Поворот к КРГ: Реструктуризация военного присутствия США в Ираке

Поворот к КРГ: Реструктуризация военного присутствия США в Ираке

С начала войны в Ираке в 2003 году определяющим элементом американской политики стала важность политической и территориальной целостности иракского государства. В свете убийства американцами Касема Сулеймани, последующего возмездия со стороны Ирана и продолжающегося насилия в Ираке — последнее проявилось в невостребованном нападении на посольство США — американское правительство должно теперь пересмотреть жизнеспособность своей нынешней политики в отношении Ирака. Об этом говорится в докладе Вашингтонского института.

Нынешнее правительство в Багдаде неоднократно демонстрировало, что оно не является надежным партнером Соединенных Штатов, пренебрегая своими основными обязанностями, включая неспособность защитить американский персонал за рубежом. Например, правительство показало, что оно либо не желает, либо не может защитить посольство США от жестоких демонстрантов и нападений. В течение нескольких недель Багдад не смог предотвратить обстрел американских дипломатов, военных и частных подрядчиков, которые были приглашены для содействия подготовке иракской армии, что привело к недавнему убийству частного подрядчика США и ранению других американских солдат.

Недавнее спорное голосование иракского парламента за изгнание американских войск из Ирака подтверждает факт о том, что иракское правительство в Багдаде находится под властью проиранских элементов. Это голосование также демонстрирует терпимость к продолжающемуся существованию ополченцев вне контроля государства — таких как «Катаиб Хезболла» — и, следовательно, готовность игнорировать верховенство закона.

Кроме того, это голосование отражает глубоко укоренившиеся сектантские разногласия внутри иракского правительства. Большинство представителей шиитов в парламенте проголосовали за изгнание американских войск, в то время как другие иракцы по-прежнему выступают против иранского вмешательства. В частности, иракские суннитские и курдские политики отсутствовали на парламентских выборах. Солидарность шиитских политиков, проявляемая укреплением армии и государственных институтов, свидетельствует о нежелании обеспечить благосостояние всего иракского государства, прежде всего своей общины. Кроме того, марш миллионов людей Муктады ас-Садра демонстрирует, что наиболее вероятный создатель короля в формировании нового правительства Ирака имеет мало склонности или интереса к сохранению американского военного присутствия в Ираке, хотя он также стремится уменьшить иранское влияние в иракской политике.

До сих пор американские политики определили два возможных ответа на последние события. Один из вариантов ответа предполагает остаться в Ираке и наладить отношения. США оправдывают такой ответ значительным человеческим капиталом и ресурсами, вложенными в Ирак, а также будущей ролью Ирака в борьбе с возвращением террористической группировки Исламское государство (ИГ, запрещена в РФ) и сдерживании Ирана. Однако для восстановления связей необходим законный иракский партнер. А формирование нового правительства может занять месяцы, поскольку иракское правительство находится в состоянии нестабильности после отставки премьер-министра. Чем дольше Соединенные Штаты ожидают формирования нового правительства, тем выше риск новых нападений боевиков на американских чиновников, солдат и частных подрядчиков.

Аналогичным образом, Иран и его доверенные лица будут продолжать прибегать к беспрецедентному уровню насилия, чтобы остаться у власти. Тысячи демонстрантов в Ираке и Иране уже были убиты, ранены или заключены в тюрьму за последние несколько месяцев. Посольство США, военные базы и частные граждане, вероятно, будут и впредь подвергаться нападкам проиранских группировок, надеющихся объединить свою базу вокруг антиамериканизма, в ответ на то, что иракские протестующие преимущественно шииты продолжали отвергать как иранское политическое влияние, так и иракское правительство в целом.

Второй возможный исход — прекращение военного присутствия США в Ираке. Обещание администрации Трампа сократить численность войск за рубежом и избежать новых ближневосточных конфликтов может материализоваться, если насилие в отношении американских целей продолжится. Тем не менее, вывод американских войск ободрит Иран и его доверенных лиц, поставит под сомнение решимость США как на региональном, так и на международном уровне, потенциально приведет к возрождению ИГ.

Однако остается третий или средний вариант пути. Соединенные Штаты могут резко сократить свое присутствие в Багдаде, не отступая из региона, углубляя свои отношения с курдским Региональным правительством в Ираке (КРГ). Укрепление наших военных отношений с надежным партнером нивелирует ощущение слабого присутствия США в регионе, даст им возможность преследовать свои региональные цели и ослабит проиранское правительство в Багдаде.

Укрепление американо-курдских отношений и увеличение военного присутствия в Иракском Курдистане позволит Соединенным Штатам сохранять видимую приверженность Глобальной коалиции по разгрому ИГ. Увеличение военного присутствия в Курдистане также позволит Соединенным Штатам оказывать максимальное давление на иранское правительство и его ополченцев до тех пор, пока не будет достигнуто более всеобъемлющее ядерное соглашение. В конечном счете, союзники США, такие как Израиль, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, будут приветствовать это развитие событий после вывода войск из Багдада.

В отличие от багдадских политиков, между руководством КРГ и Ираном также нет утраченной любви, несмотря на необходимость координации действий КРГ со своим восточным соседом из-за региональной мощи и близости Ирана. Из-за собственного беспокойного курдского населения Иран несколько раз оставлял курдов Саддаму Хусейну и выступал против курдской независимости.

С американскими силами, сосредоточенными в КРП, Соединенные Штаты также смогут избежать любых потенциальных последствий от маловероятной, но не невозможной будущей фракционизации Ирака. Отнюдь не ясно, к чему приведут продолжающиеся протесты и контрнаступления в Багдаде и других крупных городах, но их превращение в гражданскую войну, учитывая уже проявленное насилие, не следует списывать со счетов.

Но в таком случае фрагментации, прочные отношения с КРГ и долгосрочное поддержание американских сил могут подтолкнуть Соединенные Штаты в конечном итоге к официальному признанию курдской государственности — долгожданная цель, которая потерпела крах в сентябре 2017 года, когда референдум о независимости КРГ прошел успешно, но не получил международной поддержки. Если бы Багдад укрепился в качестве иранского посредника, курдская независимость добавила бы дополнительное финансовое давление на правительство, уже пытающееся сбалансировать свои бухгалтерские книги, что еще больше продемонстрировало бы здравый смысл переориентации американских сил в курдском регионе Ирака сейчас.

События последних недель показывают, что Соединенные Штаты должны серьезно подумать о том, чтобы попрощаться с Багдадом и приветствовать более активное военное сотрудничество с курдским региональным правительством. Эта стратегическая перестройка, представляющая собой золотую середину между пребыванием в Багдаде и выходом из него, вероятно, принесет наибольшую пользу интересам США на Ближнем Востоке в целом, а также поможет сохранить стабильность в регионе.

Shafaaq.com — Перевод Riataza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи

1 комментарий

  1. Мураз Аджоев

    Парламент Ирака с арабским шиитским (преимущественно про-Иранским) большинством жёстко настаивает на выполнении решения о вывода всех американских и коалиционных сил, принятого с грубейшими нарушениями конституционных принципов без согласия двух других сторон — арабов-суннитов и курдского народа. А комитет по безопасности и обороне Иракского парламента публично заявил, что новый глава правительства полностью поддерживает это решение, и сообщил, что уже пришло время развивать военно-техническое сотрудничество с Россией. Вот такие «делишки» творятся в Багдадской «Зелёной зоне». Так что, очевидно, у США уже остается только «третий или средний вариант пути» — признание суверенной независимости Южного Курдистана от явно враждебного арабского (про-Иранского, шиитского) Ирака, а уж затем присоединение Западного Курдистана к независимому Южному Курдистану в рамках единого федеративного демократического государства Курдистан, с которым придётся дружить и сотрудничать соседям — Ирану, Турции, новому Ираку и новой САР.

Комментирование закрыты.