Ливия, Курдистан, природный газ…

Ливия, Курдистан, природный газ…

В очередной раз региональные и международные державы вступили в соперничество на земле страны, далекой от их собственной — Ливии.

Ливия, которая была охвачена гражданской войной после смерти Муаммара Каддафи в октябре 2011 года, теперь стала полем битвы для столкновения интересов между странами Северной Африки и Средиземноморского побережья.

 

На западе страны доминирует Файез  ас-Саррадж, Премьер-Министр Правительства национального согласия Ливии, поддерживаемого Турцией и Катаром. На востоке страны находится военный оппозиционер Халифа Хафтар, командующий Ливийской национальной армией в Бенгази, которого поддерживают Россия, ОАЭ, Франция и Саудовская Аравия.

 

Есть две основные причины, по которым Ливия так сильно вовлечена в это противостояние. Во-первых, страна является родиной огромного количества запасов нефти в Африке, которые составляют 48 миллиардов баррелей нефти.

 

Ливия имеет суточную добычу одного миллиона баррелей нефти и также имеет запасы 1,5 триллиона кубометров природного газа. С севера Ливия имеет две тысячи километров морской границы по Средиземному морю. Считается, что ее береговые линии содержат большое количество природного газа.

 

Во-вторых, географическое положение Ливии превратило ее в коридор для иммигрантов в Европу из Африки, а также в рассадник экстремистских исламских боевиков, близких к ДАИШ, что вызывает озабоченность международного сообщества.

 

В ноябре 2019 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретился с Аль-Сарраджем, заключив военную и экономическую сделку. По этому соглашению, Турция согласилась предоставить военную поддержку, вооружение и направить войска для поддержки ливийского правительства против генерала Хафтара. Взамен Турции было разрешено искать природный газ и нефть в водах Средиземного моря, контролируемых ливийским правительством на Западе.

 

Это соглашение встревожило и другие страны региона. По словам турецких официальных лиц, это соглашение призвано лишь соединить общую турецкую и ливийскую морскую зону, тем самым отсекая Израиль и Египет, с одной стороны, Сирию и Кипр-с другой, Грецию и Европу в целом.

 

Турция говорит, что она имеет право искать нефть и природный газ в водных путях как контролируемого Турцией Кипра, так и остальной части острова. Анкара уже подготовила два корабля для этого предприятия. Европейский Союз решительно осудил этот шаг Турции, пообещав наказать Анкару.

 

Ранее в этом месяце Израиль, Греция и Кипр подписали в Афинах историческое соглашение о создании трубопровода стоимостью шесть миллиардов долларов для экспорта природного газа из Израиля и Кипра в Грецию и Италию, а также в другие европейские страны. Эта сделка сильно разозлила Турцию. Кроме собственных территорий, Турция не хочет, чтобы была найдена какая-либо альтернатива для экспорта природного газа в Европу.  Строительство такого  трубопровода сводит на нет морскую сделку, заключенную Турцией и правительством ас-Сарраджа.

Соглашение о морской границе Турции и Ливии саботирует все энергетические и газовые проекты Израиля, Кипра, Греции и Египта в Восточном Средиземноморье. Эти страны не могут согласиться с этим, учитывая, что их проект только начался, и если возникнет гигантский геополитический барьер, их экономика пострадает.

 

Тем не менее, завершение строительства и расширение этого трубопровода позволит осуществить давние мечты такой страны, как Израиль, которая впервые в своей истории будет экспортировать энергию. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху неоднократно заявлял, что экспорт энергии является давней национальной целью.

 

Интересы Турции в Ливии также наносят прямой ущерб интересам и безопасности европейских стран.

 

«Европейские страны становятся все более уязвимыми перед внешним давлением, которое мешает им осуществлять свой суверенитет», — заявил верховный представитель Европейского Союза Джозеф Борелл в ответ на европейскую реакцию на текущие события в Ливии, добавив, что «ЕС должен научиться мыслить как геополитическая держава».

«Единственный способ выжить в этом мире гигантов — объединиться, чтобы быть сильными вместе», —  заявил  он в июле.

Борелл прав. Если России удастся убедить Турцию помочь заложить основу для примирения между Хафтаром и Ас-Сарраджем и  договориться о механизмах управления нефтью и природным газом с Ливией и Турцией, то это означает, что Россия получит доступ к другому трубопроводу, экспортирующему природный газ в Европу.

 

Продолжающееся соперничество в Средиземноморье является ясным признаком того, что для европейских стран и Турции сейчас крайне важно иметь доступ к новым энергоносителям, подобным природному газу, для экспорта в Европу.

 

Источники природного газа в регионе Курдистан имеют потенциал для привлечения внимания международных компаний. Курдистан, по оценкам консалтинговых компаний, имеет больше запасов природного газа, чем Египет, Кипр и Израиль.

 

Это может привести к тому, что Турция вновь всерьез задумается об импорте природного газа из Курдистана.  Если Турция решит публично объявить о своей заинтересованности в покупке природного газа региона Курдистан, существует большая вероятность того, что международные компании и экспорт нефти станут более заинтересованы в природном газе региона.

 

Добыча природного газа в регионе Курдистан на данном этапе не отвечает  даже внутренним потребностям. Но есть вероятность, что добыча природного газа увеличится впериод до 2023 года, учитывая, что Dana Gas  увеличила суточную добычу на месторождениях Кормор и Чамчамал.

 

Если бы крупные компании работали на других месторождениях, включая Mиран, Бна Баве и ряд других, то газ с них можно было бы использовать для экспорта в Турцию и Европу.

 

Омер Моради — заведующий отделом экономики  Rudaw Media Network.

Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Neo

Похожие записи