Турецкий журналист: Сирийские курды размышляют о возвращении Африна в тени идлибского кризиса

Турецкий журналист: Сирийские курды размышляют о возвращении Африна в тени идлибского кризиса

В то время как боевые действия в сирийском повстанческом бастионе Идлиб продолжаются, подпитываемые турецким стремлением обратить вспять процесс военных успехов асадовского режима, менее ощутимая, но связанная с этим борьба идет на севере, где сирийские курды взвешивают свои варианты того, как отбить контролируемый Турцией Африн.

Удерживаемый Турцией и ее союзными группировками с 2018 года, Африн занимает важное место в курдской повестке дня в последние недели, хотя эскалация в Идлибе затмила все остальные точки напряженности в регионе. По словам местного курдского источника, «подготовка планов освобождения Африна уже шла, но с эскалацией в Идлибе это стало предметом обсуждения с Россией и сирийским режимом».

Внимательно следя за ходом подготовки, Турция обстреливает маршрут к Тель-Рифаату, который курды использовали для отступления из Африна и нанесения ответных ударов в этом районе.

В прошлом месяце Al-Monitor сообщал о перспективах объединения сил курдов с сирийской армией после того, как она захватит шоссе М5 и восстановит контроль над северо-западной частью Алеппо, чтобы достичь южных границ Африна. Как стало известно этому изданию, в начале февраля, по мере усиления боевых действий в Идлибе, между сирийской армией и освободительными силами Африна (группой, состоящей из местных курдских боевиков) были установлены контакты. В то время как курды сосредоточились на возвращении Африна, Дамаск отдавал приоритет перспективе совместных действий в Идлибе. В ходе контактов стороны обсудили условия сотрудничества курдов с сирийской армией. Курды обусловили свое участие в Идлибе совместным ударом по Африну. Перспектива открытия афринского фронта обсуждалась и с русскими.

Однако вариант сотрудничества с курдами отошел на второй план, поскольку сирийская армия продвигалась гораздо быстрее, чем ожидалось. Курдский журналист Родж Муса, который родом из Африна и внимательно следит за этим вопросом, сказал Al-Monitor: «в этом районе прошли переговоры между силами освобождения Африна и Россией. Поскольку местные силы состоят из опытных бойцов, сирийская армия хотела привлечь их для борьбы с «Хайят Тахрир аш-Шам» и другими группировками в районах северо-западного Алеппо, таких как Анадан, куфр-Хумра и Харитан. Тем не менее, Хайят Тахрир аш-Шам и другие группировки быстро ушли из региона [в середине февраля] после заключения сделки с режимом. В результате многие планы в регионе изменились, в том числе и тот, что касался открытия фронта на Африн.»По словам Мусы, сирийская армия обрела уверенность в себе после значительных территориальных завоеваний и пришла к выводу, что она может самостоятельно двинуться на этот курдский анклав.

Два дополнительных фактора, по-видимому, привели к отсрочке запланированного сотрудничества.

Первое вытекало из подхода России. В течение последних двух лет позиция России в этом районе была направлена на предотвращение курдских движений на Африн, но на фоне эскалации в Идлибе русские предоставили курдам некоторую свободу действий. Тем не менее, курды не хотят заходить слишком далеко, опасаясь дать Турции предлог «появления террористической угрозы» и «борьбы с РПК» в Африне. Анкара приравнивает вооруженные сирийские курдские группировки к Рабочей партии Курдистана (РПК), воюющей с Анкарой 1984 года и считающейся террористической группировкой большей частью международного сообщества. Тем не менее, курдский фронт остается на повестке дня, если конфликт в Идлибе расширится и отношения России с Турцией пойдут под откос.

Во-вторых, сирийская армия повернула на юг Идлиба 17 февраля, как только ее наступление на севере провинции достигло горы Шейх Акил, к югу от Африна, вероятно, из-за барьера тамошнего турецкого военного присутствия там. Это означало отказ от планов продвижения вдоль южной окраины Африна к контрольно-пропускному пункту Баб-эль-Хава на турецкой границе или взятия Африна под контроль для того, чтобы перерезать связь между Идлибом и контролируемым Турцией «карманом», захваченным в ходе операции «Щит Евфрата». Контроль над Африном был бы не менее важен для сирийской армии в любых планах по возвращению пограничного перехода Баб-эль-Салам близ Азаза, являющимся главным пунктом входа Турции в зону Евфратского щита и путем к Дарат-Изза, воротам в Идлиб, через Азаз и Африн.

Однако с прошлой недели на поле боя в Идлибе произошли драматические события, которые вновь поднимают перспективу сотрудничества между Дамаском и курдами. 27 февраля , «Хайат Тахрир аш-Шам «и его союзники, при сильной турецкой поддержке, сумели отбить Саракеб вскоре после падения города, когда сирийская армия сосредоточилась на равнине Аль-Габ и районах Джебель-Аз-Завия и Джебель-Шашабо в южном Идлибе, стремясь продвинуться к шоссе М4. Помимо своего стратегического значения в качестве перекрестка автомагистралей М4 и М5, Саракеб является районом, где четыре турецких военных аванпоста были окружены правительственными войсками Сирии. Поскольку Турция продолжала посылать подкрепления в Джебель-аз-Завию, чтобы помешать сирийской армии, ее войска стали объектом жестокого авиаудара, в результате которого погибли десятки турецких военнослужащих.

С началом проведения Турцией ударов возмездия по целям режима, на фоне ее борьбы за западную поддержку при ослаблении связей с Россией, курдский фактор возвращается на передний план в том, что, по-видимому, является новой фазой сирийского конфликта. Вашингтон, как сообщается, предостерег возглавляемые курдами Сирийские демократические силы (SDF), своего партнера на северо-востоке Сирии, держаться подальше от поля боя в Идлибе. Курдский источник подтвердил, что SDF получил сообщение в этом духе от Джеймса Джеффри, специального посланника США по Сирии, когда он посетил страну в прошлом месяце.

На вопрос о том, как эскалация в Идлибе отразится на сирийских курдах, другой курдский источник сказал Al-Monitor: «Из-за ситуации на местах ситуация очень сильно меняется, и почва для сотрудничества очень непрочная. Тем не менее, я могу сказать, что негласное сотрудничество с сирийским режимом и русскими продолжается, несмотря все обстоятельства. Обе стороны понимают, что без курдов им будет труднее. И Африну тоже придется в конце концов объединиться с курдами».

Подчеркнув, что у курдов были свои приготовления к Африну, источник сказал: «сирийский режим тоже хочет взять Африн как можно скорее, потому что он понимает, что он добьется желаемой зачистки только пока связь между Идлибом и Азазом через Африн остается [невозможной]. Через некоторое время они должны будут заняться вопросом сотрудничества с курдами, независимо от того, будет ли заключена сделка или нет».

Курды не скрывают своих приготовлений к попытке отбить Африн. Именно поэтому турецкие военные держат под огнем коридор между Африном и Тель-Рифаатом. Хотя объектом нападения стали многие населенные пункты, основное внимание уделяется четырем деревням, а именно Бурдж-эль-Кас, Зук-Эль-Кабир, Калута и Башмара, которые расположены в треугольнике между Африном, Дарат-Иззой и двумя соседними городами Аль-Захра и Нубль. Наряду с Африном, Дарат-Изза остается под контролем Турции и поддерживаемых Турцией группировок, в то время как Аль-Захра и Нубль контролируются правительственными войсками и поддерживаемыми Ираном шиитскими ополченцами. Район треугольника служит мостом между Африном и Тель-Рифаатом, где нашли убежище люди, перемещенные из Африна. По словам Мусы, в четырех деревнях проживает 880 семей, в том числе 159 из Африна.

Курдские Отряды народной защиты (YPG) взяли под свой контроль эти деревни в 2012 году. Впоследствии они стали маршрутом снабжения для Аль-Захры и Нубля после того, как два шиитских поселения были осаждены повстанцами из Свободной сирийской армии (ССА). Четыре деревни оставались под давлением ССА до февраля 2016 года, когда правительственные войска прорвали осаду. С марта 2018 года дороги, связывающие деревни, контролируются сирийской армией и связанным с Ираном ополчением.

Огонь турецкой артиллерии (в сочетании с постоянным наблюдением беспилотников) был направлен также на деревни вокруг городов Шера и Шерава в районе Африна и деревни вокруг Тель-Рифаата. YPG больше не присутствуют в этом районе как таковом, но освободительные силы Африки, состоящие из тех же курдских бойцов, совершили акты саботажа против турецких военных позиций и поддерживаемых турками группировок по всему Африну, главным образом в Джиндире и Бюль-Бюле.

Автор — Фехим Таштекин, турецкий журналист, специализирующийся на сиро-курдской проблематике.

Al-Monitor   —   Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи