  граждане настроены апатично. Но когда приходит время отдать свой голос, они всегда изъявляют свою  волю», — сказал Ахмет Тюрк,  свергнутый с поста мэра Мардина в августе прошлого  года.

В возрасте 77 лет  Тюрк сегодня ветеран курдского политического движения. Впервые войдя в парламент в 1973 году, он был заключен в тюрьму и подвергнут пыткам после военного переворота 1980 года.  Его вновь изгнали из парламента и заключили в тюрьму  в 1994 году, в разгар мятежа РПК. Теперь ему грозит целый ряд обвинений, связанных с его последним кратким пребыванием на посту мэра.

Тюрк описал последние репрессии как одно из худших, что он видел. “Это коллективное наказание для всех курдских политиков направленное на то, чтобы покончить с политическими движениями , — сказал он. — Мы живем в такое время, когда политика стала бессмысленной. Политики больше не имеют никакого влияния и не играют никакой роли. Это больно признавать».

Одной из самых сложных задач для ДПН было противодействие политической риторике, которая,  по мнению Тюрка, »породила такую широко распространенную вражду ко всем курдам. В прежние времена турок, уезжая из города, доверял свои ключи соседу-курду. Сегодня он смотрит на своего соседа с ненавистью».

 Автор — Эйла  Джин Джекли, независимая журналистка, живущая в Стамбуле.

 Al-Monitor     Перевод   RiaTaza.com

https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/05/turkey-crackdown-opposition-mayors-coup.html#ixzz6MxkowNFN

 

Об авторе

Похожие записи