Ситуация в Сирии: cмерть или побег ( американское аналитическое издание)

Ситуация в Сирии: cмерть  или побег ( американское аналитическое издание)

Бомбардировки больниц, клиник и других медицинских учреждений были стандартной тактикой для  Дамаска с целью изгнать оппозиционных  сирийцев из страны. Это сработало, но сейчас существует серьезный кризис здравоохранения из-за вируса covid19, к которому страна не готова. Исчезло не только большинство медицинских учреждений, но и медицинский персонал. Даже многие из тех, кто лоялен правительству, уволились, как правило, по экономическим причинам. Вирус, возможно, никогда не достигнет многих более отдаленных частей страны, но в крупных городах и поселках  он достаточно распространен, чтобы  заразить и приезжих.  Большинство из тех, кто заражается и нуждается в аппарате искусственной вентиляции легких (аппарат стоимостью в несколько тысяч долларов, который помогает дышать), не будут иметь доступа к нему, и это увеличит число жертв. В настоящее время во всей Сирии насчитывается менее 400 коек интенсивной терапии,  которая обеспечивает доступ к аппарату искусственной вентиляции легких. Подсчитано, что в Сирии будет в десять-двадцать раз больше пациентов covid19, нуждающихся в интенсивной терапии. В результате тысяча или более сирийцев умрут в течение ближайших нескольких месяцев из-за вируса и отсутствия медицинских учреждений.

Сирия все еще находится в состоянии войны. Ежемесячная смертность значительно снизилась, потому что война идет на спад, но все еще есть несколько сотен связанных с войной смертей в месяц. Число жертв среди гражданского населения значительно сократилось: в феврале их было менее 300, а в марте- около сотни. Смерти от короновируса будут свалены  на войну. В самые худшие времена  война приводила к нескольким тысячам смертей в месяц, поэтому короновирус рассматривается как незначительное бедствие, а не как крупное событие, как это происходит в других странах. Covid19 вызовет некоторый страх и настоящую болезнь, но 80 процентов людей, подвергшихся воздействию вируса, ничего не чувствуют, а половина инфицированных не проявляет никаких симптомов. Большинство смертей приходится на пациентов, которые уже находятся в плохом состоянии здоровья. Вирус пройдет через Сирию, оставив после себя больше беспокойства, чем агонии.

С 2011 года в результате боевых действий в Сирии погибло почти 400 000 человек, многие из которых были мирными жителями.

В некоторых случаях, как и в случае с тюрьмами, Асады рассматривают угрозу covid19 как бонус, а не как проблему. Многие заключенные умрут, и для тех, кого допрашивают, есть новый стимул говорить; удаление в безопасную зону, пока вирус не пройдет.

По всей стране угроза covid19 замедлила военные действия. Войска неохотно вторгаются в районы, где вирус может свирепствовать.  Больше полагаются на авиаудары и артиллерию, а войска выдвигаются только после того, как все в целевых районах  все мертвы или бежали. Даже исламские террористы предупреждают своих членов принять меры предосторожности, чтобы избежать заражения. Гражданские лица, наиболее подверженные риску для covid19 –  это примерно миллион человек, живущих в контролируемых повстанцами районах провинции Идлиб.

Турецкие  проблемы

Из-за Сирии Турция сейчас ведет многофронтовую войну.  Главный  фронт находится на севере Сирии, где в настоящее время насчитывается более 10 000 турецких войск плюс еще больше  боевиков «сирийской свободной армии», противостоящих силам Дамаска при поддержке российской авиации и  иранских наемников. Турция, Иран и Россия должны быть союзниками, но этот союз никогда не был стабильным, а теперь он просто не работает.

Менее  заметная война  —  это война с НАТО,  разгоревшаяся  на греческой границе. Турция стремилась вымогать больше наличных денег и сотрудничества у ЕС, позволяя тысячам мусульманских нелегальных мигрантов в Турции добраться до греческой границы и попытаться пересечь ее. Греки, уставшие от того, что остальная часть ЕС оставила их, несмотря на обещания принять большинство нелегалов, проникших в Грецию, послали войска и военизированную полицию к турецкой границе с приказом стрелять по нелегалам, пытающимся прорваться внутрь. Турецкие войска выстрелили  слезоточивым газом и несколькими пулями в греческие войска, чтобы помочь нелегалам проникнуть в Грецию. Те немногие, кому это удалось, оказались под арестом  на обратном пути в Турцию, или в стране  происхождения.

План 2016 года, в котором ЕС заплатил туркам почти 7 миллиардов долларов за то, чтобы их греческая граница была свободна от нелегалов, больше не действовал. В то же время ЕС наконец объединился, чтобы противостоять продолжающемуся вторжению в основном мусульманских нелегальных мигрантов. Мусульманские мигранты оказались стойкими к ассимиляции и породили большое число  террористов и бандитов. В некоторых странах ЕС, принявших много мусульман, уровень преступности за десять лет вырос более чем вдвое. Причиной тому были мусульманские мигранты, и, несмотря на то, что большинство заключенных  в тюрьмах теперь были мусульманами, беспорядки продолжались без особых перспектив на перемены. ЕС недавно потерял одного из своих крупнейших, наиболее процветающих и старейших членов из-за этих проблем. Британия стала первым членом ЕС, вышедшим из этих организаций, и некоторые другие угрожают сделать то же самое. И самый очевидный результат всего этого – вооруженное противостояние греков и турок на их общей границе.

Турецкое общественное мнение враждебно относится к сирийским беженцам, которых они принимают, а также к меньшему числу афганских, иракских и других мусульманских беженцев. Многие из них —  не беженцы, а экономические мигранты, готовые сделать все возможное, чтобы попасть в более богатые западные страны. Европа больше не терпит этих беженцев, и турки не в восторге от того, что они застряли у них. Эта проблема усугубляется, особенно для исламистского правительства, которое Турция имела в течение последних двух десятилетий. Это правительство стало союзником России и Ирана, двух своих  традиционных врагов.

К всеобщему удивлению, эти союзы не сработали. Чтобы угодить этим новым друзьям, Турция рисковала быть исключенной из НАТО. Хуже всего то, что изгнание из НАТО означало бы, что Запад будет рассматривать Турцию просто как еще одну плохо управляемую, терпимую к исламским террористам и ненадежную ближневосточную страну. Единственное, с чем большинство турок может согласиться, — это не желать отворачиваться от Запада. Политика сближения с арабскими странами и терпимости к некоторым исламским террористическим или радикальным группировкам также утратила свою прежнюю популярность. Турки уже давно (со времен Первой мировой войны) враждебно относятся к участию в зарубежных войнах, особенно когда речь идет о гибели турецких солдат.  До сих пор в 2020 году Турция направила в Сирию гораздо больше  войск, и все больше солдат гибнет. Турецкие избиратели ясно дали понять, что нынешнее правительство, скорее всего, проиграет следующие выборы, если сирийское вмешательство продолжится.  И из  Сирии Турция не может просто так уйти. Сирия-это сосед, и более трех миллионов сирийских беженцев находятся в Турции, а в самой стране продолжаются беспорядки. Турецкие и российские войска стреляют друг в друга, а иранцы не намного лучше.

Турция также оказалась втянутой в гражданскую войну в Ливии. Этот конфликт продолжался так же долго, как и Сирийская война, но был гораздо менее разрушительным. Турция направила в Ливию около 5000 военнослужащих, но 90 процентов из них – сирийские наемники, которых Турция уже давно использует в Сирии. До сих пор в этом году в Ливии погибло около 200 таких наемников. Этим наемникам платят больше, чтобы они служили в Ливии, поэтому недостатка в добровольцах нет.

В Сирии эти наемники постоянно вступают в споры друг с другом. Некоторые из них служат в подразделениях повстанческих группировок, к которым они первоначально присоединились, прежде чем согласиться работать на турок. Некоторые из этих группировок находятся в междоусобных конфликтах  , которые обострились, и  пришлось использовать турецкие войска, чтобы успокоить ситуацию.  Но если  они вступят в перестрелку с некоторыми из этих наемников, то для турецкого правительства это будет катастрофической потерей лица.

