Ливийская стратегия Эрдогана: cначала сделать, потом подумать

Ливийская стратегия Эрдогана:  cначала сделать, потом подумать

Подход президента Реджепа Тайипа Эрдогана к Ливии является частной характеристикой его общего подхода к внешней политике. Некоторые опытные дипломаты называют это подходом  по принципу «сначала сделать, потом подумать».

Как и в случае с Сирией, его нынешняя ливийская политика несет в себе риск получения меньших долгосрочных выгод, чем ожидалось, какими бы ни были краткосрочные выгоды.

На данный момент, однако, Эрдоган сделал  Турцию  центром  внимания в ливийских событиях, что  вызвало похвалу членов  его правительства и рядовых сторонников турецкого президента.

«Эффективная и многоплановая дипломатия нашего президента сделала Турцию одним из ключевых игроков [в Ливии]», —  написал пресс-секретарь Эрдогана и советник по внешней политике Ибрагим Калин в своем Твиттере 19 января.

До недавнего времени ливийский кризис кипел, но где-то на заднем плане,  а мир был более сосредоточен на Сирии и Иране.

Решение Эрдогана официально отказаться от нейтралитета в ливийском конфликте и оказать военную поддержку непризнанному правительству национального согласия (ННА) в Триполи, несомненно, помогло привлечь международное внимание к этому спору. Многие считают, что решение Эрдогана также ускорило проведение на прошлой неделе Берлинской конференции по Ливии, что было воспринято как признак политического влияния Турции. Как бы то ни было, ливийский кризис с его многочисленными участниками (большинство из которых выступают против участия Турции во внутреннем конфликте в  этой стране)  еще далек от завершения.

Прежде всего, остается посмотреть, могут ли быть реализованы результаты Берлинской конференции, в изложенные в длинном заключительном заявлении, опубликованном после встречи.

Берлинский процесс, о котором идет речь, призывает к прекращению огня, к соблюдению эмбарго ООН на поставки оружия в эту страну и к тому, чтобы те, кто использует местные вооруженные формирования  в этом конфликте для достижения своих интересов, прекратили это делать.

Хотя Эрдоган подписал его, окончательное заявление не совсем соответствует нынешнему военному присутствию Турции  и ее целям в Ливии.

Эрдоган, тем не менее, может утешиться тем, что Турция не единственная принимает сторону в Ливии, где оппозиционный тяжеловес Халифа Хифтер пользуется поддержкой целого ряда стран, в том числе таких влиятельных,  как Франция и Россия. Единственная разница заключается в том, что, в отличие от Турции, эти страны делают все это в основном за кулисами и также неохотно  свои мосты в отношениях с  Правительством национального согласия , чтобы сохранить  открытой возможность для маневра.

Главный страх Эрдогана заключается в том, что его последний региональный  противник, ливийский военачальник Хифтер, со временем обретет международную легитимность. Он прилагает все усилия, чтобы предотвратить это, демонизируя Хифтера как «путчиста».

Ливийская национальная армия (ЛНА), базирующаяся в Тобруке, пытается вырвать контроль над столицей Триполи у ПНС, возглавляемой Файезом аль-Сарраджем. Эрдоган поклялся предотвратить это любыми необходимыми средствами.

Эрдоган продолжает ненавидеть египетского президента Абдель Фаттаха ас-Сиси, который сверг его близкого друга и соратника-исламиста, покойного Мухаммеда Мурси, в результате государственного переворота в 2013 году, и отказывается иметь с ним дело. Но он , однако, осознает, что Сиси в конечном итоге был принят миром в качестве легитимного партнера, независимо от недемократического способа, которым он захватил власть.  Эрдоган отнюдь не хочет, чтобы то же самое произошло с Хифтером.

Тем не менее Берлинская конференция, на которую были приглашены и Хифтер, и Сиси, стала неприятным напоминанием о том, как все может пойти не так для Эрдогана в постоянно меняющейся обстановке международной политики.

Эрдоган, как сообщается, покинул Берлин рано, потому что он не хотел присутствовать на официальном обеде канцлера Ангелы Меркель, на который также был приглашен ас- Сиси. Тем не менее, он был вынужден  проглотить горькую пилюлю и принять участие в  «общем фото», сделанном в Берлине,  в чем также участвовал ас-Сиси .

Эрдоган  ясно изложил  в статье-мнении для издания Politico от  18   января, в которой он также раскритиковал некоторые страны, которые приняли  участие в берлинских переговорах на следующий день.

«Правительство Ливии, которое признает Организация Объединенных Наций, уже несколько лет подвергается нападкам со стороны военного диктатора Халифы Хифтера. Его вооруженная группировка, которая стремится осуществить государственный переворот в стране, пользуется поддержкой антидемократических правительств Египта, Саудовской Аравии и Объединенных Арабских эмиратов (ОАЭ), в том числе», — написал Эрдоган. Он также осудил Европу за то, что она «предала свои основные ценности, оставив Ливию на милость военного диктатора». Турецкий лидер   выдвигал этот аргумент против Европы в прошлом в отношении ас- Сиси, хотя и безрезультатно.

Отбросив всякую беспристрастность в Ливии, Эрдоган также пообещал непоколебимую поддержку правительству Сарраджа.

«В соответствии с последними соглашениями о безопасности и военном сотрудничестве мы обязались защищать ливийское правительство от  путчистов, — написал Эрдоган,  имея в виду меморандум о взаимопонимании по военному сотрудничеству, подписанный в ноябре между Турцией и  правительством национального согласия.

Как и в случае с Мурси, Эрдоган испытывает симпатию к Сарраджу, правительство которого состоит из элементов, близких к «Братьям-мусульманам». Однако это не главная причина, по которой Эрдоган хочет, чтобы Саррадж остался у власти. Анкара и  ПНС в Триполи также подписали меморандум о взаимопонимании, определяющий их долю в Восточном Средиземноморье между берегами двух стран, стоящих лицом друг к другу. Это было сделано для того, чтобы прорваться через  участок средиземноморского шельфа, на который совместно претендовали Греция, Кипр и Египет, которые также пользуются поддержкой Соединенных Штатов, Европейского Союза и Израиля.

Хифтер пообещал, в случае своего прихода к власти  сорвать эту сделку, и он даже ездил в греческую столицу Афины как раз перед Берлинской конференцией, чтобы  «воткнуть шпильку» Турции.  Поэтому  Анкара должна во всеуслышание гарантировать, что он не достигнет своих целей в Ливии.

Возвращаясь из Берлина, Эрдоган сказал журналистам в своем самолете, что он также отвергает любую идею  посредничества Турции между Сарраджем и Хифтером.

Усиливая свой гнев против Хифтера, Эрдоган заявил, что никогда не сядет за один стол с «террористом». Следующим шагом стало заявление турецкого президента о том, что не позволит этого сделать и другим.  Однако здесь Эрдоган впал в противоречие самому себе в силу того факта, что Хифтер  был участником Берлинского процесса.

Многие в Турции  считают, что подход Эрдогана к Хифтеру столь же дипломатически ущербен, как и его подход к сирийскому лидеру  Башару Асаду. Долгое время отказываясь от каких-либо контактов на высоком уровне с режимом Асада, Анкара была вынуждена под давлением России согласиться на  встречу в Москве между своим руководителем разведки Хаканом Фиданом и его сирийским коллегой генерал-майором Али Мамлюком.

Галип Далай  эксперт  Sharq Forum и  сотрудник Брукингского центра в Дохе,  указал на риск, с которым сталкивается Анкара в отношении  Хифтера. « Внешние силы , поддерживающие Хифтера, захотят, чтобы он участвовал в  механизмах реализации полномочий  легитимной власти. Это ускорит процесс,  позволяющий  ему превратиться из лидера ополчения в фигуру, пользующуюся  международной легитимностью», — написал Далай в своей колонке в газете Karar daily.

Далай  также утверждает, что ополчение  Хифтера уже рассматривается как регулярная армия, в то время как имеется дискомфорт из-за присутствия в Ливии сирийских наемников , которые поддерживают  Правительство национального согласия.

По сообщениям прессы,  именно Турция организует прибытие  этих наемников, хотя Анкара  это опровергает. По словам Далая, правительство Сарраджа таким образом, может все чаще рассматриваться как союзник Турции. Тем самым, по умолчанию, подразумевается, что оно может  быть лишено международной поддержки.

Трудность Турции заключается в том, что она сталкивается не только с региональными державами, такими как Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ в Ливии, но и с большей частью Европы, исключая Италию. Косвенная поддержка Россией Хифтера также является источником недовольства Анкары.

Большинство заинтересованных сторон в Ливии выразили несогласие с военной деятельностью Турции в стране, даже если теперь ясно, что это будет достаточно символическое присутствие, имеющее вспомогательный характер..

С таким количеством внешних действующих лиц в Ливии и столкновением их  интересов   возвращение к нормальной жизни в этой стране в ближайшее время представляется крайне маловероятным. Однако это даст Анкаре время для выработки новых шагов, направленных на то, чтобы сделать свое присутствие в Ливии ощутимым, сохраняя Эрдогана в заголовках газет в качестве «ключевого игрока».

Проблема, однако, заключается в том, что Анкара будет самым большим проигравшим, если Хифтер получит контроль над Ливией силой или по другому соглашению.

Вот почему многие турки беспокоятся, что политика Эрдогана, который сначала делает, а потом думает, в то время как другие действуют осторожно, в конечном счете, будет работать в ущерб Анкаре в Ливии, как это уже было в Сирии.

Автор — Семих Идиз, турецкий журналист, внешнеполитический  и дипломатический обозреватель ряда турецких газет.

Al-Monitor      Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи