Дэвид Романо о неразрешимых противоречиях Турции в Сирии

Дэвид Романо о неразрешимых противоречиях Турции в Сирии

На случай, если кто-то из читателей канву ближневосточных событий или перестал обращать на них внимание, напомню – Турция, Россия и режим Башара Асада сейчас воюют друг с другом в Сирии. Несколько недель назад режим Асада начал серьезные военные действия в Идлибе, последней провинции Сирии, контролируемой суннитско-арабской оппозицией.

Турецкие военные наблюдательные пункты, разбросанные по всему Идлибу, на прошлой неделе также подверглись обстрелу сирийской артиллерии и сирийско-российским авиаударам, в результате чего погибли до 20 турецких солдат и еще несколько получили ранения. Турция ответила своими собственными бомбардировками и даже нападением своих сил и союзных повстанческих группировок на удерживаемый режимом Асада город в Идлибе, убив десятки сирийских военнослужащих и проасадовских ополченцев.

Все это происходит в то же самое время, когда Турция и Россия сотрудничают в совместном патрулировании большинства курдских районов северо-восточной Сирии, в которые Турция вторглась в октябре. В то время как турецкие войска попадают под огонь российских авиаударов, Турция также продолжает закупать российский газ и даже системы вооружения, такие как недавно поставленные зенитные комплексы S-400. Покупка этих российских систем вооружения выбила Анкару из американской программы истребителей F-35 и все еще сохраняется риск американских санкций против Турции.

В эпицентре центре всего этого – сирийские мирные жители. Десятки тысяч курдов и других группировок в северо-восточной Сирии остаются перемещенными лицами после октябрьского вторжения Турции. В северной провинции Идлиб большинство суннитско-арабского населения предпочло бы, чтобы Турция осталась там (в отличие от курдов, которые мало ориентируются на восток). Сейчас, когда войска Асада находятся в движении, а их больницы и дома становятся объектом российских авиаударов, сотни тысяч жителей Идлиба бегут на север, к турецкой границе. Турция, уже принявшая у себя около 3,6 миллиона сирийских беженцев, не испытывает желания нового притока сирийцев.

Поэтому президент Реджеп Тайип Эрдоган должен попытаться сбалансировать невероятно противоречивые цели и позиции. Как раз в тот момент, когда он и его правительство находились в разгаре перехода от Соединенных Штатов к России, им грубо напомнили, что Россия поддерживает противостоящие силы в Сирии (а также Ливии и некоторых других местах). По иронии судьбы, Турция, как сообщается, попросила Соединенные Штаты разместить батареи ПВО Patriot на своей границе с Сирией, чтобы помочь защитить их от российских авиаударов. Это были бы те же самые системы Patriot, от которых Турция отказалась в пользу S-400. Российские системы S-400, которые Анкара приняла на вооружение в августе, пока не функционируют.

Если бы Турция все еще находилась под светским правлением своей кемалистской старой гвардии, сегодня все выглядело бы совсем по-другому. Турция никогда не поддержала бы исламистов против режима Асада. Анкара сотрудничала бы с Соединенными Штатами в борьбе против радикалов «ДАИШ» (ИГ), обосновавшихся прямо на ее границе. Это, в свою очередь, устранило бы мотивацию Америки к союзу с курдскими группировками, связанными с РПК в Сирии.

Если бы Турция предприняла действия против джихадистов на своей границе, сирийским курдам, возможно, даже не пришлось бы браться за оружие, чтобы защитить себя от этих радикалов – приобретая новое чувство гордости, организационный потенциал и идентичность в процессе и внезапно вырисовываясь в воображении турок, как большая угроза. Таким образом, отношения Турции с Америкой, Европой и НАТО не подверглись бы сомнению при таких обстоятельствах.

При исламистском или «суннитско — мусульманском националистическом «президенте и партии с 2002 года Турция теперь находится в затруднительном положении. Цели Турции в Сирии, сосредоточенные на приведении к власти в Дамаске суннитского исламистского режима, противоречат целям практически любого другого значительного государства, имеющего в регионе свои интересы .Россия, Америка, Саудовская Аравия, Египет, Ирак и Иран могут не соглашаться по многим вопросам, но никто из них не хочет видеть, как объединенные Эрдоганом «братья-мусульмане» сменят Асада. Теперь, когда кажется очевидным, что режим Асада выиграл гражданскую войну и никуда не собирается уходить, Турция также не имеет ни малейшего представления о том, как выбраться из Сирии несмотря на то, что она находится там под растущим давлением. Если у американцев тоже нет стратегии в Сирии, то, по крайней мере, проблема не лежит прямо у них на задворках.

Россия, Иран и Асад, тем временем, имеют четкие и достижимые цели в Сирии: они хотят, чтобы режим Асада восстановил контроль над всей страной. Столкнувшись с такой согласованной оппозицией, Анкара, похоже, сейчас вступила в процесс переоценки своих отношений с Вашингтоном. Она надеется , что еще не слишком много мостов в отношениях с ним было сожжено из-за курдов, Фетуллаха Гюлена, турецкой помощи джихадистским группировкам, избиения протестующих во время визитов в Вашингтон, закупок S-400, ссор с Израилем, перемирия на Средиземном море, обвинений в том, что посол США стоял за попыткой переворота 2016 года, и всевозможной антиамериканской риторики.

К счастью для г-на Эрдогана, лидеры в Вашингтоне, похоже, имеют короткую память и неутомимую оценку важности Турции.

Дэвид Романо, колумнист Rudaw

Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

Комментариев 2

  1. Мураз Аджоев

    “Султан” Эрдоган будет выдавать (сирийским) курдам паспорта Турции?
    «Глава нашей оппозиции (НРП) предлагает мне встретиться с Асадом. Я с Асадом говорил раньше, но увидел, что у него нет совести. Я спросил, почему он не выдает паспорта курдам. Сейчас он нападает на наших солдат», — сказал Эрдоган, выступая перед парламентской фракцией правящей ПСР.

  2. Мураз Аджоев

    Срок ультиматума истекает в конце февраля 2020.
    «В Идлибе мы предпринимаем все меры для предотвращения гуманитарного кризиса. … Наше требование – согласно Сочинскому меморандуму силы (правительства Сирии, – ред.) должны отойти к обозначенным там границам за пределы наших наблюдательные пунктов. Срок, который мы дали тем, кто окружил их, подходит к концу», – приводит РИА Новости слова Эрдогана.

Комментирование закрыты.