The Syria Direct: Политические философии Барзани и Оджалана конкурируют между собой среди сирийских курдов

The Syria Direct: Политические философии Барзани и Оджалана конкурируют между собой среди сирийских курдов

После многолетних разногласий представители национального курдского совета (КНС) и автономной администрации Северной и Восточной Сирии (АА), жители города Камишли в северо-восточной провинции Хасака, организовали демонстрацию, призывая к единству среди курдских политических партий.

«Курды, наконец, пробудились ото сна и обнаружили, что они разделены», — написали курдские активисты в социальных сетях, имея в виду  демонстрацию. Эти протесты были направлены на  продвижение «Национальной инициативы», объявленной командующим курдскими Демократическими силами Сирии (SDF) Мазлумом Абди 28 октября 2019 года.

Согласно инициативе, SDF стремится играть, общенациональную роль в «примирении взглядов курдских партий в Рожаве   и в обсуждении принципов национального единства с целью выработки единой позиции, которая поможет преодолеть этот критический этап в жизни нашего народа».

Инициатива возникла на волне турецкого военного наступления «Источник  мира», которое было начато с помощью сирийской Национальной армии (СНС) 9 октября 2019 года против SDF на восточном  берегу Евфрата.

Операция  «Источник мира» создала возможность для созыва совещания  курдского руководства, особенно после того, как Национальный курдский совет (КНС) решительно выступил против турецкой операции. Согласно заявлению, опубликованному КНС, совет осудил операцию и осудил Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил (СНС) за ее поддержку этой военной акции, заявив, что операция «не соответствует взаимному соглашению относительно неприкосновенности курдских районов” и игнорирует соглашение с Советом. Кроме того, КНС перестал участвовать в «коалиции».

10 ноября 2019 года Мазлум Абди встретился с делегацией КНС, где они обсудили «политику  автономной администрации и судьбу сил Пешмерга Рож [связанных с КНС], а также политиков и активистов,  арестованных автономной администрацией», по словам одного члена КНС, который говорил с АА напрямую на условиях анонимности по соображениям безопасности. Он указал, что  администрация ставит условием взаимодействия  КНС выход последнего из «сирийской коалиции».

«Важность инициативы Абди проистекает из нынешней политической нестабильности, —  заявил сопредседатель Генерального совета партии «Демократический союз» (PYD) Абдул Карим Сарухан в интервью  Syria Direct. —  Это дает  возможность объединить курдские ряды и выработать единую позицию по тем изменениям, которые происходят на местах». сказал он.

В декабре 2019 года в качестве жеста доброй воли и знака взаимного доверия между КНС и администрацией автономии первый передал Абди список из десяти пропавших активистов и политиков. КНС подозревал, что в их исчезновении виновата  PYD. В  SDF утверждали, что местонахождение восьми лиц, включенных в список, неизвестно, однако это требование было решительно отвергнуто КНК.

От консенсуса до конфликтов

Сиро- курдские партии делятся на два лагеря, отличающихся противоположными идеологиями и подходами.

«Подход Барзани», восходящий к покойному курдскому  лидеру Молле Мустафе Барзани, предполагает переход от правления клана к правлению государства, основанного на либерально-националистических принципах.

Напротив, подход Абдуллы Оджалана — основателя турецкой Рабочей партии Курдистана (РПК),  находящегося  в тюрьме в Турции с 1999 года, основан на марксистских принципах и предполагает создание децентрализованных кантонов для управления городами в рамках более широкого государства. Такие разногласия сильно повлияли на позицию курдских партий по отношению к сирийской революции.

В начале 2011 года среди курдских партий сложился консенсус в отношении революции, оформившийся в «Инициативу национального движения», выдвинутую  сирийскими курдскими партиями в мае 2011 года. Инициатива призывала к «справедливому решению» курдского вопроса и конституционному признанию курдов второй по величине национальной группой в стране. Кроме того, инициатива требовала возвращения сирийского гражданства более чем 120 000 курдов, которые были лишены его после печально известной переписи населения в августе 1962 года. Он также настаивал на отмене всех законов и прекращения проведения политики, дискриминирующих курдский народ.

Однако приглашение Башара Асада к двенадцати курдским партиям 6 июня 2011 года вызвало раскол среди курдских партий; некоторые намеревались принять приглашение, а другие отвергли его.  И хотя встреча с Асадом не состоялась, раскол между сторонами углубился, особенно после убийства лидера курдского движения «Будущее» Машаля Таммо 7 октября 2011 года в городе Камышлы. PYD  была обвинена в том, что она несет ответственность за  это убийство.

Раскол между сторонниками Барзани и Оджалана стал более заметным после создания Курдского национального совета. КНС был сформирован 26 октября 2015 года 11 партиями при поддержке тогдашнего президента Иракского Курдистана Масуда Барзани.

Вдохновленные Оджаланом курдские партии и деятели отказались присоединиться к КНК, создав альтернативное, конкурирующее образование под названием Народный совет Западного Курдистана  16 декабря 2011 года. Конфликт между двумя сторонами вскоре перерос в открытое соперничество за представительство и контроль над курдами и курдскими регионами в Сирии.

В то время как КНС присоединился к сирийскому национальному совету, а затем к СНС, PYD  — дистанцировался от оппозиции Асаду, за исключением присоединения к Национальному координационному комитету (НКК), главной зонтичной группе внутренней «умеренной» оппозиции, в период с июля 2011 по январь 2016 года. Однако PYD вышла из НКК , после того, как последний принял участие в конференции в Эр-Рияде в декабре 2015 года, несмотря на то, что PYD на нее  не была приглашена.

Что еще более важно, PYD  обвинили в координации действий с правительством в Дамаске.

Обвинения, выдвинутые против PYD, усилилиcь после вывода сирийских правительственных войск из курдских районов на северо-востоке Сирии в 2012 году. Сирийские правительственные войска  были заменены военным крылом PYD-Отрядами народной защиты (YPG), которые также арестовывали курдских активистов и жестоко реагировали на демонстрации, поддерживавшиеся революцией.

Сарухан, однако, отрицает это, говоря :  «тот период был хаотичным, [из-за] присутствия Джабхат ан-Нусры [теперь известной как Хайат Тахрир аш-Шам (HTS)] и правительственных сил безопасности».

Тем не менее, два противоборствующих лагеря попытались примирить свои разногласия накануне Женевских мирных переговоров по Сирии, проходивших под эгидой ООН. Они также встретились 11 января 2012 года по приглашению регионального правительства Курдистана Ирака (KRG) в Хавлере (курдское название города Эрбиль), чтобы объединить перспективы и сформировать совместные комитеты для разработки государственной политики и руководства курдским движением.

В результате конференции в  Хавлере был образован курдский Верховный комитет (КВК). Тем не менее, КНС позже вышла из КВК в следующем году в ответ на события в городе Амуда в сельской местности Хасака 27 июня 2013 года, где по меньшей мере шесть человек были убиты, 30 ранены и 70 задержаны во время столкновений между YPG и группой протестующих, выступающих против политики PYD в Амуде.

8 сентября 2013 года КНС и АА вновь встретились, чтобы подписать соглашение о создании комитета по разработке временной (местной) конституции в качестве основы деятельности автономной администрации, которая в настоящее время контролирует северо-восточную Сирию. Однако 15 ноября 2013 года решение  АА о создании администрации  в одностороннем порядке помешало КНС присоединиться к нему.

Сарухан рассказал Syria Direct, что «КНС работал с  администрацией  до ночи   перед объявлением. Предлогом КНС [для отказа от присоединения] было то, что PYD и движение «За демократическое общество» не соблюдали взаимные соглашения на местах,   однако он лично считает «эти утверждения ложными».”

Роль региональных субъектов

Региональные субъекты также сыграли заметную роль в определении взаимоотношений между PYD и KНC.

Бывший президент Иракского Курдистана Масуд Барзани пригласил обе стороны на первую и вторую конференции в Хавлере (Эрбиль) 24 июля 2012 года и 17 декабря 2013 года, соответственно.

На “Хавлере-2″, как известно, присутствовали мэр Диярбакыра, крупнейшего турецкого города с преобладающим курдским населением, а также турецко-курдский политик Лейла Зана. В результате встречи была достигнута договоренность о формировании совместной курдской делегации для участия в переговорах «Женева-2», прекращении войны в СМИ между двумя сторонами и создании комитета по освобождению заключенных, содержащихся в тюрьмах режима PYD .

В очередной раз усилия «Хавлера-2» застопорились после решения АА об одностороннем создании автономной администрации 21 января 2014 года.

Тем не менее, разногласия между PYD и Курдистанским регионом Ирака и спонсируемыми им сирийскими курдскими партиями не помешали Масуду Барзани пригласить курдские партии на встречу в городе Дохуке  в Иракском Курдистане. Результатом встречи стало «соглашение в Дохуке», подписанное между двумя сторонами 14 октября 2014 года, включающая три положения, касающиеся участия КНС в автономной администрации, формирования единого курдского политического образования и создания специализированного военного органа на основе координации с YPG для защиты Рожавы. Таким образом, соглашение позволило разместить силы Пешмерга в сирийском городе Айн-эль-Араб (Кобани) для борьбы с  ДАИШ, которое недавно взяло под свой контроль большую часть города.

Действие соглашение было приостановлено 13 марта 2015 года в ответ на объявленный  20 ноября 2014 года администрацией автономии принудительный призыв.  Администрация также в одностороннем порядке организовала муниципальные выборы в провинции Хасака 1 марта 2015 года, но  Эрбиль посчитал это нарушением соглашения, так как они были организованы без согласия КНС.

С другой стороны, 1 июля 2015 года КНС признал   подразделения  Пешмерга-Рож  своим  военным крылом. Эти силы состояли из сирийских курдских офицеров и призывников, которые дезертировали из сирийской армии и теперь находились под контролем правительства Иракского Курдистана. Они столкнулись с бойцами, подчиняющимися  администрации, которые отказались позволить этим силам войти в Сирию в качестве независимой военной единицы.

«Мазлум Абди предложил вернуть Пешмерга- Рож под знамена SDF , — сказал член КНС Syria Direct . -Мы отказались».

Кроме того, международная коалиция  начала поддерживать военные операции YPG против ДАИШ в Айн-эль-Арабе (Кобани). Коалиция впоследствии SDF, где доминировали YPG  в боевых действиях на северо-востоке Сирии .

Что касается Турции, то она рано вмешалась во внутренний курдский спор, пытаясь оказать влияние на КНС. 4 августа 2012 года министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу встретился с членами КНС в иракском городе Эрбиль, что вызвало спор между членами курдской Высшей комиссии, сформированной КНС и АА.

Более того, после встречи КНС с Абди 10 ноября 2019 года «турецкое правительство вызвало руководство совета в Стамбул» —  сообщил источник в Совете Syria  Direct. По его словам, вполне вероятно, что Турция стремится предотвратить любое сближение или единство «совета»  с автономной администрацией».

Даст ли новое сближение результаты?

После того, как ряд соглашений между PYD и KНC потерпел неудачу, обе стороны зашли в тупик, в конечном итоге став откровенно враждебными. Например, 13 августа 2016 года автономная администрация арестовала Ибрагима Биро, главу КНС, и депортировала его в Иракский Курдистан. 13 марта 2017 года администрация  также закрыла офисы партий КНС под предлогом отсутствия у них лицензии. Инцидент произошел в ответ на постоянный отказ КНС признать власти автономии.

Однако  турецкая операция  «Источник мира» способствовала растущему сближению между PYD и КНС, давая им возможность примирить свои разногласия, накопившиеся за последние девять лет. Это проявилось в осуждении КНС турецкой военной операции и приостановлении ее членства в СНС. Взамен администрация отменила свое предыдущее решение, разрешив партиям- участникам КНС вновь открыть свои представительства на северо-востоке Сирии.

Тем не менее КНС отклонил результаты расследования SDF относительно судьбы восьми из десяти активистов, местонахождение которых остается неизвестным.

« Отказ Совета [КНС] от результатов расследования не означает, что мы закроем перед ними двери», — сказал Сарухан Syria Direct.

Автор — Мухаммад Абдусаттар Ибрагим      Syria Direct        Перевод    RiaTaza.com

 

Об авторе

Похожие записи