Associated Press: Стареющий шиитский лидер – это подпитка ситуации в Ираке. А что будет потом?

Associated Press: Стареющий шиитский лидер – это подпитка ситуации  в Ираке. А что будет потом?

Когда в прошлом месяце главный шиитский священнослужитель Ирака перенес операцию из-за перелома кости, это вызвало дрожь по всей стране и за ее пределами. «Да исцелит Аллах Ирак», — гласила подпись под распространенной в интернете фотографией великого аятоллы Али ас-Систани.

Неистовые сторонники делились читали дуа (мусульманская молитва-прошение) за его здоровье. Антиправительственные протестующие вывесили фотографии священнослужителя в черном тюрбане, с длинной белой бородой и кустистыми бровями, с подписью: «сердца революционеров с вами». Среди доброжелателей аль-Систани были официальные лица как из Ирана, так и из Соединенных Штатов, злейших соперников за влияние в Ираке.

Инцидент поставил в центр внимания вопрос: что будет после того, как ас-Систани, которому в этом году исполнится 90 лет, уйдет? Этот вопрос приобрел дополнительную важность для Ирака, глубоко втянутого в американо-иранскую напряженность и охваченного многомесячными антиправительственными протестами.

Смерть ас-Систани лишила бы Ирак мощного голоса, влияние которого среди последователей и позиции против иностранной интервенции, как полагают, ограничили бы дальнейшее иранское влияние. Он стремился сдерживать поддерживаемые Ираном шиитские ополчения, обвиняемые в злоупотреблениях, и умерить амбиции правительства, неоднократно заявляя, что иракский народ является источником власти.

Иран, по мнению аналитиков, скорее всего, попытается использовать вакуум [духовного лидерства] для расширения своего влияния среди иракских шиитов.

Иранцы «не хотят еще одного аль-Систани … Они не хотят того, кто своим авторитетом затмевает их собственного верховного лидера», — сказал Аббас Кадим, директор иракской инициативы в Атлантическом совете — Поскольку ни один из потенциальных преемников аль-Систани не является «марионеткой Ирана», то Тегеран может извлечь выгоду только из слабой фигуры на этом посту (Как это не парадоксально «иракско-арабский, шиитский националист» Али ас-Систани – перс по национальности, родившийся в 1930 году в Мешхеде. Его род восходит к Хуссейну бен Али, внуку пророка Муххмамада. В 1951 году, после получения образования в Иране (Мешхед и «священный город» Кум близ Тегерана) переехал в Наджаф (Ирак), где стал учеником и ближайшим сподвижником главы шиитов Ирака Абулькасима аль-Хоэи, а после его кончины возглавил иракскую шиитскую общины. Взгляды аль-Систани, основываются на арабо-шиитской концепции «усуль», ограничивающую власть и компетенцию шиитского главы исключительно религиозной сферой. Это самое существенное отличие от ирано-шиитской концепции «велаяте-е факих» (правление праведного богослова), предусматривающей создание теократического государства и общества. Тем не менее, после падения Саддама в 2003 году ас-Систани выпустил фетву, дозволяющую шиитским клерикам прямое участие в политической деятельности, правда, при сохранении секулярного государственного устройства- RiaTaza)

«Если этот новый лидер будет молчать молчит и ни во что не вмешиваться, люди будут искать руководства в другом месте», — сказал Кадим.

Амбиции Ирана «после ас-Систани» могут быть осложнены волной протестов в Ираке с октября, которая продемонстрировала недовольство шиитов властью Тегерана. Многие иракцы также были возмущены тем, что военное противостояние США и Ирана разыгралось на их территории, включая удар американского беспилотника в прошлом месяце, убивший иранского генерала Касема Солеймани в Багдаде.

Один священнослужитель в шиитском священном городе Наджаф сказал, что он «испугался за Ирак», когда узнал об операции ас-Систани. «Когда он умрет, Иран может использовать свои «революционные лозунги», чтобы попытаться привлечь последователей к своему верховному лидеру аятолле Али Хаменеи», — сказал он.

Но он утверждал, что поддержка ас-Систани мирных протестующих укрепила руку Наджафа среди общественности против набегов Ирана. «Раньше для Ирана все было не так сложно», — считает он.

Ас-Систани был противовесом Ирану не только в политике. Он представляет школу мысли в шиизме, противостоящую прямому правлению духовенства, системе, существующей в Иране, где Хаменеи имеет решающее слово во всех вопросах.

И аль-Систани, и Хаменеи носят титул «Марджаа таклид» или по-арабски «авторитет, за которым следуют верующие», фигуры, которую благочестивые шииты почитают как духовного наставника. Но большинство иракских шиитов следуют за аль-Систани, у него много сторонников в Иране и во всем мире.

Борьба с Ираном — это забота для многих в хавзе священного города Наджафа (хавза объединяет в себе функции учебного заведения и научно-богословского центра- RiaTaza), уважаемом институте шиитского религиозного образования, из которого выйдет преемник ас-Систани.

«Иран … хочет иметь политическую опору (в Ираке), которая его поддерживает, — сказал высокопоставленный священнослужитель из Наджафа. – Пока только наша хавза создает равновесие, политики уже потеряли этот баланс. Если хавза тоже его потеряет, то Иран выиграет и на религиозном фронте, и на политическом».

Другой высокопоставленный священнослужитель сказал, что «было бы глупо не беспокоиться » об Иране.» -Но все дело, по его словам, в сопротивлении. Либо внешнее инородное тело может проникнуть внутрь, либо вы можете остановить его, считает клерик.

Все священнослужители говорили с Ассошиэйтед Пресс на условиях анонимности из-за деликатности, связанной с преемственностью, и потому, что высшее духовенство из хавзы редко общается со средствами массовой информации.

Ас-Систани не появляется на публике и не произносит проповедей — его сообщения публикуются посредниками. Он восстанавливается после операции и в этом месяце возобновил прием посетителей в своем скромном доме рядом с золотым куполом мечети имама Али Наджафа.

В июле к нему редко наведывался репортер из AP. Под палящим солнцем Наджафа десятки людей выстроились перед узкой аллеей, ведущей к его дому. Сидя в гостиной, ас-Систани негромко и неторопливо заговорил с репортером на арабском языке с сильным акцентом, напоминающем о его иранского происхождении. Темная мантия, была накинута на его стройную, слегка сгорбленную фигуру. Он смотрел собеседнику в глаза, жестикулируя одной рукой, будучи, по-видимому, в добром здравии.

Несмотря на скромную внешность, ас-Систани — это крупная фигура, к которой миллионы шиитов обращаются за советом даже по самым незначительным вопросам жизни.

Под его руководством ряды авзы пополнились после того, как сократились под репрессивным правлением Саддама Хусейна. Потенциальные шиитские священнослужители со всего мира стекаются в Наджаф, учась у самых уважаемых ученых веры, чье влияние, в свою очередь, распространяется на шиитские общины. Религиозные классы рассеяны среди мечетей или зданий в запущенных переулках Старого города Наджафа.

Хавза гордится своей независимостью, руководствуясь многовековыми традициями и неписаными правилами. Статус зарабатывается годами создания репутации религиозного знания и уважения среди студентов и сверстников.

Система наследования ас-Систани сложна и неформальна: никто не назначается, и не будет немедленного объявления преемника. Это может занять месяцы или даже годы, пока один определенный клирик не соберет достаточно последователей и влияния, чтобы достичь консенсуса в качестве нового ведущего авторитета.

Группа выдающихся клириков хавзы, известных как «Ахль аль-Хибра» (люди знания), руководит процессом, направляя верующих наличность, известную благочестием и превосходством в знаниях.

Наиболее вероятными претендентами, если они переживут аль-Систани, являются два великих аятоллы-уроженец Афганистана Мохаммед Исхак аль-Файад, которому 89 или 90 лет, и уроженец Наджафа Мохаммед Саид аль-Хаким, которому за 80 лет.

Влиятельный сын ас-Систани, Мохаммед Реза, мог бы сыграть определенную роль в формировании преемственности, если бы он поддержал кандидата, который, по его мнению, пойдет по стопам своего отца, сказал Багдадский аналитик Саджад Джияд. «Для него важно, чтобы богословская школа ас-Систани была сохранена».

Тем не менее, некоторые задаются вопросом, появится ли такая широко признанная фигура, как ас-Систани, или сколько времени это может занять. Старшие священнослужители, которые говорили с АП (и которые принадлежат к ахль- аль—Хибра) уверены, что собственный богословский путь хавзы и глубоко укоренившиеся традиции трудны для проникновения Ирана, и что ни один преемник не может отклониться далеко от пути аc-Систани.

«Наше суннитское окружение не позволит Ираку стать шиитским религиозным государством, — сказал один из них. «Международное сообщество не допустит еще одного иранского варианта в Ираке, как и наша социальная реальность», — добавил он, имея в виду различные религиозные и этнические группы Ирака.

Иран пытался сформировать в Наджафе группу последователей иранского священнослужителя, близкого к его верховному лидеру, как потенциального преемника аль-Систани. Но это священнослужитель, великий аятолла Махмуд Хашеми Шахруди, умер в 2018 году.

Несмотря на то, что он избегал прямого правления духовенства, аль-Систани активно вмешивался в неспокойные времена Ирака, помогая формировать рост власти шиитского большинства в стране.

Его позиции вынудили американских администраторов Ирака после Саддама значительно пересмотреть свои планы перехода. В 2004 году ему потребовалось вернуться из Лондона, где он лечился от болезни сердца, чтобы положить конец боям в Наджафе между шиитским ополчением и американскими и иракскими войсками.

И все же его влияние имело пределы. Он выступал против репрессий против суннитов во времена сектантского кровопролития в середине 2000-х годов, но это не остановило их жестокие убийства. В 2014 году тысячи людей прислушались к его призывам к иракцам взять в руки оружие против нападения суннитской группировки «Исламское государство». Это помогло победить боевиков; но это также пополнило ряды поддерживаемых Ираном шиитских ополченцев, обвиненных в злоупотреблениях против суннитов, которые стали значительной политической силой.

Гнев на влияние Ирана способствовал разжиганию нынешнего протестного движения, крупнейшего в Ираке. Протестующие жалуются на коррупцию со стороны политиков, и многие отвергают как иранское, так и американское вмешательство.

Ас-Систани выразил поддержку требованиям мирных демонстрантов и осудил репрессии против них. Он также высказался против любой иностранной интервенции и призвал к созданию Ирака, “которым правят его дети, без участия посторонних в его решениях».Священнослужители в Наджафе сказали, что слово «чужаки» в лексиконе протестующих было воспринято как жесткое послание Ирану.

Многие протестующие считают его защитником и сочувствующим. Но их позиция сложна, учитывая, что многие из них мечтают о том, чтобы Ирак вышел за рамки лояльности лишь одной религиозной группы.

На марше на Багдадской площади Тахрир, эпицентре протестов, 24-летний Ясир Кадим нес знамя с изображением священнослужителя.

«Пока он поддерживает протесты, мы будем продолжать. Мы будем продолжать до самой смерти … потому что пролилась кровь мучеников-шахидов», — сказал он.

«Я вышел на улицу ради своей Родины, а не ради кого-то лично». — добавил молодой человек.

 

Авторы: Кассим Абдул-Зара и Мириам Фам

Associated Press (публикация Rudaw)  —   Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи