«Конечно, жители диаспоры имеют свои собственные политические взгляды, однако они не вызывают существенных конфликтов»

«Конечно, жители диаспоры имеют свои  собственные политические взгляды, однако они не вызывают существенных конфликтов»

Эксклюзивное интервью представителя правительства Курдистана в Республике Польша  порталу  Riataza

Как давно было создано представительство Регионального Правительства Курдистана в Польше, каковы основные направления его деятельности?

Представительство Kурдистана  в Польше было создано в декабре 2004 после назначения меня на должность полномочного представителя премьер-министра Нечирвана Барзани. Сразу после завершения формальных и организационных приготовлений представительство Регионального Правительства Курдистана в Польше начало свою деятельность. Стоит на данный момент подчеркнуть, что иностранные представительства регионального правительства Курдистана, которых сейчас в мире 14, действуют на основе иракской конституции. В соответствии со статьей 121, пункт 4, регион Курдистан имеет право иметь свои собственные представительства за рубежом.

На протяжении более 15 лет представительство в Польше развивало деятельность на разных уровнях: основной целью, конечно, является укрепление политического сотрудничества регионального правительства Курдистана с польскими властями на центральном и местном уровнях. Это проявляется как в организации взаимных визитов делегаций двух стран, так и проведении прокурдского лоббирования среди польских политиков. Еще  несколько важных областей, в которых мы работаем, — это экономическое, научное и культурное сотрудничество. Наш офис  также информирует Польшу, о текущей ситуации в Курдистане. С 2014 года, когда Курдистан  принял огромное количество беженцев, и их число на начало 2020 года по-прежнему составляет более миллиона, основной сферой деятельности стало   обеспечения продолжение и укрепления польской гуманитарной помощи для развития региона Курдистан.

Что Вы можете сказать об отношениях Польши и Курдистана в последние годы в политическом, экономическом, военном и культурном отношении? Можно ли их назвать активными?

Отношения эти, без сомнения, можно назвать активными. О важности этих связей свидетельствует тот факт, что польский премьер Марек Белка стал первым иностранным политиком в ранге главы правительства, посетившим регион Курдистана (вместе с большой министерской делегацией). Было это в 2005 году. Подтверждением хороших взаимных отношений, в частности, являются: соглашение о сотрудничестве между Регионом Курдистан и  Малопольским воеводством, соглашение о сотрудничестве между  Польской хозяйственной палатой, Федерацией ТПП Курдистана, а также ряд соглашений между высшими учебными заведениями обеих стран. В настоящее время действует 8 двусторонних соглашений. Договор о сотрудничестве действует также между Министерством  Курдистана по геноциду « Анфала», и Государственным музеем Аушвиц-Биркенау.

Но взаимоотношения — это не просто формальные соглашения. Хорошо развиваются взаимные политические контакты на высоком уровне, как в 2018, и в 2019 Регион Курдистана посещали польские делегации высокого уровня, а Польшу неоднократно посещали делегации КРП в ранге министров. Точно так же часто происходят визиты экономических делегаций. Польские предприниматели участвуют в ярмарках в Курдистане, а курдские — в польских. Поддерживаются также контакты академических кругов обеих стран. И у этих отношений есть потенциал дальнейшего развития.

Что такое курдская диаспора в Польше? Жители каких регионов Большого Курдистана преобладают в нем. Каков социально-экономический статус курдов в Польше, есть ли среди них люди, известные в стране и за рубежом?

Курдская диаспора в Польше гораздо менее многочисленная, чем в других странах Западной Европы. Это связано, прежде всего, с тем, что в течение многих лет Польша не была привлекательным направлением трудовой миграции. В настоящее время из года в год растет численность курдской диаспоры в Польше, но до сих пор это всего около нескольких сотен человек. Больше всего  –  из сирийского Курдистана,   потом  из турецкого и иракского,  есть немного и  из иранского.

Курды в Польше в большинстве пользуются более высоким статусом, социально-экономическим — успешно развивает свою деятельность в Польше многие курдские ученые, предприниматели, врачи. Среди курдов, проживающих в Польше много лет  уже есть  лица, вовлеченные в политику, двух курдов избрали в местные советы. Однако трудно сказать, что это люди, узнаваемые во всем мире.

 Играют ли внутрипартийные и межрелигиозные разделения (курды- мусульмане, езиды) какую-либо роль в польско-курдской диаспоре? Сторонники какой политической партии преобладают в диаспоре? А может она пытается быть политически нейтральной?

Религиозные разделения не играют никакого значения среди курдской диаспоры в Польше, и у нас есть как мусульмане, христиане, езиды, так и нерелигиозные люди . Однако это не неудивительно, потому что и сам Курдистан известен на Ближнем Востоке как оазис толерантности и мирного сосуществования различных религий. Конечно, жители диаспоры имеют свои  собственные политические взгляды, однако они не вызывают существенных конфликтов.

Каково Ваше мнение и позиция польской курдской диаспоры в отношении конфедеративной ассоциации курдских европейских организаций и Евразии (бывший СССР). Что Вы думаете о перспективах проекта DAKURD?

Я поддерживаю любые проекты, направленные на единение курдской диаспоры. Уже много лет интересуюсь  тем, как польский опыт может служить примером для укрепления сотрудничества курдской диаспоры в мире. У меня было на эту тему выступление на Всемирном курдском Конгрессе 2013 года в Стокгольме.

Главная проблема, стоящая перед Правительством  Курдистана, иностранными представительствами  и  жителями  диаспоры- большая организованность  и большая  активность. Курдская диаспора имеет потенциал стать важным лоббистским органом в мире для большей поддержки курдских дел. Регион Курдистан должен также использовать ее опыт и потенциал.

Польша- это страна, имеющая богатый опыт в этом отношении и достойный изучения. Особенно важен факт, что связи с диаспорой зафиксированы в Конституции. Также и министерство иностранных дел, обе палаты парламента и органы местного самоуправления создают специальные отделы по связям с «Полонией» (польской диаспорой) и выделяют на это значительные средства. Поляки стремятся к тому, чтобы диаспора не  прерывала контактов с Родиной предков, знала язык, историю и культуру Польши. Для этого существуют летние курсы языка и культуры и другие грантовые программы.

Поэтому надеюсь, что проект  DAKURD будет разумно развиваться,  желаю удачи его инициаторам и исполнителям.

Зияд Рауф — курд, проживающий в Польше более тридцати лет. С 2004 года –  Представитель Регионального Правительства Курдистана в Польше. Соучредитель Курдского Центра Информации и Документации. Член Совета Музея Кракова, член правления Фонда Международного Центра Культуры. Лауреат многих наград, в частности, «Меценат Культуры Кракова» в 2002 году, медали  мэра  Кракова „Honoris Gratia” (2011 год), « Креста Малопольского» (2017 год). Автор и соавтор многих публикаций на курдскую тематику.

Беседовал Валерий Емельянов  ИАЦ «Время и мир» специально для RiaTaza.

Варшава.

Об авторе

Neo

Похожие записи

Написать ответ

You have to agree to the comment policy.