Иранские интриги

Усилия Ирана по расширению своего контроля в Ираке и Сирии не приносят желаемых результатов. Хуже того, участие в Ираке и Сирии вызывает все большую антиправительственную активность внутри Ирана. Иран сильно пострадал от covid19, отчасти потому, что правительство отвергло вирус как серьезную угрозу.

Несмотря на значительно сокращенный бюджет операций в Сирии, выскопоставленные офицеры иранского  спецназа аль-Кудс убедили своих боссов еще в Иране, что в Сирии необходимо больше наличных денег, чтобы предотвратить крах  там всех иранских усилий. Однако наличные деньги, по-видимому, пришли, потому что иранцы увеличили зарплату и льготы для многих наемников, включая местных сирийских суннитских боевиков, которых они завербовали. Сирийская экономика все еще находится в беспорядке, и хорошие рабочие места трудно найти. Хотя быть иранским наемником может быть опасно, иранцы говорят своим  сирийским новобранцам, чтобы они продолжали делать то, что они всегда делали: защищали свой собственный город или окрестности.

Иран также испытывает больше проблем в Ливане. Там поддерживаемое Ираном ополчение Хезболлы теряет большую поддержку, потому что первый случай covid19 в Ливане был прослежен от  ливанской женщины, которая только что вернулась (в конце февраля) из Ирана, где covid19 заражал и убивал множество людей, включая высокопоставленных священнослужителей и политиков. Хезболла была признана ответственной за то, что ковид19 вспыхнул в Ливане, потому что  уже давно  считается иранской марионеткой и угрозой демократии в Ливане. В ответ на это Хезболла превратилась в полноценного ливанского «государственного служащего» внутри Ливана. Члены «Хезболлы» явно оказывают помощь тем, кто поймал ковид19, и помогают поддерживать общенациональный карантин. На сегодняшний день в Ливане зарегистрировано около 500 подтвержденных случаев заболевания и менее двадцати смертей. В Иране было зарегистрировано почти 50 000 случаев инфицирования и около 3000 смертей. Ливанцы никогда особо не любили Иран, и теперь есть еще одна причина для того, чтобы разжечь эту неприязнь.

Хроника событий последних месяцев

5 апреля 2020 года: на востоке (провинция Дейр-эз-Зор)  находящемся под сирийским контролем, но при  отсутствии сил безопасности  некоторые группировки ДАИШ, скрывающиеся там, заявили о себе и терроризировали  мирных жителей похищениями и убийствами.  ДАИШ хочет, чтобы гражданские лица оказывали поддержку им, а не сотрудничали с полицией или солдатами, которые преследуют исламских террористов. За последнюю неделю по меньшей мере девять мирных жителей были убиты  в более чем дюжине сельских городов и деревень

4 апреля 2020 года: турецкие военные сообщили, что их  войскам в Сирии было приказано замедлить операции, чтобы свести к минимуму вероятность заражения войск вирусом covid19.

3 апреля 2020 года: на севере (курдский город Манбидж) турецкие и сирийские войска противостоят друг другу и периодически открывают огонь. Как правило, единственные жертвы –  это местные мирные жители. Многие турецкие подразделения, на самом деле,   сформированы из  сирийских  наемников  из «свободной армии»,  сформированной  из  антиасадовски настроенных сирийских суннитов. Силы Асада являются шиитскими и создают напряженную ситуацию. Два старших сирийских офицера были недавно ранены в результате турецкого обстрела. Это  произошло в долине реки Евфрат, а Манбидж расположен на шоссе М4. Это шоссе является главным шоссе восток-запад от Алеппо до  оплота  Асада –  провинции Латакия и ее средиземноморских портов.

Далее на восток, в большей части курдской провинции Хасака, турецкие наемники противостоят курдским повстанцам из  SDF. Технически и SDF, и ССА являются  для сирийского правительства повстанцами, но с 2011 года ситуация изменилась, и теперь ССА борется за безопасность своих семей в Турции, а боевики СДС-за безопасность своих семей на северо-востоке Сирии. Боевые действия между  SDF и ССА носят сдержанный характер, и турки знают, что у них есть проблемы с этим, поскольку  SDF  и ССА действительно не хотят воевать друг с другом. Кроме того, SDF обвиняются в привлечении  американской воздушной поддержки. Турки   не хотят, чтобы ее использовали  против  ССА, с чем согласны сирийские наемники.

2 апреля 2020 года:  На северо-западе страны (провинция Идлиб) страх перед выходом вируса covid19 из-под контроля помог сохранить хрупкое перемирие. Рекордно  низкое количество людей –  сотня или около того гражданских лиц погибли в Идлибе в течение последнего месяца, поскольку боевые действия были минимальными,  на фоне  усилий по борьбе с covid19, шедших  полным ходом. Наземные войска не хотели продвигаться в районы, где присутствовал вирус, поэтому несколько жертв среди гражданского населения были вызваны авиаударами.

Covid19 убивает менее одного процента инфицированных и  не отличается от других болезней, уже присутствующими в Идлибе. Самым страшным аспектом covid19 является то, что он существует  и может вызывать гриппоподобные симптомы наряду с проблемами дыхания. В районе, где смерть от случайных выстрелов, бомб и снарядов является постоянной угрозой, короновирус является лишь  одной из многих смертельных угроз.

31 марта 2020 года: в центральной Сирии (провинция Хомс) был нанесен еще один израильский авиаудар,  поразивших  авиабазу Шайрат по меньшей мере восемью ракетами.

26 марта 2020 года: на северо-западе страны (провинция Идлиб) Турция перебросила в Сирию по меньшей мере одну американскую зенитную батарею  «Ястреб». Считается, что турки ввели батарею «ястребов» в Сирию (к северу от Алеппо) в 2018 году, но вскоре  она  была отправлена обратно в Турцию. Недавнее прибытие этих  батарей  является частью крупного наращивания турецких сил в Идлибе и прилегающих провинциях Алеппо. В настоящее время в Сирии действуют по меньшей мере три турецкие боевые бригады с тысячами бронированных и небронированных машин. К последним относятся танки, самоходные артиллерийские установки и машины пехоты.

23 марта 2020 года: министр обороны России посетил Дамаск для встречи с президентом Сирии Хафезом Асадом и проработки деталей российско-сирийского сотрудничества в провинции Идлиб и будущих российских экономических проектов в Сирии.  Асад хочет возобновить свое наступление, чтобы очистить шоссе М4 между Алеппо и побережьем Средиземного моря. Асад также хочет договориться с Россией и о том, какие мирные условия  Дамаск предложит курдам.

22 марта 2020 года: на востоке страны (провинция Дейр-эз-Зор), по-видимому, был нанесен еще один израильский авиаудар по иранскому оружейному складу, хранящемуся вблизи контрольно-пропускного пункта Аль-Букамаль в Ираке. Этот пограничный переход жизненно важен для сухопутного маршрута Иран-Средиземноморье, обеспечивающего любую иранскую военную экспансию  в Сирии и Ливане. Израиль уже бомбил его раньше и, по-видимому, будет продолжать это делать. Именно это произойдет и с новой военной базой, которую Иран строит здесь, на сирийской стороне границы. База почти достроена, несмотря на несколько израильских авиаударов.  А они     сейчас   усиливаются в попытке уничтожить базу.

Впервые правительство Асада признало, что вирус covid19 достиг Сирии. Неофициально вирус был обнаружен в Сирии более месяца назад. Правительство Асада отрицало это до тех пор, пока они думали, что им это сойдет с рук. В Сирии все еще много антиасадовских сирийцев, и они считают, что Асад  прошляпил допуск зараженных иранцев в страну. Это произошло до того, как у них проявились симптомы заболевания. Можно получить covid19 и не чувствовать его в течение недели или двух. Большинство стран избегают впускать инфицированных людей, вводя двухнедельный карантин для посетителей, чтобы убедиться, что они не заражены вирусом. Такой карантин, однако, не был наложен ни на одного иранца, прибывшего сюда.

19 марта 2020 года: иранские военные советники продолжают вербовать местных шиитов в новые отряды наемников, базирующиеся на юге, вблизи границ Израиля и Иордании, а также на северо-востоке, вблизи автономных курдских провинций. Некоторые из этих подразделений предназначены для местной обороны, но более высокооплачиваемые получат большую подготовку и лучшее оружие, чтобы их можно было перемещать по стране по мере необходимости.

18 марта 2020 года: на северо-западе страны (провинция Идлиб) два турецких солдата были убиты и один ранен ракетой или минометным снарядом, выпущенным  джихадистами.

17 марта 2020 года: командир иранского КСИР Мехран Азизани был убит, находясь в плену у группировки Аль-Каида. Азизани был схвачен три недели назад, и было неясно, как он умер. Один из слухов заключается в том, что это был ковид19, потому что Азизани можно было обменять на то, что было нужно группировке Аль-Каида.

11 марта 2020 года: под Багдадом (база Тадж) поддерживаемое Ираном ополчение выпустило двадцать ракет по находящимся там силам НАТО. Погибли два американца и один британский солдат.  «Хезболла Катаиб», поддерживаемая Ираном иракская группировка — филиал ливанской Хезболлы,  взяла на себя ответственность за это нападение. На следующий день США нанесли авиаудары по  ее объектам. Один из них был нанесен через границу в Сирии недалеко от контрольно-пропускного пункта Аль-Букамаль в Ираке. Эта атака уничтожила 26 бойцов «Хашд-аш-Шааби», которые все чаще появляются в Сирии, несмотря на иракские законы, запрещающие это.

6 марта 2020 года: на северо-западе Сирии последняя концентрация исламских террористов делает последнюю попытку в провинции Идлиб. Сирийская армия при поддержке России медленно очищает провинцию от исламских террористов, несмотря на сопротивление исламских террористов и турецких сил. Внезапно появляется гораздо больше мертвых террористов, и предпринимаются усилия, чтобы идентифицировать их или посмотреть, хотят ли семьи или страны вернуть тела. До сих пор около пятидесяти погибших исламских террористов были идентифицированы как пакистанцы. Но Пакистан отказывается комментировать или предпринимать какие-либо действия для урегулирования этой ситуации.

5 марта 2020 года: на юге страны (за пределами Дамаска) был убит в бою командир КСИР (иранского Корпуса Стражей Исламской революции) Фархад Дабириан.

4 марта 2020 года: за ночь было нанесено два израильских авиаудара. Один из них находился в центральной Сирии (провинция Хомс), а другой-на юге (провинция Кунейтра) вблизи израильских Голанских высот. Оба нападения, по-видимому, были связаны с иранскими ракетами или ракетами, перемещаемыми в Ливан или на огневые позиции вблизи израильской границы. Сирия заявила, что ее ПВО перехватила некоторые израильские ракеты, но доказательств этому не было. Спутниковые фотографии обычно показывают, насколько успешны атаки, обнаруживая разрушенные здания или другие очевидные повреждения.

3 марта 2020 года: ливийское временное  правительство  открыло посольство в Сирии, отчасти потому, что сирийцы также воюют с турками. Ливийское посольство в Сирии закрылось в 2012 году и с тех пор остается без ливийского посла.  Оно является одним из двух правительств в Ливии и контролирует около 85 процентов территории страны. Соперничающее, поддержанное ООН правительство призвало турок в конце 2019 года. Это турецкое вмешательство было осуждено большинством арабских стран.

2 марта 2020 года: в Сирии Иран пригрозил поддержать сирийские войска, если турки нападут. Иранцы, по-видимому, выпустили баллистическую ракету по наступающим турецким войскам, но  она, не причинила никакого ущерба. Турки утверждают, что перехватили ракету, но не говорят, с помощью чего именно. Кроме того, иранские войска держались в стороне.

1 марта 2020 года: Соединенные Штаты получили еще больше просьб от Турции о военной помощи, чтобы остановить российские атаки на турецкие войска в Сирии. США отказались помочь войсками или отправкой в Турцию батареи ПВО Patriot. Американцы заявили, что сделают все возможное,  по возможности без прямого военного вмешательства, и дали понять, что считают Россию виновной стороной. Но ситуация не соответствовала критериям, которые должны были привести в действие  положение  о взаимной обороне НАТО. Это  может произойти  только в том случае, если Россия нападет на саму Турцию. США. указали, что турецкое присутствие в Сирии технически незаконно, как и прежняя и нынешняя поддержка Турцией исламских террористических группировок. Другие члены НАТО предлагают Турции военную поддержку внутри Турции, но не батареи Patriot, которые  были на границах Турции после 2014 года для защиты от возможного нападения  ДАИШ. Есть еще несколько иностранных батарей Patriot, охраняющих авиабазы в восточной Турции, которые активно используются самолетами НАТО. Другие члены НАТО недовольны тем, что Турция разрешает сирийским беженцам въезжать в Европу, и возмущены тем, что турки требуют от ЕС больше наличных денег, если турецкая граница с ЕС будет закрыта еще раз.

29 февраля 2020 года: Турция потребовала от российских войск прекратить поддержку сирийского наступления на повстанцев в провинции Идлиб. И Россия, и Иран настаивают на том, что они являются единственной законной иностранной силой, допускаемой в Сирию. Правительство Асада, хотя и широко осуждаемое за прошлые и нынешние зверства, было законным правительством Сирии на протяжении десятилетий и действительно приглашало туда российские и иранские войска. Турки же были приглашены сирийскими повстанцами, которые с 2011 года пытаются вытеснить Асадов.

Проблема заключается в том, что Турция поддерживает исламские террористические группировки, которые воюют со всем миром, а также с Асадами.  Но любая страна, поддерживающая или пытающаяся использовать исламские террористические группы, обманывает себя. Признавая это, турки в основном зависят от одной светской сирийской повстанческой группировки-ССА и  задействуют их  в качестве наемников. ССА,  не борется за свержение Асадов, а скорее поддерживают турецкие усилия по созданию 30-километровой зоны безопасности на сирийской стороне границы, чтобы не допустить исламских террористов и других нежелательных лиц (например, сирийских беженцев) из Турции.

Россия  поддерживает Турцию в вопросах исламских террористов и нелегальных мигрантов.  Но она вынуждена выбирать между Ираном, который хочет, чтобы Асад правил во всей Сирии любой ценой, и Турцией, которая хочет иметь свою зону безопасности также  любой ценой. Лидеры России и Турции договорились в ближайшее время встретиться и обсудить возможные решения.

Ключевая проблема здесь заключается в том, что Россия хочет единой Сирии под руководством дружественного России правительства. На данный момент это означает только Асадов, а значит и их покровителя  Ирана. Единственная компромиссная  возможность –  это приемлемая сделка по обеспечению безопасности турецкой границы.  Положительный фактор здесь заключается в том, что ни Турция, ни Россия не хотят  воевать друг с другом. Это проигрышное предложение для обеих стран, но турецкие лидеры взяли на себя обязательство обеспечить безопасность границы,  а российский лидер не может позволить себе ничего, что пахнет поражением в Сирии.

28 февраля 2020 года: Россия направила в Сирию еще два фрегата, причем оба корабля пришли из Черного моря через контролируемый Турцией канал Босфор/Дарданеллы. По международному соглашению Турция должна разрешить проход всех военных кораблей через Босфор/Дарданеллы, если только это не поставит Турцию под угрозу. Турция заявила России, что они будут использовать этот пункт  конвенции Монтре по проливам для блокирования всех российских морских перевозок, если Россия выступит против турецких сил в Сирии. Это, видимо, сыграло свою роль в решении России отойти в сторону и позволить турецким войскам нанести серию ударов, нанеся серьезный урон сирийским силам в провинциях Идлиб и Алеппо.

27 февраля, 2020 с Голанских высот сирийцы сообщили, что несколько израильских вертолетов пересекли границу Сирии и атаковали несколько целей. Это произошло через несколько часов после того, как израильский беспилотник выпустил ракеты, которые попали в автомобиль и убили Амада  ат-Тавиля, полевого  командира  «Хезболлы» .

Strategy Pages   Перевод      RiaTaza.com  

 В статье изложено видение ситуации редакцией сайта  Strategy Pages  не обязательно совпадающее с позицией редакции   RiaTaza.com

https://www.strategypage.com/qnd/syria/articles/20200407.aspx

Об авторе

Похожие записи