Jerusalem Post: Запрещенная поэзия и курдский вопрос

Jerusalem Post: Запрещенная поэзия и курдский вопрос

Еще будучи подростком  курдский писатель  Фират Джевери  в 1980 году запихнул клочки бумаги  себе за пояс  и бежал из родной Турции в Швецию.  На этих клочках были его стихотворения, написанные на курдском языке, в то время, когда публикация курдоязычных материалов в Турции была запрещена. Позже он переписал стихи по памяти. Первая его  книга называлась  «Они атакуют». В то время в мире были напечатаны только две курдские книги, написанные латиницей. Его книга была третьей.  «Атакующие»  были турецкими солдатами, которые совершили налет на его дом в поисках запрещенной курдской литературы.

Джевери(«драгоценность» по-курдски) посвятил свою жизнь пропаганде курдской литературы. Он перевел Джона Стейнбека, Антона Чехова и Федора Достоевского на курдский язык и много лет назад ездил в Сирию, чтобы спасти старые выпуски  журнала «Хавар»,  изздаваемого Джаладет Бедир Ханом во «французском» Дамаске в 1930-х годах, журнал стал огромным шагом вперед в  формировании  курдской культуры. Бедир Хан, вдохновленный возрождением иврита и усилиями Элиэзера Бен Иегуды  (Элизер Бен-Йегуда 1858-1922 г – еврейский педагог и филолог, бросивший клич «Йехуди, дабер и врит» (Еврей, говори на иврите), чтобы сделать иврит (древнееврейский), ставший к началу прошлого столетия  языком религиозного культа вновь разговорным- RiaTaza )призвал к введению  латинского  шрифта для курдского языка, и этот факт дал название журналу («Хавар»- Призыв (курдск)).

Впервые посетив Израиль, Джевери принял участие в дискуссионном форуме по  литературе  на языке меньшинств, состоявшемся 16 января в институте Ван Лира.

Ведущим дискуссии был д-р Дуйгу Атлас (Турция), а вторым  спикером-палестинская писательница Фида Джирис.

Обсуждая арабский язык в Израиле, Джевери сказал, что он рад видеть, что уличные таблички также написаны на арабском языке, поскольку это язык, который он может читать. Такая открытость была бы невозможна в Турции в отношении курдов.

Исторически, объяснил Атлас, турецкие  власти заявляют, что курды говорят на диалекте турецкого языка и, следовательно, являются  этнической группой турецкого народа.  Усложняло ситуацию, что во времена Османской империи курды, как и другие группы в многоэтнических империях,  как сотрудничали с национальным большинством, так и выступали  против него. Бедир Хан Бег, например, не имел никаких моральных проблем, служа Порте и сражаясь  (некоторые скажут убивая ) езидов и ассирийцев в 19 веке. Однако когда он предложил создать в империи курдскую автономию с лидером, он был изгнан.  Основатель  «Хавара» — его внук. Сегодня курдский народ разделен между Турцией, Сирией и Ираком, и каждая страна ставит свои собственные задачи и трудности в отношениях с курдами..

 

Курдских бойцов в Ираке называют Пешмерга, «смотрящие в лицо смерти», термин, тесно связанный с семьей Барзани. В Рожаве курды могут назвать своих бойцов народными защитниками [YPG], а турки — террористами.

Существуют смелые попытки представить себе курдский национализм. Эти прозападные борцы работают на национальное  дело, а не только на феминизм или продвижение идей мыслителя-анархиста Мюррея Букчина. Вот почему турецкое государство так сильно выступает против него, это живое доказательство того, что курдское движение действует.

Курдский вопрос — это не только академический вопрос, какой шрифт  лучше использовать при написании – латинский, как при издании «Хавар» или кириллический шрифт, созданный Аджие Джинди в Армении, или, возможно, было бы лучше вернуться к арабскому письму. Это также мощный политический вопрос.

Если у курдов есть все-таки свой собственный язык, а не  диалект турецкого, они могут потребовать признания их народом. Если Рожава предлагает модель терпимости и сосуществования между многими группами, а не другое национальное государство только для курдов, кто знает, что это может означать для Турции?

Джевери осторожно объясняет, что он никоим образом не является политиком. Он любит встречаться с турецкими читателями, которые читают его книги в турецком переводе и получают новое представление о курдской культуре, поскольку она не преподается, либо часто обсуждается в Турции.

«У нашего народа  были, например сказители,  путешествовавшие из одной общины в другую и дававшие маленькие представления, основанные на курдской устной литературе, — сказал он The  Jerusalem Post. -Удивительно, насколько современны эти сюжеты и персонажи».

Вот почему Аджие Джинди, например, был, по мнению писателя, так важен как ученый и издатель курдского фольклора. Представьте себе ситуацию, когда люди сталкиваются с радио, телевидением и сетевыми средствами массовой информации на не принадлежащем им языке, им запрещено издавать и преподавать на своем родном языке, и им говорят, что они на самом деле другой тип турок или арабов.

«У курдов сегодня нет собственной страны», — объяснил Джевери. -Вот почему современная курдская литература сформировалась в диаспоре, в Дамаске, Ереване и Стокгольме».

Сделав репринт  «Хавар»,  писатель заверил, что курдские читатели смогут увидеть, что у них есть доступная традиция современной литературы.

Когда ему говорят о книжном магазине «Маленький принц» в Тель-Авиве, где хранятся копии французской детской книги на многих языках, поэт  рассказывает, что был удивлен успехом этой книги, когда напечатал ее на курдском языке. «Мне звонили со всего мира с просьбой предоставить копии», — сказал он. -Даже из Японии!».

Автор — Агайе Ха-Коэн   Jerusalem Post     Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи