Бывший турецкий дипломат: Баланс сил на БВ продолжает колебаться, и возможен приход нового игрока – Китая

Бывший турецкий дипломат: Баланс сил на БВ продолжает колебаться, и возможен приход нового игрока – Китая

Разногласия между влиятельными лицами Вашингтона по поводу того, следует ли США оставаться в Сирии, по-видимому, остаются нерешенными. Это может оставаться таковым еще некоторое время. Когда эта неопределенность закончится, будет легче угадать, что будут делать другие важные  международные  игроки в регионе, но ситуация может оставаться неустойчивой до ноябрьских президентских выборов в США.

В свете нынешних показателей президент Дональд Трамп, похоже, принял свое решение по северо-восточной Сирии. Он решил уйти из этого района и передать курдским боевикам миссию по защите нефтяных скважин этого района. Поэтому и вопрос о нефтяных скважинах, и вопрос о защите курдов, похоже, решен.

Что касается района Таиф на юго-востоке Сирии, то Вашингтон, вероятно, сохранит там военный контингент, поскольку он находится на пути снабжения «Хезболлы» из Ирана через Багдад и Дамаск в Ливан. На фоне растущего беспокойства по поводу продолжающегося присутствия США в Ираке трудно сказать, сможет ли Вашингтон воспрепятствовать потоку поставок через этот коридор. В прошлом в этом районе имели место незначительные столкновения между российскими и американскими войсками. Из-за очевидного российско-иранского сотрудничества в Сирии мы не знаем, как далеко пойдет Москва, чтобы вытеснить оттуда американцев, но в конечном счете она может проигнорировать интересы Ирана в этой области и достичь соглашения с Вашингтоном.

В Идлибе мало надежды на то, что США и Россия договорятся о единой политике. Существует новое отношение США к этой провинции. Они перестали  прямо  обвинять  Хайят Тахрир аш-Шам, крупнейшую, связанную с Аль-Каидой террористическую организация в этом районе. Если такое отношение останется неизменным, то это может сформировать новую политику, а именно –  Вашингтон может спровоцировать Турцию на эскалацию столкновений между Анкарой и Сирией, что может привести к конфронтации между ней и Россией.

Новое явление в Идлибе – это участие Китая, хотя и косвенное.  Пекин  вынужден стать участником столкновений из-за присутствия Туркестанской исламской партии в Сирии. Это филиал группы, которая базируется в Пакистане и Афганистане. По оценкам, численность ее боевиков в Сирии колеблется от 4000 до 7000 человек. Эта цифра значительно выше, когда речь идет о членах семьи и детях-солдатах. Эта группа обосновалась в районе Джиср-аш-Шугур, в основном в домах, покинутых христианскими и алавитскими семьями, бежавшими от угрозы ДАИШ. Конечная цель партии – получить боевой опыт в Сирии, прежде чем вернуться в китайскую провинцию Синьцзян с целью освобождения ее от контроля Пекина.

Китай, конечно же, не останется равнодушным к такой прямой угрозе своей стране. Еще в 2017 году  были сведения, что Китай развернет войска в Сирии, чтобы сражаться бок о бок с сирийским правительством. Он внимательно следит за развитием событий и поддерживает Сирию как из-за операций  с участием собственных уйгурских сепаратистов, так и потому, что Дамаск может стать важным посткризисным партнером в его  проекте «Пояс и путь». Кроме того, Китай может также стать самым важным вкладчиком в восстановление Сирии, как в финансовом плане, так и благодаря своему опыту в строительстве.

Трудно сказать, каков будет исход соперничества между США, Россией и Китаем в Сирии. Интересы США отличаются от интересов, как Китая, так и России. Поэтому эти две страны могут  объединиться   против Вашингтона на сирийском театре военных действий.

Восточное Средиземноморье стало еще одной зоной соперничества после открытия крупных морских запасов нефти и газа. Россия будет очень сильно участвовать в этом соперничестве, потому что разведка сирийского шельфа, вероятно, будет осуществляться ее государственными компаниями. Москва также заинтересована в исследованиях шельфа  других прибрежных стран Восточного Средиземноморья. Это участие, вероятно, будет осуществляться в форме сотрудничества или совместных предприятий с западными компаниями.

Аналогичная конкуренция может иметь место и в отношении сухопутных и морских запасов нефти и газа Ливии. В отличие от Восточного Средиземноморья, конкуренция в Ливии может быть в форме  локальных  войн, поскольку в стране уже идут бои между двумя соперничающими сторонами.

Турция может стать участником переговоров в Восточном Средиземноморье из-за потенциальных запасов нефти и газа в пределах своей морской юрисдикции. Но в Сирии и, в меньшей степени — в Ливии,  Турция не имеет возможности взять на себя роль игрока, определяющего правила игры.

Автор –  Яшар Якиш-бывший министр иностранных дел Турции и один из основателей правящей партии  ПСР

Arab News    Перевод    RiaTaza.com

https://www.arabnews.com/node/1653711

Об авторе

Похожие записи