Кто такой Мустафа аль-Кадими, третья попытка Ирака выбрать премьер-министра?

Кто такой Мустафа аль-Кадими, третья попытка Ирака выбрать премьер-министра?

В Багдаде возлагают большие надежды на то, что в третий раз произойдет чудо и что новый назначенный премьер-министр Мустафа аль-Кадими добьется успеха там, где другие потерпели неудачу в формировании правительства.

Ирак не имеет полноценно функционирующего правительства с декабря, когда массовые протесты вынудили тогдашнего премьер-министра Адиля Абд уль-Махди уйти в отставку после всего лишь одного года пребывания на этом посту. С тех пор шиитские политические партии спорили о том, кто должен заменить его и сформировать следующий иракский кабинет министров.

В своем первом телеобращении к нации Кадими заявил, что назначенный им кабинет министров будет «служить народу, полагаясь не на слова, а на действия». Но это слишком хорошо знакомое заверение, поэтому иракцы, уставшие от хронической правительственной дисфункции, отчаянно хотят увидеть материализацию сказанных слов.

Назначения на должность  премьер-министра дважды были безуспешными. Оба кандидата — бывший министр связи Мохаммед Тауфик Аллауи, затем губернатор Наджафа и лидер парламентского блока Наср Аднан аз –Зурфи, столкнулись с ожесточенной оппозицией со стороны некоторых политических блоков и вялым нежеланием со стороны других. Оба они были отвергнуты молодыми протестующими Ирака как члены одного и того же надоевшего истеблишмента, который они надеются свергнуть.

Но впервые с декабря 2019 года, кажется, произошло невозможное – все шиитские политические партии Ирака согласовали единого кандидата.

Журналист, который станет премьер-министром

Прослеживание биографии Мустафы аль-Кадими показывает, что он не является профессиональным политиком, и это, видимо, было тем, что позволило ему заручиться большей поддержкой протестующих, чем его предшественникам.

Бежав из саддаовского Багдада студентом первого курса юридического факультета в 1985 году, он обосновался в Великобритании. Работал журналистом в 1990 — х и 2000-х годах, затем в Фонде памяти Ирака в США, вашингтонском архиве, которым руководил писатель и ветеран критики эпохи Саддама Кинан Макия. Он вернулся в Великобританию, чтобы работать в Фонде гуманитарного диалога, которым руководит Хусейн ас-Садр, член известной семьи шиитских священнослужителей.

Кадими вернулся в Ирак, где в 2012 году получил диплом юриста. Затем он работал журналистом и редактором сайта Al Monitor, а в 2016 году был назначен главой Национальной разведывательной службы (NIS) конторой, в те времена весьма коррумпированной, тогдашним премьер-министром Хайдером аль-Абади.

«Он терпеливо противостоял коррумпированной спецслужбе и довольно хорошо ее почистил развернул», – написал в своем твиттере иракский аналитик Саджад Джияд.

Отсутствие у Кадими партийной базы означает, что он приходит к власти с меньшим количеством привязок к партийным интересам. Но это также означает, что ему может не хватить лояльного электората, если он станет премьер-министром, считает Джияд.

Беспартийное прошлое Кадими делает его «неопасным», сводя к минимуму вероятность того, что он столкнется с партийным обструкционизмом в течение месяца, когда он должен сформировать кабинет министров и повестку дня, которую одобрит разделенный парламент.

Соглашение всех шиитских политических партий о назначении премьер-министра знаменует собой важный момент, заявил в четверг агентству Rudaw иракский аналитик по вопросам безопасности Хушам аль-Хашими.

«Это первый случай, когда все шиитские политические партии в Ираке согласились с кандидатом, который не является исламистом и верит в свободу, хотя он может представлять угрозу поддерживаемым Ираном шиитским политическим партиям, включая военизированные формирования «Хашд аш-Шааби в Ираке» — сказал аль- Хашими.

Компромиссный кандидат

Как раз в тот момент, когда Зурфи объявил о своей отставке прессе в четверг утром, политическая элита Ирака собралась в президентском дворце Ас-Салам в Багдаде, чтобы дождаться официального назначения Кадими.

Лидер блока «Фатиха» Хади аль-Амери, ключевой противник назначения как Аллауи, так и Зурфи, присутствовал на церемонии равно, как и бывший премьер-министр Абади, в знак согласия с первоначальным стремлением альянса «Наср» предоставить Зурфи время для упрочения позиции.

Президент Бархам Салих приветствовал назначение кандидата, который, по его словам, пользуется  поддержкой «всех основных политических партий и общественных движений».

«Сегодня, благодаря всем усилиям, все основные политические партии и общественные партии согласились и достигли соглашения о выдвижении кандидатуры Кадими для формирования следующего иракского кабинета министров», — сказал Салих в четверг. — Мы все собрались здесь, во дворце Ас-Салам, чтобы настаивать на формировании сильного и националистического правительства, которое принимает решения в интересах Ирака».

Назначение Кадими происходит в тот момент, когда политическое единство крайне необходимо не только среди враждующих политических партий Ирака, но и на международном уровне. Соединенные Штаты и Иран продолжают оставаться главными движущими силами иракской политики, как внешней, так и внутренней, и ни один кандидат не может быть успешным без молчаливого согласия этих двух держав.

Ирак принял на себя основную тяжесть американо-иранской конфронтации. Военные базы, на которых размещался американский персонал, неоднократно подвергались ракетным обстрелам со стороны поддерживаемых Ираном ополченцев, в то время как США наносили ответные авиаудары.

Поскольку обе страны соперничают за геополитическое влияние на более широком Ближнем Востоке, соглашение между Тегераном и Вашингтоном является наименее вероятным.

«Мустафа аль-Кадими является компромиссным кандидатом для Запада и Востока [США и Ирана], с одобрения Багдада», — сказала депутат парламента Алия Нсаиф Rudaw в телефонном интервью в четверг.

Эти две страны, по-видимому, все-таки отступили от грани тотальной войны всего несколько месяцев назад. Смертоносный ракетный удар по базе К-1 в Киркуке в декабре прошлого года привел к эскалации американо-иранских военных действий, кульминацией которых стало убийство США иранского генерала Касема Солеймани и главы шиитского ополчения Абу Махди аль-Мухандиса в Багдаде 3 января.

Тегеран ответил 8 января шквалом ракет, нацеленных на иракские базы, где размещались американские войска.

Несмотря на ключевую роль США в борьбе с продолжающимся мятежом ДАИШ, оппозиция американскому военному присутствию уже давно нарастает. Поскольку продолжающиеся военные действия сделали американское присутствие еще более затруднительным, это достаточный импульс проиранским фракциям в парламенте, требовать ухода американских войска из страны.

Даже если резолюции парламента больше похожи на лай, чем на укус, было ясно, что сторонники Тегерана в Багдаде могут использовать политическое влияние, чтобы соперничать с военной мощью Вашингтона.

Продвижение вперед

Хотя Иран имеет значительное влияние во внутренней политике Ирака, местная динамика также имеет свои собственные нюансы. Поддерживаемые Ираном шиитские боевики обвинили Кадими, как главу разведки, в причастности к убийству Солеймани и Мухандиса, утверждая, что спецслужбы помогли американцам точно определить местонахождение Солеймани. Эти обвинения национальная разведслужба яростно отвергает.

«Тегеран знает, что Кадими не имел никакого отношения к убийству Солеймани и Мухандиса», – заявил эксперт Хашими корреспонденту Rudaw.

Хотя новый премьер не вызывает горячей поддержки со стороны Ирана, его назначение также не ухудшает его положения в Ираке, что само по себе является успехом.

По мнению эксперта по ирако-иранским отношениям Мохаммеда Бахтияра, принятие Тегераном кандидата, который может не выполнить его требования, является прагматичным шагом. Тегеран согласился на нового премьера, потому что иранцы контролируют парламент, рассчитывая, что он окажется ключевым институтом иракской политики.

«Иран пришел к выводу, что борьба за пост премьер-министра в Ираке бесполезна, поскольку они уже заняли иракский парламент и могут менять и модифицировать законы и приказы в зависимости от того, что служит их интересам» – сказал Бахтияр в четверг в интервью Rudaw – Мустафа аль-Кадими также не является предпочтительным кандидатом для Тегерана, но он лучше для них, чем Зурфи».

У Кадими есть проблемы, которые он должен решить, унаследовав пандемию, нефтяной кризис, протестное движение в преддверии лета, которое будет полным беспорядков. Но время показало, что здравый смысл и ярость обычно предшествуют согласию в политическом ландшафте Ирака, и что как только кандидат получает благословение политических фракций, он может приступить к выполнению своей работы.

Эксперт Джияд считает, что дипломатический опыт Кадими сделает его взвешенным, неконфронтационным и открытым для разрешения споров, с акцентом на диалог и отношения лицом к лицу.”

Там, где большинство шиитских политических партий видели в Зурфи стремление к агрессивным, милитаристским решениям, дипломатические и переговорные навыки Кадими могут быть необходимым противоядием от враждебности в Багдаде. Если нет, то страну ждет еще одно жаркое лето.

Автор – Лаук Гафури Rudaw.net Перевод RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи