Курдский журналист: Засветит ли сирийским курдам луч надежды в 2020 году?

Курдский журналист: Засветит  ли  сирийским курдам луч надежды в 2020 году?

Хасан Тахер, курдский ученый, работающий в  компании по торговле зерном, тяжело дыша, рассказывает  о  положении  в Камышли.

«Этот год [2019] был полон печали и трагедий. Наши районы страдают от убийств, бездомности и ракет. Многие семьи были перемещены или потеряли свое жилье. Моя дочь, ее муж и дети жили по соседству. Из-за войны они уехали в Курдистан. Я очень скучаю по своим внукам Айше и Мухаммеду», — говорит Тахер.

Он добавляет: «Это был год бедности и лишений. В каждом доме есть перемещенные лица или больные члены, кто-то умер. Есть и другие грустные истории.  Возросло количество одиноких  девушек  из-за перемещения молодых людей или их воздержания от брака. Финансовое положение тяжелое, так как тысячи сельскохозяйственных гектаров были сожжены, а наши финансовые ресурсы ограничены Все это сказалось на моральном состоянии людей и их поведении друг с другом. Ситуация убила наши амбиции. Переселение людей из Сери Кани, Африна и Гре Сапи и угрозы курдам помешали нам быть счастливыми. Радости нет места в наших сердцах, пока детские крики наполняют лагеря беженцев. Мы не должны сдаваться и должны найти луч надежды, но наши силы истощены», — говорит Тахер.

31-летний Сибан Али продает свои товары перед своим магазином одежды для детей и женщин. Он говорит АL-Monitor: «Грусть повсюду. Война еще не закончилась, и люди не могут даже удовлетворить свои основные ежедневные потребности. Как они могут купить одежду и товары на Новый год? Некоторые посещают рынки, но не могут ничего купить из-за высоких цен».

Сирийский фунт все более обесценивается по отношению к доллару США, тем самым осложняя жизнь  сирийских граждан, особенно бедных и работников, которым платят зарплату в  сирийских фунтах.

37-летний Айман ходит по рынкам вместе со своей женой и тремя дочерьми. Он рассказал Al-Monitor: «Моя зарплата учителя в государственной школе составляет 52 000 сирийских фунтов, а зарплата моей жены в школе, поддерживаемой администрацией автономии, составляет 100 000 сирийских фунтов. Мы едва зарабатываем 150 долларов вместе. Мы два дня гуляли по рынкам, а цены такие высокие. Мы не можем позволить себе новую одежду для детей. Мои маленькие дети хотели елку с украшениями. Но самая маленькая стоит 50 долларов. Подготовка к Рождеству также стоит не менее 80-100 долларов. Но нельзя же жить на зарплату, которой хватает только на еду».

Хуссейн Сало, владелец  магазина мужской обуви, стоит перед  ним, призывая прохожих заглянуть в него. Он говорит Al-Monitor: «Честно говоря, у нас нет новых товаров из-за отсутствия безопасности и страха оптовиков  перед новым нападением на Сери Кани и Гре Сапи, начатое  «Свободной сирийской армией» и поддержанное турецкими войсками».

В видео, размещенном в сети 10 декабря, показано размещение группировок национальной армии в курдском городе Сери Кани.

«Стоимость доставки товаров из Дамаска и Алеппо высока. Рост   курса доллара влияет на покупательную способность граждан. Нынешнее новогодье  не похоже на прошлогоднее из-за тяжелых жизненных обстоятельств, повлиявших на праздники. Кроме того, существует постоянный страх перед слабой  безопасностью и  возможными взрывами», — говорит Сало.

Корреспондент Al-Monitor  встретился с 61-летним Ахмадом Карими, который торгует сладостями, продуктами питания и цитрусовыми в собственном магазине  на центральном рынке в Камишли.

«Это был очень плохой год. В прошлом году в этот день мы продали более половины товаров», — говорит он, добавляя-  Мне очень больно видеть, как дети смотрят на сладости, которые их родители не могут себе позволить. Иногда мы предлагаем некоторые сладости  бесплатно для детей, но никто, кажется, не чувствует радости и счастья от встречи нового года. До конца текущего года осталось всего несколько дней. Я не думаю, что праздники в этом году будут такими же, как в предыдущие годы на фоне слабой покупательской способности».

Корреспондент АL-Monitor  встретился с косметологом Оркиной Суми в преимущественно христианском районе Аль-Воста. Она работает в косметическом кабинете  парикмахерской и салоне красоты. «Я ежедневно общаюсь с женщинами, которые говорят о своих проблемах. Они разделяют ту же скорбь и страх перед взрывами. Их больше всего беспокоит отсутствие радости празднования Рождества, стагнация рынка и высокая стоимость жизни».

Суми добавляет: «Обычно женщины и молодые девушки приезжают делать косметику, тату или макияж перед праздниками, но в этом году мало кто приезжает из-за тяжелых условий жизни и печали из-за турецкой войны в регионе».

Обращаясь к Богу, она просит мира по всей Сирии. «Пусть семьи встретят своих брошенных детей и восстановят  ситуацию в хозяйстве», — говорит она.

Для 42-летней Умм Халед (псевдоним) возвращение домой в Сери Кани — это единственное, чего она желает в 2020 году. Она говорит: «Самым большим праздником будут мои дети, уехавшие в Курдистан и Австрию, чтобы  они вернулись домой и мы могли бы  встретиться снова.

50-летний торговец парфюмерией и косметикой Бахтияр Расул говорит Al-Monitor: «Пусть  эмигранты приедут на Рождество в свой город Камышлы. Семьи воссоединятся, и фейерверки осветят городское небо, а семьи  сядут за стол.

Он добавляет: «Мы чувствовали, что наш город был самым красивым городом в мире. Соседи будут праздновать вместе и делиться домашними сладостями».

Расул вспоминает прошлые годы и рассказывает, как курды праздновали эти праздники. «Да,Санта-Клаус (Дед Мороз) не является частью курдской культуры, и наши дети  никогда не ждали, когда он приедет и принесет подарки. У нас был особый ритуал. Молодые курды ходят переодетыми из дома в дом, желая семьям нового ребенка, денег, подарков и еды в новом году».

Но, по словам Расула, радости нет. Он говорит: «Ну нет веселья. Каждый год мы говорим, что годом раньше было лучше. В этом году мы переживаем двойную трагедию. Слушая, как переселенцы из Сере Кани, Африна и Гре Сапи разговаривают друг с другом на рынках, я чувствую разочарование курдов. Мы забыли, как можно  смеяться, и это повлияло на наших детей. Они больше не улыбаются.

Расул много лет был торговцем в провинции. «Наши продажи существенно упали. Страшный рост курса доллара минимизировал покупательную способность. Люди боятся будущего. Они предпочитают экономить деньги, а не тратить их на праздники», — говорит он.

Зажатые между рождественскими радостями, трагедиями войны, эмиграции и бомбежек курды, ассирийцы и арабы в Рожаве находятся в замешательстве и боятся будущего.

Автор —  Шиван Ибрагим, журналист, пишущий на арабо-курдскую тематику.

Al-Monitor          Перевод   RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи