Ирландский журналист: При вирусной пандемии турки почувствовали вкус жизни в курдских регионах

Ирландский журналист: При вирусной пандемии турки почувствовали вкус жизни в курдских регионах

Недавние меры Турции по сдерживанию распространения пандемии коронавируса представляют собой серьезное  затруднение для тех, на кого они рассчитаны.

Согласно новым правилам, люди в возрасте 65 лет и старше, а также молодежь в возрасте до 20 лет должны будут соблюдать ежевечерний 12-часовой комендантский час. Доступ в 31 крупный город, включая Стамбул и Анкару, будет приостановлен как минимум на две недели.

Но эти меры также резко акцентируют внимание на ключевом  вопросе о власти и контроле. Поскольку правительство Партии справедливости и развития (ПСР) поставило  беспрецедентный рекорд по задержанию сотен тысяч предполагаемых противников, такие меры, как комендантский час, очень неудобны для широких слоев турецкого населения.

 

Анкара поместила миллионы турок практически под ночной домашний арест. Но тот факт, что комендантский час выделяет молодых и пожилых людей, показывает, что правительство не испытывает никаких угрызений совести по поводу определения  тех слоев общества, которые оно считает потенциально опасными для всего  населения и, следовательно, угрозой себе самой. Этот частичный комендантский час особенно странен, поскольку люди все-таки еще должны ходить на работу каждый день. Многие наблюдатели полагают, что эта разрозненная стратегия является попыткой ПСР удержать экономику от застоя  и погружения в рецессию. Поэтому неудивительно, что около 60% зарегистрированных случаев заболевания коронавирусом приходится на Стамбул, где магазины и предприятия остаются открытыми.

 

Если отбросить экономические соображения, то комендантский час-это огромная проблема для тех, кого он затрагивает, поскольку он лишает миллионы турок основного права человека: свободы передвижения. И для 17 миллионов курдов страны этот новый образ жизни слишком хорошо знаком. В 2015 году и в течение многих лет до этого блокирование и массовые ограничения передвижения были нормой для людей на всей территории курдского юго-востока Турции.

 

На фоне серии военных операций против десятков бунтующих  курдских городов и поселков, таких как Джиизре и Нусайбин, а также квартала  Сур в Диярбакыре в 2015-16 годах, тысячи курдских гражданских лиц  попали под  комендантский час,  продолжавшийся в течение нескольких месяцев. Согласно отчетам очевидцев, документально подтвержденным организацией «Международная амнистия», многие люди неделями оставались без электричества и воды.

 

«Я особенно обеспокоен сообщениями о том, что не было проведено никакого заслуживающего доверия расследования сотен предполагаемых незаконных убийств, включая женщин и детей»,- заявил верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн в марте 2017 года.

 

Жестокое обращение  с курдами  со стороны Анкары – это одно из самых недооцененных серьезных нарушений прав человека за последние полвека. В то время как авторитарные правительства  Башара Асада и покойный Муаммар Каддафи были справедливо осуждены западными СМИ и правительствами за их жестокое подавление инакомыслия и независимого гражданского общества, когда речь заходит о ее обращении с курдским меньшинством, член НАТО Турция, похоже, получает «зеленый свет».

 

И на этом  проблема  не заканчивается. Парламент Турции обсуждает законопроект об амнистии тысяч заключенных, чтобы  уменьшить распространение вируса в тюрьмах. Однако этот законопроект не будет применяться к заключенным в тюрьму оппозиционным журналистам, ученым и другим лицам, обвиняемым в сфабрикованных «террористических» преступлениях против государства.

 

Кроме того, такие люди, как заключенный в тюрьму курдский политик Селахаттин Демирташ и журналист Ахмет Алтан, не будут иметь права на временное освобождение, в то время как гангстеры и преступники  такое право получат.

 

«Чем больше мы призываем к  здоровью общества, тем больше правительство нападает на народ, игнорирует волю народа и стремится  подавить ее», — вместо того, чтобы устранить состояние, которое угрожает  этому здоровью — заявил 23 марта Митхат Санкар, сопредседатель курдской  Демократической партии народов (ДПН). Его комментарии последовали за арестами мэров в пяти муниципалитетах с курдским большинством на юго-востоке страны.

 

Для нынешних курдов пандемия коронавируса может даже означать возвращение к тем ограничениям, которые формировали их жизнь в прошлом. Мэр Стамбула от кемалистской Республиканской народная партия (РНП) призвал к полной блокаде,  из-за быстрого распространения вируса в «трущобных» районах города.

«Это всего 15% жителей Стамбула, но их количество  2,5 миллиона человек. Вот почему мы настаиваем на полной блокаде», — заявил мэр Стамбула Экрем Имамоглу в интервью телеканалу Fox TV 8 апреля.

 

Проблема для многих курдов заключается в том, что эти трущобы, такие кварталы, как Окмейдани, Гази и Демиркапы в районе Багджылар,  являются их домом. По той же причине, по которой афроамериканцы испытывают непропорционально высокие показатели заболеваемости COVID-19 в США, как  плохо лечимые меньшинства, также и курды, могут ожидать, что основная тяжесть пандемии в Турции ляжет на них.

 

Тем не менее, при таком быстром всплеске случаев заболеваемости турецкое общество в целом может быть готово к более широкому режиму изоляции.  Но  заставит ли это турок более сочувственно относиться к трудностям, которые последовательно сменяющие друг друга  правительства навязывали своим курдским соседям? В наши  неопределенные времена мало кто мог бы на это рассчитывать.

Автор – Стивен Старр, ирландский журналист, живший в Сирии с 2007 по 2012 год. Он является автором книги «Восстание в Сирии:  взгляд очевидца».

 Arab Weekly         Перевод   RiaTaza.com

 В статье изложен личный взгляд автора на ситуацию

https://thearabweekly.com/lockdown-gives-turks-taste-life-kurdish-regions-0

Об авторе

Похожие записи