Cможет ли ветеран-певец спасти забытые мелодии курдского народа?

Cможет ли ветеран-певец спасти забытые мелодии курдского народа?

Возраст не остановил Мажара Халики, легендарного ирано-курдского певца, возглавляющего базирующийся в Сулеймании Институт курдского наследия, неправительственную организацию по сохранению курдского национального наследия и музыки.

81-летний народный певец, поэт, композитор и фольклорист родом из города Санандадж, столицы западной иранской провинции Курдистан. Но только в прошлом году, в июле 2019 года, он смог вернуться в свой родной город, чтобы получить почетную награду от Конгресса курдских элит (KEC), организованного университетом Курдистана. Он покинул Иран после Исламской революции 1979 года, потому что больше не мог петь из-за запрета на распространение национальной курдской музыки.

В интервью АL-Monitor Халики сказал, что пение было частью его жизни с девяти лет. Его сильный голос был признан его учителем во втором классе начальной школы в Санандадже, который предложил дать ему дополнительные уроки. «У нас был только один час музыки, поэтому мой учитель попросил меня остаться по средам, чтобы он мог научить меня курдским и персидским макамам» — рассказывает он. (Макам — это система мелодических рисунков, используемых в традиционной ближневосточной музыке, часто используемых взаимозаменяемо как музыкальный жанр.)

Халики был приглашен петь на радио, когда ему было всего 12 лет, и он продолжал полчаса вещать на радиостанции Сананджа на протяжении 1950-х гг. Его слава росла на местном уровне, но никаких записей этих передачах до наших дней не дошло.

В 1958 году он поступил на учебу в Тегеранский университет, где получил степень бакалавра по физике и степень магистра по промышленному менеджменту.

«В Тегеране я пошел на радио Тегеран [государственное радио Ирана в то время] и представился. К счастью, они знали, кто я такой, и предложили мне место на радио без прослушивания», — вспоминал он.

Курдский отдел радио поощрял его петь курдские песни, так что это было главным образом то, что он делал до 1975 года. Именно на радио Тегеран он научился сотрудничать с оркестрами. «В то время я пел с лучшими оркестрами Ирана, и все мои песни были записаны, — сказал он. — Я записал около 200 песен с различными оркестрами в Тегеране, Керманшахе и Санандадже. И я работал с такими известными иранскими композиторами, как Мортеза Ханане и Мостафа Касрави».

После Исламской революции 1979 года Халики был вынужден покинуть свою страну и жить в изгнании в Великобритании, поскольку новый иранский религиозный режим запретил пение и музыку.

«После Исламской революции пение было запрещено. Но это была самая важная часть моей жизни. Поэтому мне нужно было уехать из моей страны» — сказал он. Халики приехал в Лондон в 1984 году, где продолжил петь и записывать альбомы. Часто его выбор песен отражал его любовь к ирано-курдскому наследию и тоску по родине, такие как «Бари баяна”»(«это рассвет») или «Эгереме Бо Влатакам» («я вернусь на Родину»), основанные на стихах двух великих курдских поэтов.

«[Перед отъездом из Ирана] я часто ездил в отдаленные курдские деревни, чтобы собрать оригинальные курдские мелодии, которые [в противном случае] были бы забыты, потому что они не были записаны, — рассказывает он со слезами на глазах. — Я был вдохновлен богатым курдским фольклором, и мне нравилось передавать свои собственные послания через мои песни. В 1985 году я заметил, что Пешмерги и даже курдские лидеры потеряли надежду и начали искать убежища в Соединенном Королевстве. Это был лучший момент для меня, чтобы побудить курдов во всем мире сопротивляться и поддерживать надежду. Поэтому я выбрал «это рассвет”, лучшее стихотворение Абдуллы Горана, великого курдского поэта [1904-1962], чтобы передать мое послание, чтобы заставить курдов быть страстными и помнить, что есть еще надежда».

Халики использовал свои песни для призыва к курдскому национализму и развитию, чтобы «побудить женщин ходить в школу, а фермеров заниматься земледелием и не покидать свои деревни».

«Я не думаю, что пение — это просто удовольствие и ликование, это также отражение курдских обычаев и ценностей и воспоминание о страданиях и массовых убийствах», — считает он.

Визит Халики в его родной город в июле 2019 года, чтобы получить почетную награду от КЭК, был способом признать сотрудничество между курдскими интеллектуалами во имя сохранения своей общей идентичности.

«Я решил принять участие в мероприятии КЭК, потому что они проделали хорошую работу; они пригласили много интеллектуалов из четырех частей Большого Курдистана и наградили нас всех, — сказал Халики. — Хотя некоторые люди выступали против этого события, я считал, что оно заслуживает высокой оценки. Если они [страны с курдским населением] будут вести переговоры с нами на равных, мы сможем сосуществовать».

По словам Халики, мероприятие собрало разных людей со всего региона, и это была хорошая возможность построить мосты. «На мероприятии все участники выразили свою любовь и уважение ко мне, и это было очень приятное чувство», — признался он.

Отвечая на вопрос о том, как курды могут реализовать свои культурные и политические права в четырех странах с курдским населением — Иране, Ираке, Сирии и Турции, Халики сказал: «Учитывая глобализацию, неизбежно будут компромиссы. Я имею в виду не политические термины, а искусство и культуру. Мы не должны позволить нашим традициям угаснуть в глобализованном мире. Напротив, мы должны использовать глобализацию и технологии, чтобы вывести нашу музыку и нашу культуру за пределы Ближнего Востока».

Халики начал путешествовать в Иракский Курдистан в 2003 году, где он создал курдский Институт наследия для сохранения традиционных курдских музыкальных жанров, мелодий и другого фольклора.

«Ни у одного народа в мире нет такого количества оригинальных мелодий, как у курдов. До настоящего времени в архиве Института собрано и хранится более 20 000 курдских мелодий. Мы собрали истории и рассказчиков из разных частей Курдистана, датируемые более чем 600 годами, которые показывают нашу цивилизацию и то, что мы были миролюбивыми людьми», — сказал он.

Певец добавил, что курдская музыка, песни и истории были инструментом для курдов, чтобы сохранить свою культуру перед лицом государств, которые управляют их территорией, особенно потому, что некоторые запретили использование курдского языка и школ.

«Я думаю, что мы можем передать нашу собственную культуру миру через музыку, которая уже установила хорошие предварительные шаги и основы. Нам нужны только [Новые] композиторы и музыканты, чтобы развивать курдскую музыку», — сказал Халики.

В качестве примера он привел курдского музыканта Кайхана Калхора, уроженца Тегерана, виртуоза на каманче (разновидность скрипки), который завоевал множество международных наград и выделил оригинальный профиль курдской музыки во всем мире.

«К счастью, у нас есть средства для развития нашей музыки в Южном Курдистане, но нам не хватает настроения работать в этом направлении», — сказал он.

Он также сказал, что курды до сих пор не смогли извлечь выгоду из глобализации для продвижения своей музыки и культуры, а просто перешли к прослушиванию популярной музыки за счет своей собственной.

«К сожалению, в настоящее время на музыкальной сцене Курдистана доминируют кабаре и популярные музыкальные шоу. Я не политик, но на собственном опыте убедился, что здесь, в Курдистане, многое пошло наперекосяк, в том числе музыка и культура. Ответственность за эту ситуацию несут региональные правительственные органы Курдистана, — подчеркнул Халики. — Это объясняется двумя причинами: невежеством и отсутствием опыта. Мы [курды в Курдистанском регионе] не преуспели в экономике, нефти и сельском хозяйстве; точно так же мы потерпели неудачу в сохранении нашей культуры, искусства и языка. Тем не менее, все еще есть надежда, что мы извлекли уроки из наших прошлых ошибок».

Халики сказал, что он не бросил петь, но теперь он занят спасением курдского фольклора через исследования и архивы.

-«В самом деле, я не ушел. Я работаю здесь полный рабочий день в качестве главы курдского Института наследия, который является инновационным проектов. У нас никогда не было такого института. Я думаю, что моя нынешняя работа важнее, чем снова петь», — сказал Халики.

Отвечая на вопрос о том, как он относится к курдским исполнителям, чьи произведения подвергались цензуре или до недавнего времени не могли петь на своем родном языке, Халики сказал: «Это не только пение, это также связано с поэзией и посланием песен. Они [Турция и Иран] создают препятствия для текстов и посланий, стоящих за некоторыми песнями; в противном случае курды могут петь свободно. Но то, что вы поете, и Ваше послание — это проблема».

Башдар Ахмад Сдик, курдский преподаватель в Университете Сулеймани, получивший степень магистра музыки в Западном Мичиганском университете, сказал Al-Monitor: «в дополнение к своему сильному голосу, Халики был заядлым исследователем, который путешествовал по курдским деревням и искал уникальные курдские мелодии. Я думаю, что его работы — это основные новаторские попытки сохранить нашу музыку».

Он добавил: «Если вы хотите понять культуру и искусство страны, слушайте ее музыку. В настоящее время курдская община в Иракском Курдистане находится в упадке во всех аспектах, включая музыку и пение. Ключевым фактором, стоящим за этим крахом, являются курдские СМИ, которые отдают приоритет показному псевдоискусству и пренебрегают аутентичными курдскими мелодиями. Это создает угрозу для курдского искусства и культуры».

Автор – Дана Талиб Менми, журналист из Сулеймании (Курдистан)

Al-Monitor   — Перевод RiaTaza.com 

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи