Дэвид Романо: Отношения Турции и США на грани реального разрыва

Дэвид Романо: Отношения Турции и США на грани реального разрыва

На этой неделе президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил аннулировать разрешение США на использование общей авиабазы ​​Турции  и НАТО в Инджирлике. Наряду с Инджирликом, г-н Эрдоган и его министры также объявили, что радиолокационная база раннего предупреждения НАТО Курджелик в восточной провинции Малатья может быть закрыта для использования американцами и НАТО.

Эрдоган выступил с угрозами, пытаясь сорвать надвигающиеся санкции США против Турции за покупку российской системы противоракетной обороны С-400 и вторжение в северную Сирию, где турецкие исламистские союзники напали на курдских союзников США и совершили грубые нарушения прав человека в отношении гражданских лиц. Конгресс и Сенат США также только что приняли законопроект о признании геноцида армян, совершенного Османской империей в начале 20-го века, что еще больше обострило отношения с Турцией.

Хотя президент США Трамп не интересовался законопроектом о геноциде армян и даже сенаторы-республиканцы блокировали законопроект три раза, во многом Сенат принял его против своей воли. То же самое относится и к санкциям против Турции, когда различные законодательные акты начинают проходить через законодательные органы США.

Жесткая позиция в отношении Турции фактически является единственной проблемой, которая в эти дни вызвала двухпартийное единство в Вашингтоне, и даже республиканские сенаторы и конгрессмены готовы бросить вызов президенту по этому вопросу. Все более вероятно, что, как и в случае с законопроектом о геноциде армян, в ближайшем будущем могут быть предусмотрены одобренные  двумя партиями и, следовательно, устойчивые против возможного «вето» санкции против Турции.

В зависимости от того, каким образом будут сформулированы   санкции, они могут пойти дальше, чем отказывать Турции в американском вооружении и нанести серьезный ущерб экономике Турции, которая уже стоит на грани депрессии. Такой исход создаст серьезные проблемы для г-на Эрдогана, популярность которого снижается и который сейчас сталкивается с появлением новых  оппозиционных партий, основанных его бывшими политическими союзниками.

Некоторые аналитики задаются вопросом, может ли турецко-американский разрыв в отношениях стать таким же тяжелым, как в период 1974-78 годов, после того как Турция вторглась на Кипр. После вторжения Вашингтон ввел мораторий на продажу оружия Турции, а Анкара в ответ запретила американцам использовать авиабазу Инджирлик. Соединенные Штаты вернулись на эту авиабазу  только в 1978 году, когда они возобновили военную помощь Турции.

Хотя Турция еще  не закрыла базу для американцев, а Вашингтон еще не принял закон о санкциях против Турции, отношения на самом деле уже хуже, чем в 1974 году. Тогда, во время вторжения Турции на Кипр американцы и турки разделяли много важных и общих стратегические интересы. Они  были только не согласны  по Кипру. Турция посчитала неприемлемыми попытки киприотов-греков объединиться с Грецией и репрессии против  этнических киприотов-турок, в то время как американцы не слишком заботились об этих проблемах и лишь хотели избежать военного конфликта между своими греческими и турецкими союзниками по НАТО.

Все годы  «холодной войны» Турция оставалась незаменимой для стратегий США и НАТО против Советского Союза. Сухопутная граница Турции с Советским Союзом сделала ее одним из важнейших союзников по НАТО. Турция в то время также оставалась воинственно светским и прозападным государством, избегая глубокого увязания в ситуации  на Ближнем Востоке.

Все не так сегодня. Холодная война закончилась, и многие американцы считают радикальных исламистских джихадистов большей угрозой, чем Россия. Даже для тех, кто все еще считает Россию серьезной угрозой, растущая любовная связь Анкары с Москвой, включая совместные трубопроводные проекты и закупку российской военной техники, делает Турцию все более ответственной перед НАТО. Поддержка правительством Эрдогана исламистских группировок по всему региону, от относительно умеренных «Братьев-мусульман» до «Хамаса», «Аль-Каиды» в Сирии и других, также указывает на то, что новые турецкие интересы полностью расходятся с американскими. В сочетании с растущим исламистским дискурсом Анкары и яростной антиамериканской риторикой (главным образом для внутреннего потребления) многие в Вашингтоне задаются вопросом, является ли Турция новой возникающей угрозой для них, и нужно ли из-за нее беспокоится. Турецкий великодержавный национализм, военные маневры и пограничные акции, действия на Средиземном море, когда турецкие военно-морские суда угрожают греческим, кипрским и израильским судам, ведущим бурение на газ, тоже не способствуют ослаблению напряженности.

В этих обстоятельствах мудрые политики в Вашингтоне могут рассмотреть вопрос о выводе американских сил и особенно американских ядерных боеголовок с базы Инджирлик, даже если Эрдоган не выполнит свою угрозу. Греция, Кипр и Иракский Курдистан предлагают альтернативные места для баз. За закрытыми дверями американцы могут даже предложить сделку с русскими и спросить их: «Что вы нам дадите в ответ на вывод наших войск из Турции?».

Дэвид Романо ИА Rudaw     Перевод  RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи