Стратегия администрации США в отношении Ирана

Стратегия администрации США в отношении Ирана

Официальный представитель Государственного департамента США Морган Ортагус заявила, что после убийства иранского генерала Касема Сулеймани и ответных ракетных ударов Ирана по американским базам в Ираке, Вашингтон намерен «дипломатически и экономически изолировать Иран». По словам Ортагус изоляция продлится, пока Иран не начнет «вести себя как нормальная страна», передает РИА «Новости» со ссылкой на Fox News.

Чтобы понять, чего же все-таки США добиваются от Ирана, надо проанализировать все предыдущие заявления и конкретные шаги администрации США на иранском направлении. Еще в своих предвыборных речах Д.Трамп обещал ликвидировать источники финансирования террористических организаций радикальных исламистов, включая группировки ХАМАС и «Хизбалла», главным спонсором которых им назывался Иран.

Не случайно, что свой первый зарубежный визит после избрания на пост президента Д.Трамп осуществил 20-21 мая 2017 года в Саудовскую Аравию, где на встрече с королем этой страны, а также в ходе своих выступлений на саммитах Организации исламского сотрудничества (ОИС) и Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) подтвердил твердую решимость бороться со всеми радикальными исламистскими группировками на Ближнем Востоке типа «Исламского государства», «Аль-Каиды» (запрещены в РФ) и Ираном, как одним из главных спонсоров терроризма.

Столь резкие заявления нового президента США в отношении иранского режима и последующие крупные сделки с КСА и другими странами Залива на поставки современных вооружений свидетельствовали о планах и намерениях Д.Трампа создать на Ближнем Востоке своего рода арабское «мини-нато». Одним из наиболее важных проектов называлось строительство региональной системы ПРО по типу Евро ПРО.

Последующий визит Д.Трампа в Израиль, признание Иерусалима столицей этого государства и обещания наращивать военно-техническое сотрудничество США с Израилем закрепили планы Вашингтона по сколачиванию широкого антииранского фронта в регионе.

8 мая 2018 года Д.Трамп заявил, что США прекращают в одностороннем порядке свое участие в ядерной сделке с Ираном (СВПД) и вводят в действие все приостановленные ранее ограничительные санкции против этой страны. Аргументами Трампа и его сторонников в пользу такого решения были следующие: якобы, нет твердых гарантий, что Иран в дальнейшем не сможет создать ядерное оружие, в СВПД ничего не говорится о замораживании ракетной программы Ирана и прекращении шиитской экспансии (вмешательстве во внутренние дела других стран) в регионе.

Такое решение Вашингтона вызвало не только решительное осуждение в Тегеране, но и явное непонимание со стороны других участников ядерной сделки (РФ, КНР, Великобритания, Франция, Германия). Ведь при всем несовершенстве СВПД – это был большой шаг вперед в направлении нераспространения ядерного оружия и снижения напряженности в регионе.

Представляется, что более логичным и оправданным было бы не выходить из данного соглашения с Ираном, а укреплять сотрудничество с Тегераном во всех областях, повышать уровень взаимного доверия иранского руководства в отношениях с США и Западом, создать условия для обсуждения новых соглашений или дополнений к СВПД. Ведь для того, чтобы Иран пошел на сворачивание своей ракетной программы необходимы встречные шаги со стороны других региональных держав (Израиль, Саудовская Аравия, Турция). Все эти страны имеют баллистические ракеты и продолжают развивать свои ракетные программы, а Израиль еще и совершенствует свое ядерное оружие и средства его доставки (триаду) к целям.

Примерно в таком же ключе можно было бы обсудить и сокращение политического и военного присутствия Ирана и его сателлитов (ХАМАС, «Хизбалла») на Арабском Востоке (Ирак, Сирия, Ливан, Йемен, другие страны). Вполне реальным можно было предложить вывод всех иностранных войск из перечисленных выше стран. Например, из Сирии, где возможное мирное соглашение Асада с оппозицией и курдами, последующий вывод турецких и американских войск мог бы сопровождаться и сокращением 80-ти тысячного военного контингента иранских и проиранских сил (КСИР, шиитские наемники из Ливана, Афганистана, Пакистана, Йемена, Ирака).

К сожалению, уважительного отношения к иранским властям и гибкости в мышлении со стороны администрации Д.Трампа пока не наблюдается. Взятый им еще в период предвыборной кампании курс на дальнейшую изоляцию Ирана и силовое давление на иранские власти преобладает в стратегии и политике США на современном этапе. Убийство иранского высокопоставленного генерала Сулеймани в Ираке явилось вызовом не только правительствам Ирана и Ирака, но и своего рода демонстрацией силы США в регионе.

Заявления Трампа о готовности обсуждать с иранскими представителями в одностороннем порядке или в рамках шестерки посредников новую ядерную сделку с Ираном уже с более широкой повесткой дня (плюс ракетная программа и ограничение шиитской экспансии) пока не находят встречного интереса со стороны Тегерана. Ведь иранским аятоллам надо сохранять лицо перед своим населением, которое и так уже устало от трудностей финансово-экономического характера и пока еще поддерживает свои власти в борьбе с внешними врагами (США и Израилем). Однако, прокатившиеся по десяткам иранских городов массовые стихийные акции протеста конца 2017 — начала 2018 года, когда демонстранты требовали прекращения финансирования режима Асада в Сирии, и нынешние выступления с требованиями наказать военнослужащих Корпуса стражей исламской революции (КСИР), виновных в гибели экипажа и пассажиров украинского самолета, говорят о росте протестных настроений в иранском обществе.

Не исключено, что восстановлением санкционного режима против Ирана и своими силовыми действиями против иранских властей, Д.Трамп надеется спровоцировать внутри иранский кризис и создать условия к свержению правящего режима аятолл. Трудно сказать, насколько эти планы реальны. Каких-либо серьезных предпосылок к глубокому расколу в руководстве Ирана или его обществе пока не наблюдается. Попытки Трампа и дальше вести себя в отношениях с Ираном с позиции силы и военных угроз в какой-то степени консолидируют иранцев и толкают их на поддержку шиитских фундаменталистов. Более того, прагматичному и умеренному крылу в руководстве страны в лице президента Роухани приходится все сложнее сдерживать более радикально настроенных аятолл и их сторонников. Надо учитывать и то обстоятельство, что у Ирана за годы предыдущего санкционного режима (четыре пакета международных санкций ООН и дополнительные односторонние санкции США и его союзников) выработался своего рода иммунитет к ним и государство вполне может существовать и развиваться даже в этих условиях.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи

Комментариев 6

  1. Мураз Аджоев

    Иран (ИРИ) должен «вести себя как нормальная страна» или этот режим должен быть свергнут. И с позицией президента США Трампа сложно не согласиться. Революционный режим ИРИ с точки зрения его внутренней диктаторской политики и откровенно агрессивной внешней региональной стратегии является ненормальным и преступным, лживым, лицемерным и циничным. С этим режимом нельзя и даже невозможно вести переговоры. Это — неоспоримый и очевидный факт. Режим ИРИ по «горло» его верховного революционного лидера в крови сотен тысяч людей на БВ, в том числе в САР, Ираке, а также, конечно, в Иране.

    Ответить
  2. Станислав Иванов

    Уважаемый Мураз! С Вами нельзя не согласиться. При всем авантюризме политики Трампа, иранские аятоллы действительно провоцируют регион на все новые вооруженные конфликты. Последние трагические события в самом Иране, когда организованная аятоллами похоронная кампания Сулеймани сопровождалась десятками новых уличных жертв и сбитый тупыми фанатиками КСИР украинский самолет, говорят об уровне управления в стране и морали этих фундаменталистов. Для них человеческая жизнь — ничто….Я не говорю о вранье официальных лиц (80 убитых американцев, возгорание двигателя самолета и прочее). Лживые и лицемерные аятоллы захватили власть в Иране и издеваются не только над своим народом, но и заливают кровью Ближний Восток и другие регионы…

    Ответить
  3. Мураз Аджоев

    «Мы готовы сесть за стол переговоров (с Иранским режимом) и обсудить без каких-либо предварительных условий новый путь вперед – ряд шагов», – сказал глава Пентагона Эспер. США не раз делали подобные заявления, но вовсе не для того, чтобы «уговорить» режим ИРИ, который отвергает все их предложения, а чтобы доказать всему миру, что говорить с режимом ИРИ надо только с позиции военной силы. США готовятся к военному удару по режиму ИРИ, а пока подготавливают мировое общественное мнение.

    Ответить
  4. Станислав Иванов

    Все же последнее слово в отношении режима аятолл должно быть не за Вашингтоном, а за иранским народом. Пока основная масса иранцев не осознает, что многие их беды от некомпетентного и лживого руководства и что аятолл надо прогнать как ранее они прогнали шаха, до тех пор Иран будет на обочине мировой цивилизации.

    Ответить
    1. Мураз Аджоев

      Конечно, «последнее слово» должно быть за народами Ирана, а вовсе не за Вашингтоном. Так оно и будет. Только вот ждать, пока иранцы сами прогонят и свергнут этот кровавый, преступный режим, очевидно, не очень разумно, ибо все страшные беды и страдания многих миллионов людей на Ближнем Востоке не терпят слишком большого промедления. Иранцам нужна помощь и поддержка для достижения победы в борьбе с ужасным режимом «аятолл-революционеров» и огромной армией их вооружённых боевиков-фанатиков во всех силовых структурах ИРИ.

      Ответить
    2. Мураз Аджоев

      Режим ИРИ представляет огромную угрозу региональной безопасности и безопасности самих иранцев, народов Ирана. Добровольно режим не уйдёт и будет совершать новые преступления в регионе и Иране. Главное «оружие» этого режима не идеология, а чёрный, массовый, невежественный фанатизм. Это характерно как для радикального шиизма, так и радикального суннизма.

      Ответить

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.