Австралийское издание. Курды снова попали под перекрестный огонь, теперь между США и Ираном

Австралийское издание. Курды снова попали под  перекрестный огонь, теперь между США и Ираном

Сразу же после убийства  Сулеймани первым иранским актом возмездия был запуск 22 ракет по американской базе  Айн-Асад, в иракской  суннитской провинции Анбар. Менее известно о семи других одновременных ударов Ирана по целям в курдской столице Эрбиле —  это атака, интерпретируемая как четкое предупреждение региональному правительству Курдистана (КРГ).
На всякий случай, если это «сигнал»  было неоднозначным, комментарии  лидера «Хезболлы» Хасана Насраллы 12 января  такими не были : он утверждал, что Эрбиль  должен был признателен Тегерану после того, как люди Сулеймани помогли отразить атаки ДАИШ.

Шиитское  ополчения под командованием Сулеймани действительно сыграло важную роль в разгроме ДАИШ в Ираке, сражаясь вместе с курдскими силами, поддерживаемыми США. Но за эту помощь пришлось заплатить большую цену. После разгрома  джихадистов, проиранских ополченцев, оказалось трудно выдавить, как и превратить в регулярные силы. Они практически вышли из-под контроля, требуя репрессий против суннитов в Анбаре и Мосуле и даже против курдов в Киркуке. Они сместили военный баланс сил в Ираке в пользу Ирана и укрепили позиции Ирана и, по умолчанию, шиитов, таким образом, чтобы укрепить влияние Ирана в иракском управлении и усугубить внутриисламские разногласия Ирака.

Ныне, когда достаточно ясно что спящие ячейки ИГИЛ активны и страх, что боевики будут использовать текущий вакуум, созданный выводом США, чтобы перегруппироваться, кажется неизбежным, что ДАИШ вернется. Эта угроза работает очень хорошо в пользу Ирана.

Еще раз, «остров стабильности» Курдистан «заклинило» и, похоже, ему суждено оказаться втянутым в любой американо-иранский конфликт.

5 января иракский парламент проголосовал за  вывод 5000 американских солдат из страны на том основании, что удар по Сулеймани был нарушением суверенитета Ирака.  Курды и сунниты  воздержались от голосования.

Американские войска вернулись в Ирак в 2014 году для борьбы с ИГИЛ.  США присутствуют  в Ираке по приглашению его  правительства, посему итог голосования в иракском парламенте,  когда реальная власть принадлежит правительству, не является обязывающим. Тем не менее, это кажется неизбежным, учитывая давление Ирана на правительство Ирака и угрозу удара со сего стороны   по американским войскам. А это означает, что решение остаться будет непопулярным среди американцев и вывод войск США вероятен. Тем не менее президент США Дональд Трамп пригрозил, что если Ирак сделает это, страна столкнется с «санкциями, которых она  никогда раньше не видела. Эти cанкции превзойдут те, что введены против Ирана».

КРП справедливо опасается, что несвоевременные предложения, выдвинутые такими сенаторами, как Марко Рубио, о развертывании американских войск в Курдистане, спровоцируют атаки со стороны Ирана.

Президент Курдистана Нечирван Барзани в интервью Al Monitor твердо озвучивал принцип нейтралитета Курдистана, давая ясно понять, что он считает, что США нарушили суверенитет Ирака, но одновременно намекнул, что новая угроза со стороны ДАИШ представляет и есть мандат  на дальнейшее присутствие американских войск.

Но пребывая под перекрестным огнем, курдские лидеры могут также почувствовать возможность столкнуть  двух противников друг  с другом, что делает постоянное присутствие США в Курдистане обусловленным расширением их мандата и на защиту[потенциально независимого курдского ]государства.

Давняя и вечно неуловимая мечта о независимом государстве Курдистан сопряжена с огромными сложностями, включая неизбежную яростную враждебность Турции к любому такому плану, законность такого шага в соответствии с конституцией Ирака и вероятность того, что Иран разожжет внутренние курдские разногласия, вопрос только в том – несколько?  Но нет никаких сомнений в том, что недавняя эскалация между Ираном и США вновь поставит вопрос об объединенном и независимом Курдистане.

Если бы это было так, это определенно означало бы конец деликатничанья в  позиции курдов о нейтралитете. Это также потребовало бы последовательной политики от администрации Трампа.   А такой последовательности, особенно когда речь идет о позиции США в отношении курдов в регионе (или вообще каких-либо союзников)явно не хватает, особенно, когда речь идет о Дональде Трампе.

Автор —Лорен Уильямс, журналистка и эксперт по Ближнему Востоку. Работала в Ливане Турции и Сирии. В настоящее время проживает в Сиднее.

The Interpreter    Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи