Мустафа Бали: SDF имеет «взаимопонимание» с сирийским режимом, но не отношения

Мустафа Бали: SDF имеет «взаимопонимание» с сирийским режимом, но не отношения

Интервью пресс-секретаря SDF Мустафы Бали телеканалу Rudaw.

Rudaw: Какова суть отношений в сфере безопасности между SDF и режимом Асада сейчас?

Мустафа Бали: Вообще, сирийский режим, начиная с 2011 года, использует конфликт, для решения политических вопросов. Он не открыт для диалога. С 2011 года мы изо всех сил пытаемся убедить режим разрешить сирийский кризис с помощью политики, а не войн и разрушения городов. К сожалению, он так и не проявил серьезного отношения к разрешению кризисов.

Это попытка выиграть время?

Можно сказать, что это экономия так. Он [режим] осуществляет свои планы в надежде набрать очков на международную выгоду. Если бы речь шла о серьезном разрешении [кризисов], диалог давно бы начался, причем не только с курдами, но и с оппозицией. Она получит международную поддержку.

Говорят, что у вас сложные отношения с режимом, потому что иногда вас называют союзниками, а иногда — террористами. Почему это так?

Я называю их не отношениями, а пониманием. Есть некоторые локальные и временные договоренности [между СДС и сирийским режимом]. Например, это обязанность государства [Сирии] защищать международные границы, а не СДС. Мы сделаем все возможное [для защиты границ], но сирийский режим официально все еще является членом ООН. Поэтому силы дамасского режима должны быть развернуты вдоль границ. Мы называем это скорее пониманием, чем соглашением.

Вы хотите сказать, что это основано на реальных событиях на местах?

Да, так оно и есть.

На этой неделе сторонники режима столкнулись с американскими войсками близ Камышли. Что это означает для американского присутствия? Что же будет дальше?

США возглавляют международную коалицию против террористической группировкой ДАИШ (запрещена в РФ), и мы являемся союзниками этой коалиции на местах. Наши планы и мероприятия против ДАИШ на 2020 год были обсуждены и одобрены. Эта работа будет продолжаться. Мы надеемся, что в нашем регионе не будет конфликта не только между США и Россией, но и вообще ни с кем. Сирийцы, особенно курды, годами наблюдали конфликты. Мы надеемся, что никаких столкновений более не будет, даже если они и будут, им придется искать логическое решение.

Не повредит ли инцидент в Камышли присутствию США в городе?

Нет, американские войска находятся в безопасности, и им ничто не угрожает. Я могу сказать, что в истории США американские войска жили в мире только в двух регионах: в Курдистане и Рожаве. За пределами этих двух регионов американские войска не могут спокойно передвигаться по городам.

Турецкие и сирийские силы режима столкнулись в последние дни в районе Идлиба. Как вы думаете, это обострится? Что это может означать в долгосрочной перспективе для турецкого присутствия на севере Сирии, включая район мирного источника и Африн?

Ситуация в Идлибе является одним из этапов долгосрочных договоренностей между Россией и Турцией. Мы не можем рассматривать Идлиб как отдельную сцену из целого фильма. Переговоры в Астане начались в 2016 году под гарантии России, Турции и Ирана. За это время они подписали соглашение о четырех городах … которые они [вооруженная оппозиция] передали режиму четыре города. За этим последовали Гута, Хама, Хомс и Алеппо. Города передавались режиму постепенно. В ответ Турция [получила разрешение] войти в Азаз, Джарабул и Эль-Баб. Теперь [президент России Владимир] Путин публично говорит, что они ничего не делают вне этих сделок. [Президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган также сказал, что то, что происходит [в Сирии], было согласовано в Сочи. Эрдоган беспокоится только о том, чтобы сохранить там свои наблюдательные посты.

Почему Россия обвиняет Турцию в невыполнении своих обещаний?

Согласно договору, Турция должна изгнать террористов «Джабхат ан-Нусра» и «Хайят Тахрир аш-Шам» из Идлиба, заменив их удобной оппозицией. Министр обороны Турции заявил, что они выгонят их [вооруженную оппозицию] в «случае необходимости». Это доказывает, что Турция является спонсором террора … поэтому мы не поддерживаем Идлибскую войну, поскольку жертвами являются только мирные жители, дети, женщины и сельские жители. Происходят демографические изменения.

Можно ли сказать, что Идлибский конфликт дал СДС некоторую передышку?

Нет, мы так не думаем. Где бы это ни происходило, люди гибнут в войнах. Наш моральный принцип не позволяет нам испытывать такие чувства. Никто из участников Идлибского конфликта не уважает человеческое достоинство.

Командующий SDF Мазлум Абди заявил Al-Monitor, что готов к переговорам с Турцией. Неужели это произойдет? Чего вы надеетесь этим добиться?

Это не новая вещь. Мы в SDF говорили, начиная с нашего основания [что мы поддерживаем диалог]. В этом была логика, лежащая в основе создания наших сил. Сирия страдала от межконфессиональной и межэтнической в войны между суннитами и алавитами, курдами и арабами, мусульманами и христианами. СДС пришла и собрала их всех [под одним зонтиком], так как они состояла из курдов, арабов, сирийцев, туркменов, мусульман и христиан … наша логика заключается в том, что политические вопросы не могут быть решены путем военных завоеваний. Если СДС будет контролировать всю Сирию, но не последует политическому решению, то она не добьется успеха. То же самое относится и к режиму. Победа приходит от политических решений, которые формулируются в диалоге . Это нормально, когда два врага собираются вместе и забывают о вражде … наш главнокомандующий [Абди] ранее говорил, что он поддерживает политические решения, будь то с сирийским режимом, оппозицией, Турцией или кем-либо еще.

ООН назвала массовое перемещение населения в Идлибе худшим из всего конфликта. SDF приветствовали переселенные семьи в своих районах. Какую поддержку они получают? Осуждаете ли вы наступление режима в Идлибе?

Как известно, зимой жить нелегко. Подумайте о тех семьях, которые были перемещены из своих домов и направились в регион, где у них есть только палатки. Мы уже говорили, что наши двери открыты для тех жителей Идлиба, которые не хотят ехать в Турцию, потому что, если они переедут в Турцию, она будет использовать их в качестве инструментов политического торга. Они могут прийти к востоку от Евфрата, так как он тоже является частью Сирии. Однако у нас нет финансовых возможностей [предложить помощь народу Идлиба], потому что мы сами находимся в осаде и сталкиваемся с конфликтами. Мы помогаем в соответствии с нашими финансовыми возможностями. И когда ООН говорит о ситуации в Идлибе, почему она не посылает своего представителя на восток Евфрата?

Rudaw.net      —      Перевод RiaTaza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    В отличие от так называемой администрации «Сирийского демократического совета (СДС) Северной Сирии» у командования SDF нет никакой уверенности в возможности начала серьёзного диалога с Сирийским режимом. SDF подтверждают свои союзнические или партнёрские отношения с военным командованием международной анти-террористической коалиции во главе с США, и других вариантов не рассматривают. Можно надеятся, что командование SDF, исходя из интересов народа Западного Курдистана, будет способствовать политическому и военному единству курдских партий и сил на основе всестороннего сотрудничества с суверенными властями и командованием национальной армии Региона (Южный) Курдистан.

Комментирование закрыты.