Курдская трагедия: урок, который Америка может извлечь из своей внешней политики в Сирии

Курдская трагедия: урок, который Америка может извлечь из своей внешней политики в  Сирии

Возглавляемые курдами Сирийские демократические силы (SDF)  подтвердили свое реноме жизненно важного  партнера в борьбе с Исламским государством, также известным как ДАИШ(запрещено в России), а территория, ими контролируемая,  служила редким оазисом стабильности в раздираемой войной стране. Но вывод американских войск из северного сирийского пограничного региона в октябре 2019 года   положил конец   нереалистичном представлениям о прочном американском партнерстве с SDF и непонятных целях американского присутствия. Учитывая то, что мы уже знаем, удивительно, что военное и политическое руководство Америки не предвидело такой возможности.

 

Вторжение турецкой армии на контролируемую курдами территорию  привело к появлению более ста тысяч внутренне перемещенных лиц и обвинениям в военных преступлениях, совершенных Турцией и ее  союзников- ополченцев. Вторжение и поведение вторгнувшихся  сил  вызвало широкий резонанс среди западных СМИ, американских политиков и многих союзников Америки. Несмотря на это, вывод войск из Сирии не должен был никого удивлять из-за растущей озабоченности Турции в плане безопасности влиятельного сирийского курдского анклава, характера американо-турецких отношений и неясной политики Америки в отношении ее долгосрочного присутствия в Сирии.

С самого начала американо-сирийского курдского партнерства, ознаменованного  битвой при Кобани в 2014 году, когда Соединенные Штаты впервые предоставили курдским  ополченцам воздушную поддержку, оппозиция и враждебность Турции к этому соглашению должны были сигнализировать о политической дилемме, которая за этим  последует. Битва при Кобани ознаменовала собой не только начало возглавляемых США усилий по оказанию активной помощи сирийским курдским силам на местах, «отрядам народной самообороны (YPG), но и обнажила приоритет Турции в сдерживании более деликатных и претенциозных курдских амбиций,   по сравнению с борьбой  с очевидной угрозой жестокого ДАИШ, находившемся на ее южном фланге.

Доводы Турции о том, что YPG является ответвлением Рабочей партии Курдистана (РПК), были не лишены оснований, и поскольку Соединенные Штаты признали РПК террористической группировкой, это должно было с самого начала  обеспокоить   лиц, принимающих решения в Вашингтоне. Однако эта реальная озабоченность была проигнорирована американскими официальными лицами, и продолжающиеся успехи YPG, затем слившейся с SDF, только усугубили опасения Турции. Интересы Турции,  как стратегического партнера по  НАТО, хотя и отказывающегося  сотрудничать и часто враждебного,  всегда будут превалировать над поддержкой США тактического союзника.

Отсутствие ясности в целях и задачах Америки в Сирии после поражения ДАИШ также подготовило почву для быстрого сокращения присутствия. Когда в 2017 году силы SDF очистили от ИГИЛ крупные города Ракку и Дейр-эз-Зор, стало очевидно, что будущего у джихадистов как силы, удерживающей территорию, нет.  При всем позитивном  внимании, уделяемом SDF  за их участие в кампании по борьбе с ДАИШ, не было четкого сигнала от Госдепартамента и Министерства обороны США о том, как долго американские войска будут продолжать поддерживать SDF. Отсутствовала также ясность относительно того, какие дальнейшее цели преследует  американское присутствие, помимо разгрома ДАИШ. Активизация  усилий сирийских курдов по демократизации была менее выраженной и вряд ли это  убедит администрацию Трампа сохранить американское присутствие.

Кроме того, президент Дональд Трамп публично заявил о своем недовольстве сохранением войск на земле в Сирии, пригрозив полным выводом войск в 2018 году. В этот момент во внешнеполитических и оборонных ведомствах должны были прозвучать предупредительные колокола о том, что будущее участие Америки в сирийском конфликте находится под вопросом. Кроме того, это должно было послужить сигналом для американских лидеров, которые хотели бы продолжать поддерживать сирийских курдов, разработать планы по беспрепятственному выходу американских войск с одновременным  введением защитных мер для наших курдских союзников. Тем не менее, в период  между объявлением Трампа в декабре 2018 года и его окончательным решением о выводе американских войск из северных сирийских пограничных районов,   было заметно отсутствие подготовки к такому повороту событий. Тогда  казалось, что многие законодатели и чиновники Кабинета министров были застигнуты врасплох, о чем свидетельствует поспешный и хаотичный вывод американских войск.

Возможно, наиболее показательным в трудной борьбе, с которой столкнулись сирийские курды, было то, насколько их лоббистские усилия по сохранению поддержки США были ничтожны по сравнению с их турецкими противниками. На Капитолийском холме ведутся разговоры [прежде всего]  о деньгах, и Турция извлекла этот урок из многолетнего лоббирования американских законодателей по таким вопросам, как непризнание Геноцида армян и противодействие греческим интересам на Кипре.

Политическое крыло SDF обрело сочувствие и поддержку во всем американском внешнеполитическом истеблишменте. Им удалось  установить  доступ к американским законодателям, таким как сенатор Марко Рубио ( республиканец от Флориды), Тим Кейн (демократ от штата Вайоминг) и Рон Джонсон (республиканец от Висконсина), все члены сенатского комитета по международным отношениям, лидер SDF Мазлум Абди недавно разговаривали с Трампом. Курдская пропаганда также занимала видное место в  деятельности аналитических центров и в публикациях американских новостных изданий на протяжении всей кампании по борьбе с ДАИШ и вослед  последним действиям Турции.

Однако лоббирование своих интересов американскими законодателями не является чем-то новым для Турции, о чем свидетельствуют $1,7 млн, потраченные на это  еще в 2009 году. Только в 2018 году Турция потратила примерно $ 6,6 млн на лоббирование по сравнению с $120 000 заплаченными за это же Сирийским демократическим Советом. Кроме того, длинный список видных американцев официально лоббировавших интересы Турции, включает бывшего директора ЦРУ Портера Гросса, бывшего лидера демократического большинства в Сенате Тома Дашля, бывшего советника Трампа по национальной безопасности, отставного генерал-лейтенанта Майка Флинна и других. Как этот факт и другие ускользнули от некоторых наиболее видных членов Конгресса, которые во всеуслышание осуждали вывод войск США, по меньшей мере удивительно. Укрепившаяся позиция Турции в Вашингтоне в качестве шестидесятипятилетнего оплота НАТО, несомненно, обеспечила ей финансовые и политические преимущества, но те, кто должен был лучше всего это осознавать, были самыми слепыми.

Всегда было нереалистично полагать, что долгосрочная стратегия, отдающая предпочтение сирийским курдам перед историческим партнером по НАТО, когда-либо станет возможной, несмотря на враждебное поведение Турции. Героические и дорогостоящие усилия, предпринятые сирийскими курдами, борющимися с ДАИШ, несомненно, задели за живое западное сознание, но это заслонило суровые реалии.

Администрация Обамы, признавая эффективность сирийской курдской YPG в борьбе с исламистами, по-видимому, игнорировала сомнения  крупного члена НАТО в возможности в краткосрочной перспективе победить варварскую  угрозу, которая была варварской и находилась в ряде   районов Сирии и Ирака. Независимо от того, верил ли Трамп в это или нет, его намерение вывести американские войска из пограничной зоны,  было оглашено задолго до событий, которые произошли в октябре 2019 года, и ни при каких обстоятельствах американские политики и военные лидеры не должны были быть застигнуты врасплох.

Кроме того, шестидесятилетние связи с Соединенными Штатами обеспечили Турцию ноу-хау, необходимым для манипулирования политическими кругами  в Вашингтоне. Как горькая пилюля, которую нужно проглотить, наблюдая, как хороший и надежный партнер попадает под влияние враждебных экторов, политики и эксперты по внешней политике могут избежать будущих бедствий, разрабатывая реалистичные и обдуманные долгосрочные стратегии, которые поддерживают американских дипломатов и вооруженные силы, служащие инструментами этой политики. Но  вместо этого, мы увидели разъяренных сирийских курдов, швыряющих овощи в убегающих США,  военные конвои и российские войска, продвигающиеся в пределы недавно удерживаемых американских баз. Так выжгли наши умы, результаты недальновидного и неясного участия США в Сирии.

Автор — Райан Гардинер, бывший военнослужащий ВМС США, ныне аналитик Министерства внутренней безопасности и заместитель  управляющего редактора журнала «Молодые профессионалы во внешней политике»

The National Interest      Перевод   RiaTaza.com

 

Об авторе

Похожие записи