Ahval: Все громче голос тишины на юго-востоке Турции

Ahval: Все громче голос тишины на юго-востоке Турции

После кратковременного задержания на прошлой неделе Нурджан Байсал, отмеченная наградами   правозащитница и активистка  из Диярбакыра, продолжала сообщать о ситуации на юго-востоке Турции, где большинство cоставляют курды, и  где местные жители видели, как растущий страх перед пандемией повысил чувствительность правительства к критике.

«Сегодня я позвонила некоторым из моих друзей -врачей –  сообщила Байсал Аhval в подкасте. –  Я пыталась получить какую-то информацию, но    они открыто сказали: «Нурджан, мы не можем говорить».

Через четыре недели после объявления о  первом подтвержденном случае заболевания COVID-19  в стране, Турция занимает девятое место в мире по количеству случаев заболевания – 38 226, при этом более 800 человек умерло. Правительство закрыло большинство магазинов, ресторанов и кафе, отменило все рейсы турецких перевозчиков и ввело карантин более чем в 30 крупнейших городах страны, а также в 100 жилых районах.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в понедельник пообещал расширить число больничных коек в Стамбуле – эпицентре коронавируса в стране. Эксперты в области здравоохранения и оппозиционные политики призвали к полной блокировке и закрытию границ, как это делается в большинстве стран Европы, в то время как правительство арестовало более 400 человек за критические посты в социальных сетях.

Журналистский  мониторинг «Репортеры без границ» заявил, что по меньшей мере восемь турецких журналистов, включая Байсал, были задержаны за репортажи, связанные с пандемией, и теперь ждут, будут ли им официально предъявлены обвинения. «Усилия по сдерживанию потока информации были больше, чем усилия по сдерживанию самой эпидемии», — написала на этой неделе о Турции Мирай Эрби, исследователь Института когнитивных и мозговых наук Макса Планка.

Какую бы политику угнетения ни проводило правительство, оно, как правило, применяет ее в два раза жестче в Диярбакыре, крупнейшем городе преимущественно курдского юго-востока, где Рабочая партия Курдистана (РПК)  действует  уже около 35 лет.

Самый большой и последний всплеск насилия произошел в конце 2015-начале 2016 года, когда правительственные войска использовали танки и артиллерию, чтобы вытеснить молодых сторонников РПК из городских центров, где они воздвигли баррикады в ответ на призыв военных лидеров группировки объявить автономию от государства. Городские центры были  разрушены. С тех пор Байсал трижды задерживалась и была приговорена к 10 месяцам тюремного заключения, дважды совершались обыски в ее доме и подвергалась десяткам полицейских расследований.

На прошлой неделе власти сообщили ей, что ее колонки и посты в социальных сетях вызывают панику и страх. Байсал, лауреат премии мира 2018 года для правозащитников в группе риска, по данным Ирландской организации Front Line Defenders,  что она – журналист  и  правозащитник и поэтому она была освобождена.

«Прокурор в основном спрашивал меня об одном абзаце в моей статье для .Ahval:-«Почему Вы написали о риске заражения коронавирусом в тюрьмах?» —  рассказала она.  Потом прокурор добавил:  «Ты не обычный человек. Ты оказываешь влияние на людей, и тебе следует быть более осторожной”

Проблема тюрем стала одной из самых острых в Турции. Ожидается, что на этой неделе парламент проголосует по законопроекту об освобождении почти трети из почти 300 000 заключенных страны, кроме журналистов, политиков и активистов.

Амнистия является ответом на перенаселенность и опасения по поводу возможного быстрого распространения COVID-19, особенно учитывая отсутствие чистоты, гигиенических средств и возможности дистанцирования за решеткой. Совет Европы и Human Rights Watch осудили этот законопроект и призвали к освобождению также политических заключенных.

После того, как парламентский консультативный  комитет одобрил проект этого законопроекта в субботу, заключенные в исправительной колонии в городе Батман, где большинство  составляют курды, устроили беспорядки. Около 8500 человек, включая тысячи курдских законодателей и журналистов, остаются за решеткой по обвинению в связях с РПК.

На прошлой неделе бывший мэр Диярбакыра Сельджукук Мизраклы написал в колонке  «Ахвал», что правительство бросает бесчисленных журналистов, студентов, юристов и интеллектуалов на смерть в тюрьме.

То, что Мизраклы находится в числе заключенных, подчеркивает отсутствие руководства на юго-востоке Турции, где правительство убирает любого успешного деятеля из прокурдской оппозиционной  Демократической партии народов.

Главные оппозиционные мэры Стамбула, крупнейшего города Турции, и Анкары, ее столицы, Экрем Имамоглу и Мансур Яваш, соответственно, повысили  свои  рейтингы, поскольку они активно  отреагировали на пандемию, в частности, запустив муниципальные кампании по сбору средств для поддержки бедных и малого бизнеса, обеспокоенных короновирусным кризисом.

Эрдоган последовал этому примеру, запустив национальную кампанию пожертвований, на следующий день,  запретив муниципальные кампании по сбору средств. И Имамоглу, и Яваш тут же быстро поклялись продолжать свои усилия по сбору средств для нуждающихся.

Между тем, в прошлом месяце мэр крупнейшего города на юго-востоке Турции был приговорен к более, чем девяти годам тюремного заключения.

После прошлогодних местных выборов правительство уволило 40 мэров  от ДПН и посадило в тюрьму десятки других ведущих курдских лидеров, таких как Селахаттин Демирташ,  бывший сопредседатель ДПН  и кандидат в президенты.

«У нас нет мэров, — сказала Байсал. — У нас нет людей, которые могли бы говорить от нашего имени».

В довершение всего правительство пообещало дать курдскому народу на юго-востоке Турции мир, экономическое развитие и местные права, но потерпело неудачу, по словам Байсал.

«Этому правительству нельзя доверять, — сказала она. “Они не выполнили своих обещаний, так что у нас есть проблема с доверием».

Правительство также закрыло большинство общественных организаций на юго-востоке страны, в том числе Sarmaşık, которые теперь доставляли бы продовольствие и другую поддержку бедным и находящимся в опасности жителям Диярбакыра, если бы они не были закрыты в 2016 году.

Байсал и некоторые ее друзья на прошлой неделе объединили усилия, чтобы запустить новую инициативу, направленную на то, чтобы ежедневно доставлять не менее 50 наименовании продуктов питания людям в более бедных районах Диярбакыра, таких как Сур и близлежащий Баглар.

После того, как потребовалось много времени, чтобы приспособиться к новым правилам дистанцирования, большая часть Диярбакыра теперь закрыта и тиха. Но Байсал все еще  наблюдает  значительное пешеходное движение в менее богатых, более густонаселенных районах, таких как Сур и Баглар.

«Такое социальное дистанцирование – это большая  роскошь в некоторых  районах, — сказала она. —  Если  люди здесь не будут работать, то хлеба на этот день не будет. Так что, если государство не будет поддерживать их продовольствием и другими  предметами первой необходимости, эти люди  все равно выйдут  и продолжат работать».

Байсал также продолжала работать. Из-за своего опыта работы с крупными международными организациями, такими как программа развития ООН, она меньше озабочена длительным тюремным заключением, чем большинство журналистов на юго-востоке страны, которым не хватает такой поддержки. Но угроза заражения COVID-19 во время даже очень короткого пребывания в тюрьме беспокоит ее.

«Я чувствую ответственность  за то, чтобы  информировать людей о том, что здесь происходит, но это действительно непросто,- сказала она,  имея в виду  двух своих сыновей, которым 13 и 16 лет. — Они нуждаются во мне, и я не хочу сидеть в тюрьме  во времена коронавируса».

Байсал сказала, что впервые она начала публиковать, а затем быстро удалять твиты, которые, как она опасалась, могут привлечь внимание правительства. Она думала о том, чтобы не писать репортажи по-турецки в течение месяца или пока не закончится короновирусный кризис..

«В течение последних восьми лет я никогда не останавливалась, Я всегда продолжала писать, даже через силу, — заметила  она. — Но сегодня я думаю, что, возможно, мне нужно остановиться … В стране  нет никакого закона».

Все основные решения в Турции, по-видимому, принимаются одним человеком, сказала Байсал, и растут опасения, что Эрдоган может сделать шаг, подобный тому, что сделал на прошлой неделе премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, по существу ликвидировав парламент, чтобы  единолично править.

«Турция действительно находится во тьме последние четыре-пять лет. Я не знаю,  сколько еще это может продолжаться  — сказала она. — Каждый год мы говорим себе, что это пройдет, но это не проходит. На этот раз я смотрю на вещи без надежды».

 Автор – Дэвид Лепеска     Ahval       Перевод    RiaTaza.com

Мнения, выраженные в этой колонке,  изложены  автором и не обязательно отражают  редакций Аhval   и RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи