Трамп не может отличить курдов друг от друга

Трамп не может отличить курдов друг от друга

На прошлой неделе президент США Дональд Трамп встретился с президентом регионального правительства Курдистана (КРП) Нечирваном Барзани в швейцарском Давосе.

«Это здорово быть с президентом Барзани из Курдистана…как вы знаете, мы ушли за границы Сирии, и это прекрасно сработало с Турцией. Это сработало гораздо лучше, чем кто-либо когда-либо думал.  У них есть так называемая «безопасная зона», и я ценю все, что вы сделали, чтобы сохранить ее как можно более безопасной. Но, что очень важно, как вы знаете, здесь  есть нефть. И мы оставили солдат ради нефти, потому что мы забрали нефть и работаем  дальше над этим. И мы все очень хорошо обеспечили», — заявил Трамп на встрече.

Давайте не будем останавливаться на некоторых более проблематичных взглядах Трампа, таких как мнение о том, что уход США с турецко-сирийской границы «сработал отлично».»Сотни погибших и десятки тысяч «этнически зачищенных» поблизости  этой границы Турцией и ее исламистскими ставленниками, вероятно, не чувствуют, что все «сработало отлично». Давайте также не будем слишком зацикливаться на том, что, по мнению Трампа, контроль над нефтью северо-востока Сирии важнее всего остального  и это единственное,  для чего стоит оставить там американских солдат для «защиты».”

 

Встреча продемонстрировала явное свидетельство чего-то гораздо более тревожного, чем полное отсутствие честности, этичности  и порядочности  у некоторых лидеров.  По-видимому, Трамп  так и не понял, что он встречается с лидером регионального правительства Курдистана Ирака, а не с сирийским курдским лидером.  Какое отношение Барзани имеет к выводу войск из Сирии и турецко-сирийской границе?  Что он сделал, чтобы сохранить оруэлловскую “безопасную зону” Турции как можно более “безопасной”?

 

Ничего, конечно.  Барзани возглавляет курдскую администрацию в Ираке, а не в Сирии.  Если бы лидер свободного мира действительно имел хотя бы минимальное представление о том, с кем он говорит, он бы поговорил  бы с Барзани об иракских проблемах. Он мог бы заявить, что понимает, как растущая напряженность между США и Ираном может поставить КРГ в трудное положение, заверив Барзани, что Вашингтон поможет КРГ пережить шторм. Он мог бы рассказать о вкладе иракских курдов в стабилизацию Ирака, включая их помощь в освобождении территорий в Ираке от контроля ИГИЛ.  Он мог бы подтвердить свою приверженность автономии Курдистана в рамках демократического и федеративного Ирака.

 

Трамп продемонстрировал аналогичную неспособность различать курдские партии в октябре прошлого года, когда он послал госсекретаря Помпео капитулировать перед турецкими требованиями в отношении Сирии.  После того, как Помпео согласился на все требования Турции относительно «безопасной зоны» и фактически узаконил вторжение Анкары в северную Сирию, Трамп объявил еще об одном своем «большом успехе « – заявив, что « …все пытались заключить эту сделку в течение 15 лет, но так и не смогли  этого сделать.  И  только тогда, когда все началось люди увидели, как это все противно. Поэтому все может быть   очень неприятно. Не только санкции и тарифы, сама война была бы очень неприятной».

С  самого начала гражданской войны в Сирии в 2011 году Трамп никогда не ссылался на события в Сирии, когда говорил, что все пытаются договориться [ Турция и курды] в течение 15 лет или дольше.  Вместо этого он явно считал, что только что разрешил курдский конфликт внутри Турции, между турецким государством и внутренними курдскими партиями Турции, такими как Рабочая партия Курдистана (РПК).  Он не мог отличить не только сирийские курдские партии от иракских, но и турецкие от сирийских.

 

Если Трамп думает, что все курдские партии одинаковы, то он может так же легко всех их предать – и иракские, и сирийские.  В конце концов, [для него] это одно и то же.  Если ему не хватает  базового понимания курдского народа и проблем, с которыми он сталкивается, лучшее, на что могут надеяться люди в Курдистане, —  это то, что он не будет принимать слишком много телефонных звонков от таких людей, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган  и  оставит  реализацию реальной   политики своим более информированным сотрудникам и чиновникам.  Но  если он оставит политику своим бюрократам, то они будут придерживаться стандартных операционных процедур –  поддержка единого  Ирака, единой Сирии  и турецкого союзника по НАТО.

 

Единственный способ изменения стандартных операционных  процедур правительственных бюрократий — это принятие решений высшим руководством. В данном случае высшее руководство не имеет даже самого элементарного представления о Ближнем Востоке и вообще отказывается прислушиваться к советникам, хорошо знающих регион (по-видимому, даже непосредственно перед пресс-конференцией в Давосе).  В результате Соединенным Штатам также придется обойтись без стратегии или плана для Ближнего Востока и своих партнеров там, поскольку они тоже нуждаются в лидере, который что-то понимает в регионе.

Дэвид Романо обозреватель Rudaw с 2010 года. Он является профессором ближневосточной политики в Университете штата Миссури и автором многочисленных публикаций о курдах и Ближнем Востоке.

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают позицию Rudaw и Riataza.

Об авторе

Похожие записи