Курдский вопрос в Турции требует действий, а не разговоров: представитель турецкрй «Партии будущего»

Курдский вопрос  в Турции требует действий, а не разговоров: представитель турецкрй «Партии будущего»

Вахдеттин Индже-курдский писатель, переводчик, политик и бывший телеведущий  курдской редакции в государственной медиа-  компании TRT .

 

Давний член правящей в Турции Партии справедливости и Развития (ПСР), он баллотировался в качестве кандидата на всеобщих выборах 2015 года в курдском  городе Ван. Позднее, Индже  вышел из ПСР и присоединился к  «Партии будущего», основанной  в декабре 2019 года бывшим премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу, соучредителем ПСР  в 2001 году наряду с   нынешним президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом.

 

В настоящее время Индже является помощником Давутоглу по вопросам прав человека.

 

В этом интервью, проведенном в субботу корресподентом  Rudaw Шавкатом Харки , Индже ответил на вопросы о позиции его партии в отношении прав курдов в Турции и за ее пределами. «Партия Будущего» стремится решить курдский вопрос не словами, а действиями.

 

Индже написал пять книг о курдах на турецком языке,  перевел на турецкий язык книгу бывшего президента Курдистана Масуда Барзани «Барзани и курдское национально-освободительное движение».

 

Почему вы покинули ПСР и создали новую политическую партию?

 

На самом деле я не был активным политиком, но когда я получил предложение [от ПСР] быть кандидатом в Ване, я принял его. Хотя я не был политически активным, я писал и читал о политике. Если вы курд в такой стране, как Турция, ваша жизнь не свободна от политики.

Политические партии обычно создаются для того, чтобы представлять интересы людей. Это фундаментально. Однако если партия становится правящей партией, меняет свою позицию и навязывает народу требования правительства, то нет смысла иметь такое правительство.  Когда она была основана, ПСР действительно представляла  требования людей…

 

Когда речь заходит о курдском вопросе в частности, было предпринято много важных шагов [после прихода ПСР к власти]. Многие люди жалуются на изменение политики ПСР. Однако хочется спросить — какой реальный ход со стороны ПСР вызвал всю критику?

 

Как я уже сказал, она представляла  требования всех граждан страны людей:  курдов, алевитов, религиозно практикующих и всех остальных компонентов турецкого общества. Однако после некоторых ключевых событий, таких как инцидент 15 июля [неудавшийся государственный переворот на Эрдогана], она [ПСР] находилась в состоянии обороны. Раньше она была инициативной и поддерживала открытость [по курдским и другим вопросам], но теперь она стала закрываться [по внутригосударственным вопросам].  Но нельзя оставлять вопросы нерешенными. Курдский вопрос-это динамичный вопрос. В Сирии, Ираке и Иране, странах с курдским населением, курдский вопрос является доминирующим.

 Поговорим об отношениях с соседними странами позже, сейчас я хочу спросить, ожидаете ли вы, что политики из других партий, таких как ПСР, Республиканская народная партия (РНП), Демократическая партия народов (ДПН) и другие, присоединятся к вашей партии?

 

Это станет ясно в будущем. [Присоединятся ли к нам другие] на основе результатов работы нашей партии,  лозунгов и системы будет понятно в ближайшие дни.

 

Мы хотим стать ведущей  партией в Турции, чтобы заменить ПСР в тех областях, которые она покинула. Мы, как будущая партия, хотим восполнить этот пробел. Мы хорошо взаимодействуем с общественностью. Куда бы мы ни пошли, люди выражают потребность [иметь нашу партию на месте ПСР], но есть страх перед последствиями. Однако по их глазам можно прочесть, что они нуждаются в нас. Чаще всего нам говорят «Молодцы, что проявили мужество.» Когда человек выходит на улицу и кто-то говорит ему/ей подобные слова это значит, что в этой стране царит страх. Это большой позор, что есть такой страх.

 

Считаете ли Вы самого себя достаточно сильным, чтобы ответить на эти  вызовы? Можете ли Вы решить все существующие проблемы? 

 

Конечно. Я, как частное лицо, и мы, как партия, способны выполнить эти требования. Мы поддерживаем разнообразие … курды должны быть включены в систему и иметь свое место в этой стране, но не до такой степени, чтобы подавлять других. В этом случае, они ничем не отличались бы от прежних  систем, хотя  у них  есть решимость и необходимость решать курдские вопросы.  В такой великой и исторической стране, как Турция, эти вопросы нельзя оставлять нерешенными. Иначе это станет провалом для всех   этнических и религиозных групп страны.

Как складываются ваши отношения с другими турецкими и курдскими партиями, особенно с ДПН?

 

Мы не классифицируем политические партии как легитимные или нелегитимные. Для нас ДПН, НРП и Хак-пар [курдская националистическая партия прав и свобод]равны … однако есть идеологические различия. Например, решение курдского вопроса стоит на повестке дня всех политических партий, но у каждой из них свое понимание этого вопроса. Эта идеологическая разница не мешает нам наслаждаться хорошими отношениями друг с другом. У всех есть хорошее и плохое. Никто не является полностью хорошим или плохим. Мы следуем за добром. Если ДПН говорит правду, мы отдадим им должное, но если они делают что-то плохое, мы имеем право сказать, что они сделали что-то плохое. У  них около шести миллионов избирателей, и мы не считаем, чтобы она была вне системы.

 

Лидер вашей партии положительно отзывался о бывшем лидере  ДПН Селахаттине Демирташе, но один из представителей вашей партии раскритиковал его. Есть ли единая позиция в вашей партии относительно Демирташа? 

 

Нет никакой разницы между тем, что сказал наш пресс-секретарь и наш лидер. Их речи не противоречат друг другу. Каждый из них показал свою сторону вопроса. Мы все считаем, что политиков нельзя арестовывать. На них нужно реагировать политически,  а не судебно. Селахаттин Демирташ не должен сидеть в тюрьме. Однако Селахаттин Демирташ должен извиниться и сказать, что его политика в отношении войны окопов [когда прокурдистанские группы Рабочей партии создали окопы в курдских районах на юго-востоке Турции и контролировали некоторые ключевые районы] и разрушения Ширнака, Нусайбина и Диярбакыра была неправильной, поскольку мы сами стимулировали, таким образом, правительство делать  не очень хорошие вещи. Таким образом, нет противоречия между комментариями пресс-секретаря и лидера: Селахаттин Демирташ должен быть свободен, но он должен нести ответственность, поскольку его политика была не прокурдской и  не протурецкой, а  узко региональной.

 

Некоторые люди также требуют, чтобы Ахмед Давутоглу извинился за свою роль в турецком правительстве в качестве премьер-министра Турции, поскольку он в настоящее время критикует истеблишмент?

 

Г-н Давутоглу, как сейчас, так и в качестве члена ПСР, критиковал неправомерные действия партии, совершенные во время его членства, как в устной, так и в письменной форме. Он говорит, что не был частью процесса совершения  этих действий. Поэтому ему не нужно напоминать нам, что он сделал и чего не сделал. Его критикуют за его действия как  премьер-министра, но я могу засвидетельствовать, что он не одобрял эти проступки.

 

Каковы ваши планы в отношении отношений с соседними странами, такими как Сирия?

 

Ситуация в регионе (не только в Сирии)подобна полотну с 40 заплатами. Если вы вытащите лишь одну нить, все 40 заплат  будут порваны. Если вы попытаетесь решить проблему в такой стране, как Сирия, Ирак, Ливия, Турция или Иран, возникнут 40 других проблем, что усложнит их решение. Все это–результат соглашения Сайкса-Пико, которое превратило этот регион в очаг конфликта и кровопролития. Есть много решений, но никто не может взмахнуть волшебной палочкой, чтобы решить их все. Наша партия и другие выразили свою добрую волю [к разрешению], но очень трудно решать вопросы на Ближнем Востоке. Да, мы сталкиваемся с такой системой, но люди и организации гражданского общества должны объединяться и договариваться. Курды и арабы, курды и турки, курды и алевиты- все должны собраться вместе, чтобы обсудить и решить проблемы.

 

Турция поддерживает хорошие отношения с Курдистаном. Что может сделать ваша партия, чтобы улучшить их?

Регион Курдистан, как название и образование, безусловно, очень важен для всех курдов. Иракский Курдистан не только представляет иракских курдов; все курды обращают свои взоры на него. Успех и процветание этого региона — это процветание всех нас. Так должны чувствовать себя все курды.

Мы живем в государстве, которое называется Турция. У нас, конечно, особые отношения с Турцией. Мы любим ее как свою страну и желаем ей процветания, но мы- курды. Курды Турции связаны с другими курдами от Карса до Сулеймани, так же, как турки Турции имеют связи с тюрками  от Атлантики до Восточного Туркестана (китайские уйгуры). Это естественная, нормальная вещь и  данная Всевышним. Это очень важно. Мы хотим быть успешными. Мы не хотим, чтобы они [курды из Курдистана] пострадали. Поэтому и Турции, и Курдистану лучше улучшить свои отношения. Они оба извлекают из этого выгоду. Если Иракский Курдистан процветает, то процветает и Турция — и наоборот. Когда Давутоглу был премьер-министром, у него были хорошие отношения [с Курдистаном], даже на личном уровне. Я лично знаю, что господин Масуд Барзани [бывший президент Курдистана] высоко оценил [роль Давутоглу]. Если у нас будет шанс в будущем, мы еще больше улучшим отношения. Эти два места не должны быть разделены. Мы не можем убрать наши границы  с Иракским Курдистаном формально, но фактически мы можем  считать их устаревшими  [как то, что нас реально разделяет]. Нам не нужны эти границы. У всех нас [курдов] есть один дом от Чолемерга [Хаккари] до Дохука и от Дохука до Карса.

Каковы ваши планы относительно курдского языка в Турции? Вы собираетесь добавить курдский язык в свои программы? Насколько важен для вас курдский язык?   

 

Что касается курдского вопроса и требований курдов, то здесь нет невысказанной позиции. Все это уже комментировали. Те, кто требует независимости, те, кто требует Федерации, те, кто требует автономии, те, кто требует самоуправления,- все они высказались. Не нужно больше ничего говорить, нужно только действовать. Также были предприняты действия, в том числе со стороны ПСР, такие как открытие курдского отделения ТРТ и курдского отделения в университетах. Я не знаю, что сказать, поскольку все уже сказано, но мы будем действовать. Курдский язык должен изучаться в школах. Мы включили это в нашу повестку дня. Если этого не происходит, нет необходимости в дальнейших разговорах. Действие важнее, и мы сделаем так, чтобы оно произошло, если на то будет воля Божья.

Rudaw.net      Перевод    RiaTaza.com

 

Об авторе

Похожие записи