Политолог: Вклад курдской диаспоры в объединение разделенной родины

Политолог: Вклад курдской диаспоры в объединение разделенной родины

Когда в начале января более ста известных певцов из курдской диаспоры приняли участие в большом концерте в немецком городе Леверкузен, у них была одна главная  цель: выступить единым фронтом.

Концерт собрал тысячи представителей курдской диаспоры под девизом  Em bibin yek, что означает «давайте объединимся». Целью было также продемонстрировать солидарность с курдами на севере Сирии после вывода американских войск из региона и последующего турецкого вторжения в октябре 2019 года.

Исполнители  приехали из четырех курдских регионов Ирака, Сирии, Турции и Ирана, и все они  исполняли  патриотические курдские песни. В конце певцы оделись в традиционные курдские костюмы и вместе вышли на сцену, чтобы спеть курдский политический гимн “Herne Peş”, что означает “Вперед”.

После турецкого вторжения в удерживаемый курдами регион Северной Сирии курдские диаспоры активно выступали в европейских городах,  рассказывая  о предательстве курдов и их страданиях. Они проводили демонстрации, митинги и торжественные мероприятия, а также лоббировали  через депутатов,   солидарность с курдским населением. В начале декабря группа активистов прошла маршем из Лозанны в Женеву в Швейцарии, призывая к единству курдов.

Многие курдские лидеры, интеллектуалы и художники в диаспоре, с которыми я беседовал в рамках моих текущих исследований  диаспоры, теперь объединяются, чтобы продвигать это  послание единства. Но для успеха этого необходимо, чтобы курдские группы на Ближнем Востоке, которые традиционно были разделены между различными идеологическими программами, объединились вокруг ряда общих политических целей.

Развитие диаспоры

Курды не имеют собственного государства и зажаты между четырьмя Ираком, Ираном, Сирией и Турцией. Они часто беззащитны и постоянно подвергаются угрозе репрессий и насильственных конфликтов, особенно со стороны поддерживаемых Ираном шиитских боевиков и турецко-суннитского экспансионизма на Ближнем Востоке.

Репрессивная политика в регионе означает для  курдов  агрессивные процессы ассимиляции, вынужденную необходимость  отрицать свое культурное наследие и самобытность. В ответ они  подняли несколько восстаний, в том числе продолжающееся доныне  восстание в Турции под руководством курдской Рабочей партии (РПК). Такие конфликты привели к массовому перемещению и миграции курдов, главным образом в Европу в 1980-х и 1990-х годах, когда между курдскими группировками и иранским, иракским, сирийским и турецким режимами обострилось противостояние, сопровождаемое насилием.

 

По оценкам, в Европе проживает более миллиона курдов, причем более половины из них-в Германии. Рост курдской диаспоры только усилил стремление к свободной и светской курдской родине. Курдская Родина подобна плаценте, которая поддерживает движение курдской диаспоры, и связи между ними действуют как своего рода пуповина, которая подпитывает диаспору эмоциональной, ментальной и духовной поддержкой и чувством принадлежности ко всему курдскому народу.

Группы диаспоры могут быть освободиться  от прямого насильственного конфликта и его последствий, но они не застрахованы от страданий. В ходе  моих исследовательских интервью и на курдских демонстрациях я видел, как люди из диаспоры плакали,  видя изображения и читали сообщения в социальных сетях о курдах, которые были перемещены, убиты или подвергнуты пыткам в Иране, Ираке, Сирии и Турции. Их беспомощность в предотвращении зверств  — это тоже неотъемлемая часть отношений, которые существуют у них со своей Родиной и другими курдами.

Разногласия между курдскими группами

Поскольку у курдов нет собственного национального государства и признания, легитимности и альянсов, которые появляются в силу их наличия, они оказываются исключенными из международного сообщества. Но главная проблема, сдерживающая мощь  курдского голоса , — это внутренняя: отсутствие единой связной повестки, которое формулировало бы их требования.

Это во многом объясняется идеологическими различиями и политическими планами  между различными  группами. В Сирии, например, движение «Партия демократического союза» стремится создать децентрализованную, демократическую, конфедеративную систему в стране, основанную на этническом и религиозном разнообразии и гендерном равенстве. Но Курдский национальный совет настаивает на создании курдской автономии в Сирии [подобной иракской]  .

Доминирующие курдские политические партии на Ближнем Востоке также имеют различные политические и идеологические программы. РПК и связанные с ней группы по всему Ближнему Востоку критикуют курдский национализм, продвигая вместо этого идею демократического, конфедеративного, многоэтнического проекта. Они не ставят под сомнение границы национальных государств, правящих курдскими регионами, а скорее настаивают на низовой демократии, признании культурных прав и самоуправлении в границах этих государств.

Напротив, Демократическая партия Курдистана и связанные с ней группы придерживаются более националистической риторики и стремятся создать независимое курдское государство. Эти два соперника доминируют над современными курдскими  политическими  группами на родине, выдвигая более инклюзивные политические принципы. В то время как эти внутренние разногласия ослабляют курдское дело, они также объединяют такие государства, как Турция и Сирия,  в угнетающем управлении курдской родиной.

Толчок  к единству

Именно в свете этих расколов  творческие люди курдской диаспоры подталкивают курдов к объединению под единым требованием признания статуса курдов и их  административных, культурных  и политических  прав на Ближнем Востоке. Эти усилия могут привести к вмешательству и посредническим усилиям западных стран, чтобы помочь положить конец курдскому затруднительному положению. Такие события, как концерт в Леверкузене и марш в Швейцарии, являются частью более широкой стратегии, направленной на то, чтобы донести политическое стремление к свободной  курдской родине до политиков и правительств в Европе.

Преодолев идеологические разногласия курдских политических группировок в Иране, Ираке, Сирии и Турции и дав национальному  движению возможность коллективным голосом продвигать свою повестку дня, курдская диаспора могла бы сыграть ведущую роль в объединении политических лидеров на родине с беспрецедентным успехом.

Автор – Вейси Даг, докторант и научный сотрудник Лондонского университета

The Conversation ( Великобритания)    Перевод    RiaTaza.com

В статье выражено личное мнение автора

 

Об авторе

Похожие записи