«Заратустра был курдом»(статья американского религиеведа о «неозороастризме» в курдской среде)

«Заратустра был курдом»(статья американского религиеведа о «неозороастризме» в курдской среде)

Испытывая отвращение к  ДАИШ(запрещено в России), некоторые курды отвернулись от ислама после падения Мосула в 2014 году. Многие стали атеистами, в то время как другие искали утешения в зороастризме. Зороастризм, по утверждениям новообращенных, был «первоначальной» религией курдов. 2015 году в Сулеймани открылись два зороастрийских центра, оба из которых признаны государством.

Но везде в исламском мире вероотступничество считается преступлением, но несмотря на то, что многие курды-мусульмане считают зороастрийское «возрождение» проблематичным, оно все растет и набирает силу. И происходит это прежде всего потому, что  этот «новый курдский зороастризм» тесно связан с национализмом. Его последователи предпочитают зороастризм исламу, как альтернативу обскурантизму последнего, и  совпадение этой древнеиранской религии с их видением проблемы независимости и самоопределения, а также подходу к женскому вопросу и проблеме равенства полов. Их взгляды основаны, также, на «мидийской» теории происхождения курдов. И, кстати, известный  политический деятель и публицист Карим Сорени писал, что Зороастр родился близ города Урмия (Рожалат, Иранский Курдистан) и говорил на диалекте Хаврами. Многие американские антропологи еще в  90-х годах указывали, что курдский «неозоростризм» — в значительной мере искусственный конструкт, основанный на историко-идеологических мифах.

 

Считается, что зороастризм имеет историю, датируемую по меньшей мере от 3700 до н.э., возможно, более чем 8500 лет, если основываться на «Гатах» (песнях) Заратуштры- Зороастра. Утверждение о том, что Зороастр, возможно, жил до 6500 года до нашей эры, подразумевает, что он жил в эпоху неолита и, как таковой, предшествовал возникновению городской цивилизации вообще,  в любом месте земли. Соответственно, это подразумевает, что курды предшествуют любой другой этнической группе на Ближнем Востоке.

В   новейшее  самое раннее утверждение о том, что курды изначально были зороастстрийцами, было выдвинуто братьями Бадирхан еще в 30-х годах. Братья Бадр-Хана утверждали, что курды изначально были последователями езидизма, который они рассматривали как курдскую версию зороастризма. В 1970-х и 1980-х годах идея о том, что курды были зороастрийцами, стала центральным постулатом курдского националистического движения в Турции, а также в Иракском Курдистане. Хотя две основные политические партии  Башура,  ДПК и ПСК не отказались от ислама( семьи Барзани и Талабани являются , соответственно, мусульманскими суфийскими тарикатами Накшбандийя и Кадирия — RiaTaza), а  Абдулла Оджалан, основавший Рабочую партию Курдистана (РПК) в Турции, открыто учил, что зороастризм морально и интеллектуально превосходит Ислам. Оджалан популяризировал зороастризм как движущую силу, которая могла бы освободить курдов от  угнетения со стороны «исламских, феодальных врагов», как внутри Курдистана, так и  вне его. Для Оджалана зороастризм является важной частью курдского прошлого, в то время как основатели двух зороастрийских центров в Сулеймании — это часть светлого будущего.

Поначалу именно сторонники РПК в Иракском Курдистане отождествляли себя с зороастризмом и обращались в него. После лета 2014 года к «новой старой религии» присоединились не только сторонники РПК. Расстроенные и разочарованные жестокостью Исламского государства, тысячи курдов разочаровались в исламе и обратились к зороастризму за смыслом  жизни и духовной поддержкой.

Зороастризм распространялся с 1990-х годов в Европе среди курдской диаспоры, и именно курдские репатрианты из Европы начали создавать зороастрийские институты в Иракском Курдистане, начиная с 2015 года. До этого  курдские новообращенные в зороастризм в основном практиковали свою веру в частном порядке. Согласно докладу, опубликованному комиссией Соединенных Штатов по международной религиозной свободе, в Иракском Курдистане насчитывается от 10 000 до 100 000 курдов, обратившихся к зороастризму. При этом, в своем этнографическом исследовании, проведенном в Дохуке антрополог , Мэтью Барбер указывает на  обеспокоенных новообращенных, которые не раскрывали своего отношения к этой религии перед своей семьей и обществом в целом.

В Сулаймании небольшая группа новообращенных смогла открыто заявить о своей новой идентичности благодаря усилиям двух зороастрийских центров, которые были созданы в  этом городе в 2015 году. Первый центр, который находится рядом со штаб-квартирой партии Патриотический союз Курдистана, был открыт первого августа 2015 года. Второй центр, расположенный в богатом жилом районе недалеко от базара, открылся через несколько месяцев. Второй центр был результатом раскола в рядах первого центра. Пир Шаляр Лукман Фархад Пахлаван, курд лет тридцати пяти, вернувшийся из Великобритании после того, как прожил там более десяти лет, возглавляет первый центр. Осенью 2015 года пир Лукман встретился с одной из своих коллег-женщин, Ават Хусамадин, которая решила основать свой собственный центр под названием «Ясна»  с целью  «развития зороастрийской философии». Эти два основателя отличаются своей внешней ориентацией и своим лидерством. То, что объединяет обоих, — это зороастризм, лишенный исторического багажа, громоздких законов и  подробных священных писаний. Они работают совместно, чтобы оказывать социальную помощь людям, повлиять на законодательство и оспаривать обвинения салафитов -фундаменталистов против них.

«Неозороастризм», как бунт против «арабского» ислама

И тем, кто обращается в зороастризм, и тем, кто остается мусульманином, с разной степенью набожности,   не запрещено посещение мероприятий и дискуссий в двух зороастрийских центрах в Сулеймании.  Именно  присутствие второй группы способствовало процессу институционализации неозороастрийских общин, поскольку им надо было в этом случае обеспечить доступ к своей деятельности и последователям других религий.

Теперь мы обсудим, почему некоторые курды переходят в зороастризм, как они формируют свою идентичность и мировоззрение, а затем вернемся к делу сочувствующих. Антипатия к исламу и арабам лежит в основе ответов, которые  неофиты дают, когда их спрашивают о причинах обращения в зороастризм.  Также неофиты всегда приводят националистическую аргументацию. Новообращенные всегда были изначально, по крайней мере номинально, мусульманами.  При этом, я до сих пор  не слышала и не встречала курдов- какаи (также известных как Ахль аль-Хакк или  «Ярсени») или езидов, обращенных в зороастризм. Помимо зороастризма, националистически настроенные  курды также, по крайней мере в одном случае, обращались к езидизму, делая во многом  символический жест, несмотря на то, что езиды не принимают обращенных. Тем не менее летом 2014 года группа хорошо сплоченных курдских интеллектуальных элит обратилась в езидизм в знак протеста против похищения езидских девушек джихадистами и разрушения Синджара (Шангал), где жили сотни тысяч езидов.

Курдские новообращенные обычно начинают с объяснения того, что они были подавлены арабами, что ислам был навязан их предкам, и что их, курдов, убивали и преследовали во имя Ислама. В этом контексте обращение в зороастризм является актом восстания против гнета  вообще, а также против ислама и арабов в частности. «Возвращая религию своих предков» —  зороастризм, эти люди  отделяют себя от курдов, которые «позволяют себе быть порабощенными» учением и духом ислама. Курдские новообращенные определяют ислам как изначально жестокую и угнетающую женщин. Они осуждают многоженство и  «упаковку» женщин в хиджаб и никаб (вуаль на лицо). В  одной из онлайн бесед пир Лукман сказал, что ислам виноват в жестоком обращении и порабощении женщин-езидок, которых ДАИШ похитила, чтобы сделать их сексуальными рабынями. Зороастризм, утверждает он, выступает против рабства и уважает женщин . Он обвиняет ислама в том, что он ввел убийства чести в курдское общество («убийство чести»-убийство согрешившей вне брака дочери или сестры, как правило, руками ее братьев- RiaTaza), утверждая, что курды «не знают насилия». Довод пира Лукмана о том, что пророчество Мухаммада покорило Аравию тем же самым способом, каким ДАИШ  покорил часть Сирии и Ирака, перекликается с современной популярной евро-американской исламофобией. Образ ислама у новообращенных почти «oриенталистский» Согласно Эд — Уорду Саиду ), «ориентализм» разграничивает Ислам как неотъемлемый аспект « отсталого Востока», который не имеет ни истории, ни золотого века, ни интеллектуального содержания. Отвергая  ислам, новообращенные стремятся доказать, что они не  принадлежат к  этой «низшей части мира».  И это они — абсолютно хорошие  верующие, настолько хорошие, что даже не мусульмане.

После 11 сентября 2001 года  американские медиа занялась «культурным  диалогом»,  политизировавшим культуру и религиозный опыт. В частности,  в нем  все консервативные мусульмане — «ваххабиты» обозначены как плохие мусульмане. В курдском случае это вылилось войной между курдами, «хорошими мусульманами», и ДАИШ, «плохими мусульманами». Отказавшись от ислама и освободив курдскую культуру, курдские новообращенные в зороастризм стремятся объединиться с Западом, объясняя, что зороастризм и курдская идентичность соответствуют «просвещенным» западным ценностям, таким как пацифизм, гендерное равенство, демократия и рационализм.

 

Несмотря на жестокость и отсталость ислама, некоторые из зроастрийцев повторяют гиперболические исторические примеры. Например, пир Лукман утверждал во время онлайн — лекции, что: «Во времена Салахадина в каждой курдской деревне жила арабская [мусульманская] семья, которая забирала себе двенадцатилетную и, следовательно, половозрелую  курдскую девочку, которая им нравилась». Такие факты  создают ощущение виктимности, жертвенной ситуации  курдов — Все  брошены   без помощи,  убиты и подавлены. Преступники — это всегда арабы-мусульмане. Акцент на виктимизации, таким образом,  выводит   причины ее вовне и проецирует их  на  внешние факторы,  не допуская  альтернативных  мнений, в том числе виновности курдов . Особое направление и колорит иракских курдских националистических движений характерны для 80-х- 90-х гг.  Они  были не только временем десятилетней Ирано-Иракской войны, но и печально известной операции «Анфал». На протяжении всей войны Саддам Хусейн   оскорбительно называл иранцев «маджусун», что означает «маги», «волхвы». Это слов традиционно использовалось в отношении персидских зороастрийцев, одновременно косвенно определяя арабов, как единственно подлинных мусульман.  Этот шаг был направлен на то, чтобы лишить легитимности аятоллу Хомейни и отрицать мусульманские  основы  его «исламской республики, утверждая, что на самом деле иранцы вовсе не мусульмане. Кроме того, по мере  продолжения  войны режим Баас все более активно использовал Исламскую символику.  Операция «Анфал», которая была актом геноцида против курдов,  — это название коранической суры, которое переводится как «трофеи». Использование Саддамом ислама и скрытое отрицание того, что его враги претендовали на него, способствовали и усиливали отчуждение курдов от ислама и самоотождествлению с зороастризмом. Отчуждение от ислама и арабской гегемонии вместе с отождествлением зороастризма с курдской историей, культурой и особенно национализмом привели к довольно широко распространенной симпатии к зороастризму. Об этом свидетельствует популярное использование зороастрийских символов и имен в курдском обществе. Даже многие курды, которые иначе отождествляют себя с мусульманами, очень уважают  зороастризм как религию своих предков. Другими словами, даже курды-мусульмане  стали принимать националистическую идею повествование о зороастрийском происхождении своих  предков.

Следующие две истории помогают понять, как мусульманские курды в Сулаймании и его окрестностях относятся к зороастризму. Обе они связаны с событиями, которые были организованы  обществом «Ясна»», и оба произошли в течение 2016 года, первое-весной, а второй -в начале лета. Ават Хусамадин, глава «Ясны», пригласила меня посетить то, что она назвала зороастрийским ритуалом в Каскапане, древнем зороастрийском  святом месте примерно в 70 км к северу от Сулаймании, в апреле 2016 года. Это место состоит из погребальной камеры и ритуального пространства, вырезанного в горе. Оно находится примерно в 20 метрах от Земли. В последние годы курдское региональное правительство построило перед зданием металлическую лестницу Хада, чтобы местные и международные туристы могли посетить объект культурного наследия. Ават сказал, что там будет присутствовать министр религиозных дел и вакфов и что потом будет еда.  Мы встретились в «Ясне» утром, и, дождавшись прибытия других, мы в конце концов отправились в Каскапан. Там группа молодых людей, одетых в белое и с инструментами в руках, перелезла через перила и оказалась на внешнем карнизе погребальной камеры. Усевшись полукругом, они начали петь под аккомпанемент струнных инструментов и легких барабанов. Возможно, там было около пятидесяти человек, включая нескольких сановников, одетых в традиционную курдскую одежду, но также и в костюмы. Телевизионная станция взяла интервью у Авата и министра, которые пожали друг другу руки и согласились с важностью официального признания зороастризма. Примерно через час фотографирования все собрали вещи, и пока сановники уезжали, остальные уехали через долину к ближайшему месту пикника. Я поболтал с несколькими людьми и в конце концов добрался до группы певцов. Я спросил их об их обращении, когда они сказали мне,что все они были актерами из актерской гильдии в Арбате, городе к востоку от Сулеймании. Они идентифицировали себя как нерелигиозные мусульмане, которые любили зороастризм и наслаждались событиями этого дня. Однако они не собирались ни присоединяться к «Ясне», ни переходить в зороастризм. Несколько месяцев спустя, во время исламского месяца Рамадан, меня снова пригласили, на этот раз на зороастрийскую свадьбу. В начале дня мы все собрались в «Куриешкаве», кафе недалеко от офиса «Ясны». Мы расселись на полу, на удобных подушках и коврах,  придававших этому месту деревенский вид. Там было около тридцати человек, и все они, кроме невесты и меня, были одеты в курдские одежды.

То, что позволяет Авату Хусамадину и Пир Лукману даже  работать на основании правительственного признания, — это статья 5 курдской Конституции, которая была подписана президентом Курдского регионального правительства Масудом Барзани в 2015 году и гарантирует свободу вероисповедания. Это дает  гражданам право выбирать свою собственную религию, включая свободу оставлять ислам. ( В исламских странах,  даже «светских», вопрос об оставлении ислама, порой,  решается очень жестко. Как правило секулярные режимы оставляют эту проблему в сфере действия мусульманского права, из-за чего возникает, в том числе и риск внесудебного наказания для отступника. Между тем, многие ученые указывают, что кара(либо ее отсутствие), это прерогатива исключительно Аллаха Всевышнего. Обоснование: коранический аят, гласящий «нет принуждения в религии» ( Коран 2: 256), а также дел и поступков самого Пророка Мухаммада. Он никого не наказывал за отход от ислама, в частности, тех сподвижников, которые уехали в Эфиопию и там приняли христианство- RiaTaza.com).

 

В своем стремлении добиться признания правительства и расширить сферу своего влияния Ават Хусамадин и Пир Лукман столкнулись с оппозицией. Этого и следовало ожидать, учитывая их несколько воинственное отношение к Исламу.  Рисуя зороастризм как  луч  света на «темном» мусульманском Ближнем Востоке, Пир Лукман и Ават особенно  подчеркивают, что в отличие ислама,  зороастризм способствует свободе религии, женским правам и выступает против рабства,  насилия и аморальности.   В 2016 году Ават Хусамадин, Пир Лукман и их центры объединили свои усилия и смогли выпустить два трейлера для нового документального фильма под названием “После 1437 лет». Фильм фокусируется на сексуальной морали, равно, как и на некоторых других темах. В  статье «О нравственности зороастрийцев, посвященной критике этого фильма, Абд аль-Латиф, известный салафитский проповедник из Сулаймании, обвиняет зороастрийцев в том, что они спят со своими матерями для  искупления своих грехов. Эта клевета, как справедливо отмечает Ават в своем видео, является распространенным и унизительным клише по отношению к зороастрийцам и некоторым другим религиозным меньшинствам Ближнего Востока. Затем Абд аль-Латиф обвиняет зороастрийцев в том, что некоторые персидские цари-зороастрийцы женились на своих сестрах. Священный наставник и религиозный  Аватар пир Андаз Хавези объясняет, что это часто происходило среди элит. Они в этом  были похожи на египетских фараонов, которые хотели  таким образом сохранить семейное богатств, не допустив его распыления по «новым родственникам». Пир Лукман сразу же перешел в наступление, заявив, что курдский народ никогда этого не делал, потому что, как и зороастрийцы, они уже тогда знали, что это приведет к уродству детей. Во втором трейлере фильма ”После 1437 года » режиссер объясняет, что именно по причине обскурантизма курды-мусульмане выходят из ислама. Через  несколько кадров видеоряда, конечно, зрителям говорят, что после ДАИШ курды уже не могут просто «принять» ислам. Тем временем кадры, изображающие ДАИШ показывают ее и членов этой организации в крайне отвратительном свете, вызывая у них чувство отвращения, в то время, как зороастризм выведен как путь к просвещению и прогрессу. Но ни  трейлеры, ни отрывки, ни интервью, которые я проводила, прямо не говорили о главной подоплеке, имя  которой —  курдская независимость. Стать зороастрийцем — значит обрести культурную независимость, но не политическую, военную или финансовую. Вместо того чтобы обсуждать реальные препятствия, с которыми сталкиваются курды, такие как курдская правительственная коррупция, разделение по партийным линиям и экономическая зависимость от Ирана и Турции, они сосредотачиваются исключительно на «освобождении разума». Частью освобождения разума является освобождение этических ценностей от религиозных законов и эдиктов, что объясняет и необходимость  избегать обвинений в сексуальных домогательствах. Кстати, вышеупомянутый салафитский проповедник Абд аль-Латиф из Сулеймании с большой тревогой отнесся к появлению зороастризма. Он обвинил их в кровосмешении и безнравственности. Тем временем Абд аль-Латиф сам оказался в центре скандала, связанного с супружеской неверностью. Весной 2016 года была опубликована запись  довольно интимного, романтического разговора между Абд аль-Латифом и замужней студенткой. Через несколько месяцев она стала его третьей женой. Для представителей светской интеллектуальной элиты Сулаймании, таких как специалист по гендерным исследованиям Чоман Харди, этот инцидент является доказательством морального банкротства и лицемерия салафизма. Однако его последователи вряд ли просто так отойдут от исламизма только потому, что Абд аль-Латиф оказался «блудливым котом».

Выводы

В течение некоторого времени зороастризм, казалось, набирал силу, особенно после того, как в 2015 году была обнародована статья 5 Конституции Курдистана. Более того, травма от ДАИШ была еще свежа в сознании людей. Но энтузиазм несколько поугас. Зороастрийский  центр  чаще закрыт, чем нет. В организации Пир Лукмана разразился финансовый скандал. В целом жители Сулеймании, казалось, страдали от усталости от сострадания к беженцам и вынужденным переселенцам. По состоянию на 2017 год рестораны больше не закрывались во время Рамадана, хотя белые простыни с большими дырами в них все еще символически закрывали двери ресторана, когда вставало солнце. Что характерно, даже курды, вернувшиеся из Европы, вновь покидали Ирак отчасти из-за экономического кризиса, последовавшего  после 2014 года и потому, что мечта о курдской независимости получила серьезный удар после того, как Багдад отказался признать курдский референдум о независимости, состоявшийся 25 сентября 2017 года. В то время как зороастрийские символы все еще можно найти на базаре и в магазинах, а рестораны продолжают называться в честь персонажей зороастрийской мифологии, пыл угас вместе с надеждами на светлое будущее. Тем не менее, в то время как курдский неозороастризм процветал в Сулеймании и других городах Иракского Курдистана, он породил форму культурного творчества, которая стремилась продвигать евро-американские представления о демократии и правах женщин как подлинных курдских ценностях.

Автор- д-р Эдит Сабо, доцент религиоведения университета штата Алабама. Преподавала в Американском университете Ирака(Сулеймани). Специалист по шиизму и религиозным меньшинствам Ближнего Востока.

Опубликовано на сайте Academia.edu     Перевод  RiaTaza.com

В статье сформулированы исключительно концепция автора и его видение ситуации.

Об авторе

Похожие записи