Турецкий эксперт: Внешняя политика Турции слишком «исламистская», чтобы быть успешной

Турецкий эксперт: Внешняя политика Турции слишком «исламистская», чтобы  быть успешной

Поскольку Турция все больше втягивается в конфликты со своими региональными соседями, уже недостаточно говорить о кризисе в ее внешней политики; мы являемся свидетелями ее краха.

Турции долгое время не хватало традиционной внешней политики. Рассматривая ее поведение в  сирийском и ливийском  конфликтах, можно сказать, что политика Турции основана на опоре на союзников — ополченцев  и военизированные группировки. Перед обычным дипломатическим корпусом  поставлена задача обеспечить пиар этой сугубо  военной политики.

Правящая в Турции Партия справедливости и Развития (ПСР) придерживается исламистской парадигмы, которая определяет  ее идеологию. Но исламистская точка зрения во многом ошибочна, и с самого начала было ясно, что ее недостатки заведут внешнюю политику Турции в тупик. Плохая политика ведет к плохим результатам.

Как показал Иран после революции 1979 года, конечной целью исламистской внешней политики становится антизападное «ревизионистское» государство. Но для его  существования как такового требуется либо статус великой державы, как у России, либо решимость продолжать идти тем же курсом, невзирая на последствия, как это сделал Иран. Ревизионистская внешняя политика неизменно снижает международное доверие к стране и приносит ей трудности.

Не только ПСР, но и все религиозные общины  Турции должны понимать, что ничего нельзя добиться, постоянно привязывая религию к внешней политике своей страны.

Единственным результатом формирования внешней  политики Турции на основе религии является обеспечение поддержки со стороны различных обнищавших стран, но они будут выстраиваться в очередь, чтобы похвалить того, кто в Турции даст им деньги.

Один из главных врагов ПСР, религиозное движение Гюлена, обвиненное в попытке государственного переворота в 2016 году, уже испытало разочарование, к которому приводит «религиозная» внешняя политика. Движение инвестировало 30 лет и огромные суммы денег в страны по всему миру, но когда турецкое правительство предприняло попытку сокрушить «гюленистов» после попытки переворота, ни одна из этих стран не выступила в их защиту.

Те западные страны, которые предоставили защиту членам движения, сделали это независимо от их религии и предоставляют такую же защиту лицам, подвергающимся риску по причинам, враждебным убеждениям движения, включая геев и атеистов. Аналогичным образом, тесные отношения ПСР с Катаром совершенно не связаны с исламизмом и фактически покоятся на вполне светских и прагматических основах.

Основной момент здесь заключается в том, что ПСР, проводя исламистскую внешнюю политику, фактически стремится укрепить свой режим внутри страны, и, несмотря на свои разочарования за рубежом, этот исламизм фактически принес ей некоторый внутренний успех.

 

Второй фактор, стоящий за провалом внешней политики ПСР –   это «физическая» мощь. Турции, как государства.  Страна просто недостаточно сильна, чтобы преуспеть в достижении целей, которые она ставила перед собой за рубежом в течение последних пяти лет.

Таким образом, Турция всегда ограничена в передвижении в пространстве, которое ей позволяют великие державы, такие как США и Россия. Но и Россия, и США могут обуздать Турцию, когда захотят.

Один из примеров – сирийская политика Турции. Поскольку Турция поддерживает местных повстанцев против опирающегося на  Россию правительства Дамаска, Москва никогда не позволит Анкаре добиться успеха, и мы видели это в северной провинции Идлиб, где сирийские и российские войска продолжают бить по удерживаемым оппозицией районам, а также убили восемь турецких военнослужащих, дислоцированных там на прошлой неделе.

Как бы уважительно Россия ни вела себя с Турцией по Сирии  публично, вдали от телекамер Москва не оставит Турции никаких сомнений в том, что это она «командует парадом».Что еще хуже и еще труднее для Анкары проглотить, так это то, что Россия пытается инструментализировать Турцию в ее собственной внешней политике. Одна из причин, по которой Россия стала столь влиятельной на Ближнем Востоке за последние семь лет, заключается в том, что Турция попала под ее влияние. Влияние России на Турцию иногда должно шокировать даже тех, кто обладает властью в Москве.

Поскольку внешняя политика Турции потерпела крах на макроуровне, мы остаемся с тактическими ответами на проблемы. Обещание президента Реджепа Тайипа Эрдогана ответить тем же после того, как сирийское правительство в последний раз обстреляло его войска, было одним из таких примеров.

Но еще больший интерес вызвало решение о предоставлении около 33 миллионов долларов финансовой помощи военным Украины, которая воюет с пророссийскими повстанцами в западной части Донбасса. Что дальше? Собирается ли Турция сотрудничать с Украиной в операции по возвращению Крымского полуострова, аннексированного Россией в 2014 году?

Последний, критический момент, который нельзя игнорировать, — это длительное использование Анкарой мигрантов, около 4 миллионов из которых проживают в Турции, в качестве рычага давления на Запад. Сейчас Турция сама испытывает давление, так как сотни тысяч мирных жителей в Идлибе бегут от наступления сирийского правительства, чтобы найти безопасность на границе с Турцией. По сути, Россия делает с Турцией то же, что сама Турция сделала с Европой. Остается только надеяться, что Анкара поймет, что происходит, и приложит все усилия, чтобы Россия перестала ее использовать.

Автор — Гёкам Баджик, турецкий специалист в области внешней политики Турции, в настоящее время профессор международных отношений  в университете им. Яна Палацкого (Чехия).

Ahval      Перевод    RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи