Смерть Солеймани ослабит сирийский режим и заставит вести прямые переговоры с курдскими властями: Салих Муслим

Смерть Солеймани ослабит сирийский режим и заставит вести прямые переговоры с курдскими властями: Салих Муслим

Салих Муслим Мухаммад, бывший сопредседатель Партии Демократического союза (PYD) и ведущий деятель автономной администрации Северной и Восточной Сирии (NES), говорит, что убийство Касема Солеймани — командующего элитными силами Ирана «Кудс», ответственного за большую часть опосредованной войны страны на Ближнем Востоке, — вероятно, ослабит правление президента Башара Асада и сделает его режим более готовым для прямых переговоров  с северо-восточной сирийской администрацией.

Хотя он не верит, что Северо-Восточная Сирия, где больше не базируются американские войска, станет полем битвы для американских и иранских сил, он говорит, что уровень участия Сирии в американо-иранских военных действиях зависит от способности новоназначенного преемника Солеймани Исмаила Каани командовать бригадами Фатемиюн и Зайнабиюн-иранскими прокси — силами, воюющими в Сирии, состоящими из афганских и пакистанских шиитских боевиков соответственно.

Салих критикует ведущие партии региона Курдистана-Демократическую партию Курдистана (ДПК) и Патриотический союз Курдистана (ПСК) – за то, что они не смогли воспользоваться возможностями для сотрудничества в Ираке после 2003 года, приводя в качестве примера неспособность заменить действующего губернатора Киркука.

Какие последствия убийство Касема Солеймани будет иметь для Сирии в целом и Рожавы [северо-восточная Сирия] в частности?

Солеймани был тайной рукой Ирана в Сирии. Многие организации, такие как бригады Зайнабиюна и Фатемиюна, работали под его командованием. Он имел огромное влияние на сирийский режим, как в военном, так и в политическом плане. Он был сильным сторонником сирийского правительства. Его смерть будет иметь негативные последствия для Дамаска. Дамаск не изменил своей позиции и логического мышления в отношении курдского вопроса, а также отказался от диалога с самоуправлением Рожавы, поскольку его поддерживал Иран. Я думаю, что смерть Солеймани в какой-то степени ослабит сирийский режим. Может быть, они откажутся от своей непоколебимой позиции относительно самоуправления Рожавы и вступят с нами в диалог.

Будут ли изменения в политической работе Ирана в Сирии после смерти Солеймани?

Пока неясно, будут ли изменения после того, как замена Солеймани начнет работать, или нет. Я надеюсь, что режим ослабнет и вступит в серьезный диалог с курдами.

Иран поклялся отомстить США. Американские войска, базирующиеся на севере Сирии, считаются уязвимыми целями для Ирана и его доверенных лиц. Вы предполагаете какие-либо нападения на американцев в Сирии со стороны иранских доверенных лиц?

Америка вывела войска из курдских районов, переориентировав их на иракско-сирийскую границу и вокруг нефтяных месторождений. В нашем регионе нет сил, поддерживаемых Ираном, хотя некоторые иранцы могут быть связаны с силами режима. Поэтому я не ожидаю каких-либо масштабных атак на американские войска. Я не думаю, что иранское возмездие произойдет на нашей стороне, может быть, в другом месте-в Ираке.

Что будет с самоуправлением Рожавы, если Иран и США вступят в конфронтацию на сирийской земле, особенно в Рожаве?

Самоуправление продолжает работать. Я не думаю, что это окажет на нас такое влияние. Как я уже отмечал ранее, американские войска больше не находятся здесь, на земле в Рожаве. Я ожидаю, что такое американо-иранское противостояние, если оно произойдет, ослабит сирийский режим. Следовательно, сирийский режим в конечном итоге признает нашу администрацию.

Значит, убийство Солеймани заставит Дамаск вступить в переговоры по решению курдского вопроса?

Ответ на этот вопрос зависит от того, сможет ли замена Солеймани управлять бригадами Фатемиюн и Зайнабиюн – если нет, то это приведет к ослаблению режима в Сирии, особенно в Идлибе и других местах, где идут боевые действия. Когда Дамаск ослабеет, они вступят в переговоры с нами. Все может обернуться для нас хорошо. Но это Ближний Восток, и все может измениться в любой момент.

Видите ли вы какие-либо признаки того, что Россия могла бы изменить свою позицию по Сирии после убийства Солеймани?

Мы не видели никаких изменений. Тем не менее, мы не должны забывать, что Россия, Сирия и Иран являются партнерами, и Солеймани определенно был частью трехсторонних соглашений и играл определенную роль в этих процессах. Что будет с трехсторонними соглашениями? Мы еще ничего не знаем.

На каком уровне идут прямые и косвенные переговоры между Дамаском и Рожавой?

Никаких изменений нет. Россия дала такое обещание. Есть какие-то переговоры между нами и Россией, а также Сирии с Россией. Сирия не хочет вступать в переговоры с самоуправлением Рожавы. Что для нас позитивно, так это то, что Россия считает себя гарантом. Я думаю, что в ближайшее время переговоры перейдут в следующий этап, начнутся переговоры с Дамаском.

Есть все больше опасений, что Турция может извлечь выгоду из смерти Солеймани, чтобы реализовать некоторые из своих планов против курдов. Каково Ваше мнение?

Я не думаю, что это произойдет, потому что Солеймани был близок к Турции. Хакан Фидан [глава Национальной разведывательной организации Турции] и Солеймани поддерживали прочные отношения и имели совместные планы и координацию действий. Солеймани никогда не выступал против планов Турции, и эти планы осуществлялись в координации с Солеймани.

Некоторые ученые мужи и активисты говорят, что эта фаза после Солеймани напоминает события в Ираке после 2003 года.

Я думаю, что они разные. Важно, чтобы на этом этапе курды были едины. У курдов нет общей стратегии. Наши враги все еще могут использовать нас для борьбы друг с другом. Если курды объединят свою стратегию и дискурс, то у нас будет много возможностей извлечь выгоду. В этот исторический момент необходимо единство. В эти дни на Ближнем Востоке происходят массовые беспорядки. Мы понимаем, что убийство Солеймани не было случайностью. Убийство его было окончательным результатом  вдумчивого изучения ситуации на местах и переговоров. Прежде чем принять решение убить его, [США] должны были подумать о последствиях, а также о реакции Ирана. Весьма вероятно, что США будут более решительно реагировать, если Иран будет реагировать дальше, и эти события еще больше усугубят ситуацию.

Поэтому наша нынешняя ситуация несопоставима с ситуацией после 2003 года. Период после 2003 года принес большие возможности Южному Курдистану [регион Курдистана]. Но [разобщенность] не позволила региону воспользоваться развитием событий и воспользоваться открывшимися возможностями. Всего несколько дней назад губернатор Киркука [Ракан аль-Джабури] сказал, что если бы список Братства достиг соглашения, он  все еще не был исполняющим обязанности губернатора. Другими словами, если ПСК и ДПК будут работать вместе в Киркуке, то там не будет места для других актеров, чтобы войти в игру. Если мы сумеем извлечь урок из прошлого, я думаю, что впереди нас ждут великие дни.

Об авторе

Похожие записи