Дерсимская резня по воспоминаниям выдающегося курдского писателя Мусы Антера

Дерсимская резня по воспоминаниям выдающегося курдского писателя Мусы Антера

Одна из самых кровавых глав в Курдской истории началась в марте 1937 года, когда курды во главе с политическим  лидером Сейидом Ризой в провинции Дерсим восстали против турецкого правительства Мустафы Камаля Ататюрка.

 

Восстание  в Дерсиме продолжалось почти два года. Турецкие войска начали кампанию жестоких репрессий, чтобы подавить его, включая применение воздушных бомбардировок и отравляющих газов. По оценкам, число погибших в этой резне достигло 45 000 человек. Курды ежегодно отмечают  день геноцида 4 мая и повторяют: «государство должно принести извинения». Но только в 2011 году высшее политическое руководство Турции официально извинилось за массовые убийства.

 

«Если есть необходимость в извинениях от имени государства, если есть такая практика письменно зафиксированная, я бы извинился и приношу свои извинения», — заявил действующий президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в телевизионном выступлении в ноябре 2011 года.

 

Однако многие расценили его извинения как пустую уловку, чтобы завоевать голоса курдов на юго-востоке страны.

 

В своей двухтомной книге «Hatıralarım» («Мемуары») известный курдский писатель и журналист Муса Антер рассказывает о резне со слов офицеров, с которыми Антер, будучи студентом, проходил обязательную военную подготовку и которые рассказывали о своей причастности к убийствам.

 

Антер родился в 1920 году в провинции Мардин. Позже он переехал в Адану, чтобы закончить начальную, потом  среднюю школу и получить  дальнейшее образование.

 

Будучи студентом колледжа в Адане, Антер работал репортером в газете «Вакит» на турецком языке. Он написал несколько книг как на курдском, так и на турецком языках. Антер писал «Мемуары» с 1991 по 1992 год. В том же году,  он был убит во время посещения фестиваля в Диярбакыре.

 

Басе против Зубейде

 

— Лидером Дерсимской революции был Сейид Риза. Его уважаемой женой была Басе, возглавлявшая партизан. Почти каждый день имя  Басе подвергалось нападкам в стамбульских газетах. Эти нападки меня очень огорчали, и я протестовал против них. Мои друзья чувствовали это. Наполовину в шутку, наполовину всерьез они называли меня «внуком Басе». Однажды в классе мне на спину прикололи листок бумаги, на котором было написано: «внук Басе.’ Когда учитель ушел из класса, ученики начали смеяться надо мной и дразнить меня», — пишет Антер. Он добавляет, что однажды вечером группа из 8-10 учащихся проклинала Басе в его присутствии. Тогда  Антер в отомстку, проклял Зубейду, мать Ататюрка.

 

-«Мы восприняли этот инцидент как шутку. Однако мой одноклассник Кенан, сын офицера полицейского участка Курукопру в Адане, сообщил своему отцу о случившемся. Позже приехала полицейская команда и отвезла меня в полицейский участок. Меня там задержали на 15 суток. Это был мой первый арест.- вспоминает Антер.

 

Директор школы пошел в полицейский участок и заявил, что Антер проклял Зубейду только после того, как его спровоцировали другие ученики. Его освободили.

 

«Когда я вернулся в школу, девять моих друзей, которые были вовлечены в этот инцидент, были исключены. Я думал, что дело закрыто. Через два месяца после этого случая меня вызвал директор школы. Когда я вошел, то увидел сидящего там человека иностранного вида.  Это  был прокурор Аданы. Он достал бумагу, прочитал ее и заставил меня подписать. Оказывается, Ататюрка спросили, собирается ли он подать на меня в суд, но он ответил отрицательно. Прокурор сказал: «Смотри, сынок. Ататюрк простил тебя. Не повторяй такого ребяческого поведения».-Я холодно поблагодарил прокурора и ушел, поцеловав директору руку».

 

Антер говорит, что массовые убийства «коснулись всех честных курдов. Было совершено столько преступлений и актов  геноцида, что невозможно было не печалится».

 

Свидетель

 

Ссылаясь на мемуары бывшего турецкого командующего Мухсина Батура, опубликованные около 1958 года, Антер говорит, что командующий косвенно признается в убийстве людей в Дерсимской резне «после получения приказа из Анкары». Он также приводит телевизионное интервью с Сабихой Гекчен, первой женщиной-военным летчиком Турции, которое она дала в феврале 1990 года, где  косвенно призналась в том, что принимала участие в этом инциденте. Известная как «пилот-герой», Гекчен была приемной дочерью Ататюрка.

 

«В прошлом старшеклассники и студенты университетов должны были посещать военизированный лагерь в течение 20 дней после окончания учебного года, в течение трех и двух лет соответственно», — рассказывает  Антер,  добавляя, что он прошел аналогичный лагерь в 1941 году и помнит, как турецкий командир признался в своей причастности к массовым убийствам.

 

-«Однажды мы отдыхали под деревом в лагере Секеттин, командир нашей роты, с энтузиазмом заговорил о событиях в Дерсиме», — пишет Антер. Затем он делится с читателем одной из историй командира о своей причастности к убийствам:

 

«Мы начали прочесывать окрестности Дерсима, и нашли много семей в пещере. Они состояли из бабушек и дедушек, отцов, матерей и детей в возрасте 5-6 лет. Мы убивали взрослых мачете. Мы не убивали детей, чтобы обманом заставить их говорить [о восстании], потому что нам ничего не удалось узнать из уст взрослых жителей Дерсима. Мы  понимали, что убьем их немедленно, потому что знали, что они ничего не скажут. Мы убьем родителей и бабушек с дедушками этих детей, чтобы они не испугались насмерть…Мы пытались подружиться с ребенком. Мы дали ему еду и конфеты, но он отказался их есть. В этот момент над нами пролетел один из наших самолетов. Ребенок…поднял палку, держал ее как ружье и целился в наш самолет. Это меня очень разозлило, и я приказал: «Прикончите этого ублюдка».»Солдаты начали нападать на него с мачете, а после того, как убили его, они сбросили его тело со скалы», — цитирует Антер слова командира.

 

Командир продолжал рассказывать еще одно из своих воспоминаний о дерсимском геноциде.

 

«И снова мы шли  широким полем. Мы собрали тысячи курдов из пещер, пока они спали. Наш командир приказал нам бросить их всех в реку Мунзур, чтобы они умерли cами, а не убили их [выстрелом], потому что для этого требовалось слишком много пуль. Мы взяли курдов, которых мы повстречали, на краю  моста через Мунзур,  реку  очень глубокую и бурную, и бросили их в нее: одни бросились туда сами, а другие были вынуждены это сделать», — приводит Антер рассказ командира.

 

Заложники держали друг друга в цепях, боясь, что им придется броситься в реку. Солдатам было приказано палками из соседних дубов избивать заложников до тех пор, пока они не прыгнут навстречу своей смерти. «Некоторым солдатам было приказано стрелять в любого, кто пытался плыть по реке, чтобы выжить», — поведал командир Антера.

 

Третьим инцидентом, о котором командир рассказал Антеру и другим членам его лагерной роты, было изнасилование 12 — или 13-летнего курдского ребенка, которое, по его словам, он совершил вместе с несколькими другими солдатами.

 

Антер заканчивает книгу словами, что он написал ее не для того, чтобы сеять ненависть или желание отомстить, а для того, чтобы «люди смогли навсегда возненавидеть действия такого рода».

Автор — Карван Фаизи Дри     Rudaw.net      Перевод   RiaTaza.com

https://www.rudaw.net/english/kurdistan/09052020

Об авторе

Похожие записи