Эксперт: Почему единство ПСК важно для иракских курдов

Эксперт: Почему единство ПСК важно для иракских курдов

Хотя полуавтономный регион Курдистан в Ираке  не пострадал от волны протестов, наблюдаемой в других частях страны, он также испытывает соcтояние политической неопределенности. Во многом это связано с фракционными расколами внутри Патриотического союза Курдистана (ПСК), который вместе с Демократической партией Курдистана (ДПК) правит регионом в течение двух десятилетий.

За последние несколько лет раскол в руководстве ПСК вызвал нестабильность в районах автономии,  где он   доминирует (в основном на востоке), и усилил напряженность в отношениях с ДПК. Это помешало курдскому политическому истеблишменту создать единый фронт перед лицом ряда крупных политических событий последних лет, включая продолжающиеся политические беспорядки в Багдаде.

Чтобы предотвратить внутренние потрясения в  регионе, жизненно важно, чтобы ПСК покончила с внутренней фракционностью и объединилась под  одним лидером. Предстоящий съезд партии 21 декабря может стать последним шансом сделать это.

ПСК : фракционность и враждебность с ДПК

ПСК была основана Джалалом Талабани и несколькими другими лидерами после краха курдского восстания в 1975 году. Талабани вышел из ДПК в начале 1970-х годов, в основном из-за централизации власти в руках клана  Барзани, который доминировал в партии с момента  ее основания. Он хотел создать более современную партию, которая бы не  основывалась на принципе семейственности.

ПСК предложила новый политический дом людям, которые не хотели присоединяться к консервативной ДПК и сумели активизировать курдскую борьбу в конце 1970-х годов, начав мятеж против Багдада.

Напряженность между ПСК и ДПК в конечном итоге переросла в полноценную курдскую гражданскую войну в 1990-х годах. В 1998 году администрация Клинтона заключила мирное соглашение между семьями Барзани и Талабани, и после вторжения США в Ирак в 2003 году они достигли соглашения о разделе власти  в иракско-курдской автономии.

Это еще более укрепило единоличный  контроль  ДПК и ПСК, соответственно, на западе и востоке Башура, и позволило им монополизировать политическую и экономическую власть и развить обширные  сети служащих их интересам сил и институтов.

Общественное  недовольство растущей коррупцией и укрепление партий привел к трещинам внутри ПСК, которые, в отличие от ДПК, всегда имели различные центры силы в своем руководстве.

В 2009 году  заместитель лидера ПСК  Навширван Мустафа и его сторонники отделились от партии, чтобы создать движение Горран. Затем, когда Талабани,  долгое время удерживавший единство партии , заболел в 2012 году, внутренняя фракционность усилилась.

Это отразилось на выборах 2013 года, когда ПСК заняла третье место в регионе. В результате ДПК потребовала большей доли политической власти и отказалась рассматривать ПСК как равного партнера, что усилило напряженность в отношениях между двумя партиями.

Когда здоровье Талабани ухудшилось, его жена, Херо Ахмед, стала де-факто лидером, что дало их сыновьям Бафелю и Кубаду и их племяннику Лахуру Талабани больше власти. Первый заместитель Генерального секретаря Косрат Расул и второй заместитель Генерального секретаря Бархам Салих постепенно оказались в изоляции. Расул пригрозил уйти в отставку, в то время как Салих в конце концов отделился от  членства в партии и сформировал Коалицию за демократию и справедливость (CDJ) в 2018 году.

Эта внутренняя борьба за власть разыгралась как  во время войны против группы  ДАИШ, которая причинила Соединенным Штатам и другим западным странам серьезную головную боль. Один высокопоставленный американский дипломат сказал мне: «Мы должны были бывать в Сулеймании почти каждую неделю, чтобы, не дай Бог, гражданская война вновь не разразилась между различными фракциями ПСК».

Тот факт, что различные центры силы в ПСК управляют своими собственными вооруженными формированиями, также угрожала стабильности КРГ в 2017 году, когда ДПК и другие курдские партии решили провести референдум о независимости.

Семья  Талабани не была полностью готова к референдуму, в то время как Расул и другие лидеры ПСК поддержали его. Следовательно, в октябре 2017 г. клан Талабани  якобы заключил сделку с иракской армией, чтобы вывести лояльные ему силы Пешмерга   из «спорного» и  богатого нефтью Киркука, который находился под контролем правительства КРГ со времени 2014 года.

Это еще раз усилило враждебность между ДПК и ПСК и привело к распаду объединенных сил Пешмерга. Это также усложнило формирование нового Регионального правительства Курдистана после выборов 2018 года и заставило некоторых говорить о другом вооруженном конфликте.

Внутренний кризис ПСК вновь усилился в 2018 году, когда нужно было избрать иракского президента. Согласно соглашению о разделении власти между иракскими курдами, суннитами и мусульманами-шиитами, он должен быть курдом; и в соответствии с соглашением о разделе власти между ДПК и ПСК он должен быть членом ПСК (в то время как член ДПК получает президентство в автономии).

Член политического бюро ПСК Мала Бахтияр и Салих соревновались за этот пост между собой. Старший сын Талабани Бафель и его двоюродный брат Лахур, который является директором разведывательного агентства  Курдистана  и Контртеррористической группы (КТГ), пообещали Салиху пост президента Ирака в обмен на воссоединение с ПСК и отказ от своего проекта CDJ. Это разозлило Бахтияра, который, вместе с рядом сторонников,  вышел из партии.

Поскольку кризис в ПСК углубился за последние несколько лет, именно простые  люди, живущие в районах, которые он контролирует, понесли основные потери. Предоставление услуг, таких как электричество и водоснабжение, ухудшилось, базовая инфраструктура разрушилась, возросла дисфункция государственных учреждений, а экономический застой и нехватка рабочих мест охватили регион. И все из-за отсутствия подотчетности и политической стабильности в условиях кризиса в ПСК.

Стабилизация ПСК и КРГ

21 декабря ПСК проведет свой первый конгресс почти за 10 лет. Согласно внутреннему уставу, он должен проводиться каждые три года, но различные политические неудачи в партии, война против ДАИШ и руководство, желавшее сохранить статус-кво, постоянно откладывали его.

В настоящее время существует два лидерских лагеря — официальный и неофициальный. Официальный лагерь представляет партийных деятелей, которые были избраны на съезде  2010 года, или старую гвардию: первого заместителя Генерального секретаря Расула, второго заместителя Генерального секретаря Салиха и Херо Ахмед.

Неофициальный лагерь включает Бафеля и Кубада Талабани и их двоюродного брата Лахура; все трое пользуются огромными политическими, экономическими и силовыми ресурсами  в ПСК.

Согласно сообщениям, борьба между этими двумя лагерями была урегулирована на основе соглашения между Бафелем и Расулом. Предполагается реорганизовать структуру ПСК, чтобы удовлетворить политические и экономические интересы и амбиции различных центров власти. Круг Бафеля хочет удостовериться, что Расул не станет лидером партии, поэтому он сам может баллотироваться на пост и предотвратить любые возможные последствия и раскол во время конгресса. По словам Сади Ахмеда Пира, члена ПСК, Салих — еще один потенциальный соперник, с которым может работать дом Талабани.

В то время как Бафель пользуется некоторой популярностью среди базы ПСК, другие опасаются, что если он станет лидером ПСК, это превратит ее в новую «семейную» партию, такую ​​же, как ДПК. Хотя это могло бы принести некоторую стабильность, оно поставило бы курдскую политику под почти исключительный контроль двух больших семей — Барзани и Талабани.

Однако риски еще больше увеличатся, если лидер, который может объединить партию, не будет избран. Это может привести к краху ПСК, что позволит обеспечить беспрецедентное доминирование ДПК над всем КРГ. С исчезновением ПСК — традиционного противовеса ДПК, зарождающаяся демократия в регионе окажется под серьезной угрозой, а новый  внутренний конфликт — еще более вероятным.

На национальном уровне ПСК играет важную роль в балансировании и посредничестве между шиитскими религиозными и политическими силами в Багдаде. В условиях серьезного политического кризиса в Ираке ликвидация одного политического посредника  не сулит ничего хорошего стране.

В этом смысле успех ПСК в восстановлении единства имеет решающее значение для стабильности как автономного Курдистана, так и всего Ирака.

Автор — Ереван Саид, курдо-американский журналист и эксперт-исследователь Ближневосточного института (США).

Источник- Al-Jazeera     Перевод- RiaTaza.com

В статье выражено исключительно личное мнение автора

Об авторе

Похожие записи